ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Миф. Греческие мифы в пересказе
День коронации (сборник)
Ты сильнее, чем ты думаешь. Гид по твоей самооценке
Моя гениальная подруга
Немой
Remodelista. Уютный дом. Простые и стильные идеи организации пространства
Вне сезона (сборник)
Ее последний вздох
Квази

– Мне снился Саурос, – медленно произнес Вольф.

– И что ты там делал?

– Я разговаривал со своим эльярским другом Таеном. Полагаю, он был моим другом. Я ни разу не спрашивал его об этом, а он сам никогда мне не говорил.

– Ну и о чем вы с ним беседовали?

– Он показывал мне точки на теле, простого прикосновения к которым достаточно, чтобы вызвать смерть.

Кандия вздрогнула.

– Нет ничего удивительного в том, что ты кричал!

– Нет, – возразил Джошуа. – Мне было интересно. Таен помогал мне переносить эти точки с тела эльяра на тело человека.

– И это называется друг? – недоверчиво спросила Кандия.

– Друг. И учитель.

– А он учил тебя чему-нибудь другому, кроме как убивать людей?

Джошуа хотел ответить, но передумал. Слова могли завести его слишком далеко.

– Да. Учил. Но ничему такому, о чем стоило бы вспоминать.

– Я тебе не верю, – заявила Кандия после короткой паузы. – Но у каждого есть свои секреты. Вот. Теперь ты снова сухой. Подумай о чем-нибудь приятном.

Она поцеловала его в лоб, выключила свет и, повернувшись к нему спиной, притворилась спящей.

Джошуа долгое время лежал без сна. Думал. Вспоминал.

– Очень хорошо, — сказал Таен. – Я решил, что я сумасшедший. Я научу тебя сражаться. Но тебе придется узнать больше о нашем Пути. Птица не сможет парить в воздухе, пока не познает природу ветра.

Юноша поклонился.

– Ты перестанешь меня любить после того, как я начну обучение, — предупредил Таен. – Я не любил – и, возможно, до сих пор не люблю – того, кто учил меня. Но так и должно быть.

Без предупреждения щупальце эльяра ударило юношу в область живота, сбив его с ног. Джошуа тяжело ударился о землю, но, перекатившись через голову, поджал под себя ноги и быстро поднялся.

Эльяр подошел ближе. Джошуа попытался нанести удар ногой, но щупальце Таена легким прикосновением заставило его потерять равновесие.

Вольф опять больно ударился, но не издал ни единого звука.

– Хорошо, — одобрительно произнес эльяр. – Показывать боль – значит лишать свою оболочку, свое тело возможности обучаться. Но это последняя похвала, которую ты от меня услышал.

– Я знаю способы становиться невидимым, — заявил юноша. – Они относятся к другому Пути, но я с ними знаком.

– Поделись со мной, червяк, своей мудростью. Джошуа сделал глубокий вдох.

– Ты не становишься на самом деле невидимым. Ты просто движешься вне пределов чьего-либо восприятия. Сбоку, сверху, снизу. Или заставляешь смотреть в другую сторону. Касаешься одного плеча, ныряешь под другое, когда человек поворачивается, и у него создается впечатление, что он осмотрел все пространство.

Другой способ – это использовать игру освещения. Двигайся в сторону более яркого света или большей темноты – и ты останешься незамеченным.

– Чихать я хотел на такие глупости, — сказал Таен. – Вот способ эльяров.

Он повернулся в одну сторону, затем в другую. Джошуа почувствовал резь в глазах и на мгновение отвел взгляд в сторону. Позади Таена находился стол, а на столе стояла ваза.

– Вот что я имел в виду. Это сделать сложнее, когда кто-то смотрит прямо на тебя, и проще, если его глаза сфокусированы на чем-то еще, а затем он переводит взгляд в твою сторону. Но это еще одна премудрость, которой тебе предстоит научиться.

Джошуа улыбнулся в темноте.

Эльяр медленно приближался к нему, обходя сбоку. Джошуа повернулся и сделал шаг в сторону. Щупальце эльяра вылетело вперед. Поднырнув под него, Джошуа слегка коснулся щупальца тремя пальцами и почувствовал боль Таена. Эльяр попытался сделать подсечку, но Джошуа отбил его ногу в сторону.

Таен пошатнулся, и Джошуа нанес ему удар ногой в грудь, заставив худого инопланетянина упасть навзничь. Таен поджал под себя ноги и приготовился вскочить, но, увидев, что Джошуа уже склонился над ним и занес руку для добивающего удара, вновь опустился на землю.

– Ты научился всему, что я знаю. Теперь пришло время подыскать тебе имя. Затем ты должен продолжить обучение, но уже у других наставников. Мне нужно поговорить с нашими старейшинами и посмотреть кодекс, чтобы добиться разрешения, но я чувствую, что время для тебя уже наступило. Затем, если они согласятся, мы совершим путешествие в пустынные земли, туда, где царят ветер и ночь.

Там нас будет ждать Страж. Я научу тебя словам, которые ты должен будешь ему сказать. Тебе следует хорошенько их запомнить, чтобы не сделать ошибки и не заставить меня выглядеть в его глазах слепцом.

К Джошуа пришло еще одно воспоминание.

Ему двадцать лет. Он стоит один перед зеленым туманом, который отмечал границы лагеря для пленных землян. Если хочешь покончить счеты с жизнью, зайди в туман – и будешь мертв.

Он не обращал на туман особого внимания. После почти трех лет, проведенных здесь, туман стал частью его самого, так же как и длинные покосившиеся бараки, постоянное чувство голода, лохмотья и холод.

И обжигающее душу одиночество.

Он не позволял себе думать об этом.

Чтобы очистить разум от ненужных мыслей, Джошуа начал свои упражнения, которые он делал каждый день на заре и в сумерках. Он медленно и размеренно повторял заученные движения, позволяя сознанию унестись прочь, туда, где царят мир и покой.

– Эй, ты!

Состояние умиротворенности покинуло его. Он обернулся.

Их было четверо. Возглавлял компанию его ровесник, сын водителя, работавшего при посольстве до того, как началась война. Рядом с ним находился морской пехотинец из охраны посольства, предпочитавший общество более молодых людей компании нескольких оставшихся в живых солдат из его подразделения. Об остальных двоих Джошуа ничего не знал, кроме того, что они всегда сопровождали сына водителя.

Все они были крупнее Вольфа, поскольку, очевидно, нашли способ добывать еду, дополняющую скудный лагерный рацион.

Вольф ничего не ответил.

Они встали полукругом, держась примерно в восьми футах от него.

– Мы решили немного вправить тебе мозги, – заявил сын водителя. – Напомнить тебе, что нам всем здесь нужно держаться вместе, не забывая, что мы люди, а не дрожащие слизняки. Мы не собираемся торчать здесь вечно и хотим быть готовыми, когда придет время, нанести ответный удар. Нам не нравится, что ты занимаешься с этим эльярским дерьмом. Пытаешься стать похожим на них. Мы видели, как ты их изучаешь. Может быть, ты хочешь…

Внезапно Джошуа оказался рядом с ним на расстоянии менее одного фута. Два пальца коснулись головы молодого человека точно у основания челюсти. Издав сдавленный крик, тот упал на спину.

Морской пехотинец попытался принять боевую стойку, но, прежде чем его руки поднялись до уровня груди, Джошуа ударил его обратной стороной ладони. Хватая ртом воздух и выпучив глаза, тот медленно осел на землю.

Остальные, подняв руки, попятились назад.

– Заберите этих двоих, – приказал Вольф. – И никогда больше ко мне не приближайтесь. Не смейте не то что говорить, но даже думать обо мне. Вам все понятно?

Не дожидаясь ответа, он повернулся к ним спиной. Он снова начал совершать медленные движения, глядя на зеленый туман, позволяя своему сознанию изучить его, коснуться, проникнуть внутрь и за него.

Он едва расслышал какие-то шаркающие звуки, когда те двое оттаскивали в сторону своих друзей.

На этом воспоминание закончилось. Вольф повернулся на бок и уснул.

– Они держатся настороже, даже несмотря на то, что хозяина нет поблизости, – сказал Либанос, опуская прибор ночного видения. – Я насчитал троих. Двое прогуливаются по открытому пространству, третий держится чуть сзади, наблюдая за остальными.

– Их четверо, – поправил его Джошуа. – Еще один примерно в двадцати ярдах от открытого пространства, чуть в стороне от тропинки. Он стоит почти неподвижно… вот сейчас пошевелился.

– Мистер, вы ведь даже не использовали бинокль. Как вам удалось его разглядеть?

30
{"b":"2581","o":1}