ЛитМир - Электронная Библиотека

– Потому что они любопытны, как все дети.

– Трое на одного и притом со спины?

Эльяр повернул свою змеиную голову в сторону юноши.

– Ну разумеется, — сказал эльяр, и Джошуа показалось, что он различил в его голосе недоумение. – Почему ты думаешь, что все одновременно должны были напасть на тебя спереди? Это влечет за собой поражение. Боль.

–  Это то, что мы называем… – Джошуа не смог найти подходящего выражения на эльярском и снова перешел на земной язык, – трусостью.

– Это слово я слышал, но не понимаю его смысла.

– Мы не уважаем тех, кому недостает мужества вести поединок… — опять в эльярском языке не нашлось подходящего термина, – честно.

– Мне кажется, я понимаю, что означает последнее слово. Но у вас свои обычаи, у нас – свои.

– Так все-таки почему ты помог мне?

Наступила пауза.

– Я не знаю, — наконец ответил эльяр. – Порою мне кажется, что я сумасшедший.

– Ты первый эльяр, который отнесся ко мне не как… к червяку.

– Как я уже сказал, многие считают меня сумасшедшим. Но ты не знаешь моего имени. Можешь называть меня Таен. Вероятно, имя в какой-то степени объясняет мое поведение, поскольку оно означает: Тот, Кто Стоит в Стороне и Наблюдает.

Глаза Джошуа открылись, и, отреагировав на это, корабль сделал освещение чуть ярче. Некоторое время Джошуа лежал неподвижно.

– Но почему? – пробормотал Джошуа. – Разве прежде этот сон не вызывал у меня беспокойства?

Вскоре его глаза закрылись, дыхание стало ровным, и корабль снова притушил свет.

«Грааль» вышел на тормозную орбиту и, три раза облетев Тринити, начал приближаться к главному острову Морн-де-Эссе. У Вольфа появилась возможность сравнить компьютерное изображение с реальностью.

Тринити почти полностью была покрыта водой. Два пустынных материка возле экватора гасили высокие приливные волны, вызванные притяжением трех спутников, что делало расположенные между ними в экваториальной зоне острова пригодными для жизни, а мелкие моря – для навигации. К северу и югу от материков волны, не встречая препятствия, с сокрушительной силой накатывались на скалистые уступы, все еще кое-где поднимающиеся из кипящего океана.

Морн-де-Эссе, как свернувшаяся змея, окружал около полусотни более мелких островов. Столица Тринити и единственный крупный город Диамант располагался на берегу самой большой бухты Морн-де-Эссе. Его извилистые улицы поднимались вверх по склонам холмов, которые подходили почти к самой воде.

– Контрольная служба Тринити на линии. Требует сообщить им какие-то данные.

– Выведи их на линию внутренней связи. В динамике послышался треск.

– Никаких проблем, – ответил Вольф и задумался, почему все диспетчеры, не важно, люди это или роботы, всегда так растягивают слова, будто в их распоряжении неограниченное количество времени.

– Мы можем предложить вашему кораблю два места для посадки. Одно из них – Буле, космопорт со всеми удобствами, расположенный на суше, второе – порт Диамант, в бухте, рядом с городом. Корабли швартуются, как морские суда, возле буев. Доступ к местным линиям связи имеется в верхней части буя, водное такси можно вызвать по кому или просто голосом. Космодром Буле – десять кредитов в сутки, Диамант – пятьдесят. Вы приняли решение?

– Мы выбираем Диамант.

– Принято. Передаем вас диспетчерской службе Диаманта.

– Заходи на посадку, – скомандовал Вольф. – Постарайся приводниться, как яхта какого-нибудь богатого сукина сына. Плесни брызгами кому-нибудь в лицо.

– Предположение: это не приказ, – произнес корабль. – Вы просто пошутили.

– Спасибо, что сказал мне об этом.

Корабль опустился в воду, как осторожная матрона в переполненную ванну, и Вольф через установленные снаружи микрофоны услышал шипение перегретого пара, поднявшегося в воздух от раскалившегося в атмосфере корпуса. На вспомогательном двигателе корабль вошел в гавань, где к вытянувшимся в ряд буям были пришвартованы как морские яхты, так и звездолеты. Из приготовленного для них буя навстречу кораблю вылетели швартовы с магнитными захватами.

– Диспетчерская служба Диаманта сообщает, что за дополнительную плату в наше распоряжение могут быть предоставлены якоря, которые они советуют применять в случае шторма. Что мне ответить? Я не знаком с подобным устройством.

– Откажись. Они и так уже содрали с нас достаточно. Инструкция: если в мое отсутствие поднимется шторм, принять все меры, необходимые для того, чтобы не подвергать себя опасности, включая экстренный взлет.

– Принято. Выключаю двигатель. Искусственная гравитация исчезла, на что уши Джошуа ответили легкой жалобой. Корабль плавно покачивался на волнах.

– Открывай люк, и давай посмотрим, куда нас занесло, – сказал Вольф.

Корабль открыл шлюз и выдвинул причальную платформу. Она зависла в двух футах над поверхностью океана.

Голубая вода была спокойной, яркое солнце играло белыми бликами на крышах Диаманта. Легкий бриз ласковыми материнскими пальцами погладил водную поверхность и незаметно исчез. Это были такой день и такой мир, которые словно бы говорили, что не существует ничего важнее настоящего.

– Эй, капитан!

Голос доносился из ярко раскрашенного катера, который, к удивлению Джошуа, по-видимому, был сделан из дерева. Его владелица имела коротко подстриженные волосы, стройную фигуру и выглядела примерно лет на четырнадцать. Она была одета в шорты и мешковатую куртку с надписью «Водное такси Либаноса».

– Вам нужно на берег?

– Через некоторое время.

Молодая девушка умело подвела катер к платформе «Грааля», вовремя переключив двигатель на обратный ход. Катер мягко соприкоснулся с корпусом корабля.

– Какое время? Если прямо сейчас, то поехали. В противном случае я подберу вас следующим рейсом.

Ничего не ответив, Джошуа вернулся внутрь корабля, коснулся пальцем стены и достал монеты из выдвинувшегося ящика. Затем он снова вышел на причальную платформу.

– Сколько ты берешь в час?

– Два кредита. – Девушка улыбнулась. – И больше, если мне покажется, что вы на это способны.

Джошуа подбросил в воздух монеты, и их отражения заплясали в прозрачной воде. Девушка поймала их одной рукой и убрала в карман шорт.

– Я ваша… на два часа. Что вы хотите? Совершить обзорную экскурсию?

– Как только работники таможни отпустят меня. Девушка заливисто рассмеялась.

– Капитан, на Тринити нет таможни! Они уже проверили ваш кредитный баланс, прежде чем дать разрешение на посадку, особенно в этой гавани. Если вы платежеспособны, то добро пожаловать. Надеюсь, вы не привезли с собой никакой заразы, а то мои прививки уже утратили силу.

– Мы здоровы, как две лошади. Как тебя?..

– Можете называть меня Тетис. Джошуа улыбнулся.

– Ты сама выбрала себе имя или поручила сделать это какой-нибудь таинственной особе с хрустальным шаром?

– Имя дал мне дедушка. Он говорит, что ему никогда не нравилось, как меня назвали при рождении. – Она пожала плечами. – Теперь я даже не помню своего настоящего имени.

– Меня зовут Джошуа Вольф. Подожди, я возьму кое-какие вещи.

Как только Джошуа перебрался в катер Тетис, створки шлюза с шипением захлопнулись, а причальная платформа вернулась в паз. На Джошуа были надеты белые брюки, матерчатые туфли, легкая зеленая рубашка и ветровка из грубого шелка. Со стороны казалось, что он не вооружен.

– Куда?

– Как ты и сказала, обзорная экскурсия. Я хотел бы посмотреть, как выглядит остров с моря. Никогда не был здесь раньше.

Тетис завела двигатель, и, набрав скорость, катер с шипением взрезал водную поверхность, оставляя позади себя белый след. Катер казался очень старомодным. Восемнадцати футов в длину, он имел закрытый носовой отсек, ветровое стекло и три ряда сидений. Корпус был лакированным, а все металлические детали ярко блестели на солнце.

20
{"b":"2581","o":1}