ЛитМир - Электронная Библиотека

– Понятно. Когда этот мистер Вольф появится здесь, может быть, вы найдете подходящий момент представить нас друг другу?

– Я буду счастлив.

Самотраки снова поклонился, и Россе по знаку Сутро передал ему пачку банкнот.

– Ну а теперь, – объявил Сутро громовым голосом, заставившим обернуться нескольких посетителей, – с чего начнем? Выпивка, а затем небольшая разминка?

Телохранители хором выразили свой энтузиазм, и маленькая группа направилась к одному из залов казино.

Кандия спустилась к причалу.

– Тебе здесь не одиноко? – поинтересовалась она у девушки.

– Я вернусь, как только сделаю один звонок, – сказала Тетис – Так приказал Джошуа. Никто меня не тронет.

Она расстегнула ветровку, и Кандия увидела рукоятку пистолета, торчащую из-за пояса.

– Мне дал его дедушка и научил им пользоваться. Есть люди, которые думают, что, заплатив мне деньги за перевозку, они получают право на что-то еще. Но их заблуждение длится не долго. Тебе самой стоит подумать о том, чтобы все время оставаться на виду, создавая себе алиби, как и было задумано. Ведь когда поднимется суматоха, тебе придется поторопиться.

Девушка и женщина обменялись взглядами, полными взаимной антипатии, присовокупив к ним любезные улыбки, и танцовщица поспешила в сторону казино.

– Делайте ваши ставки, господа, – объявил крупье с тонкими усиками, сверкнув ослепительно белой улыбкой.

– Passe, – сказал Сутро и бросил на квадрат пачку денег. [4]

Подняв многоязычный гомон, другие игроки тоже сделали свои ставки.

– Я люблю живую игру и терпеть не могу играть в рулетку с каким-нибудь чертовым роботом, – заявил Сутро.

– С таким же успехом можно играть дома в видеоигру, – согласился с ним Россе.

Крупье нагнул голову, выразив свое согласие, и, скрестив руки, раскрутил колесо рулетки. В тот же момент он бросил против вращения маленький шарик из слоновой кости.

Шарик запрыгал по бороздкам, постепенно теряя скорость: красное, черное, снова красное.

Затем он подпрыгнул еще раз и застыл на месте.

– Sept, – сказал крупье. [5]

Другой крупье начал сгребать деньги деревянной лопаточкой. Сутро с невозмутимым выражением на лице проводил взглядом свои деньги. Он протянул руку, и Россе вложил в нее новую пачку банкнот.

– Мистер Сутро?

Недовольный тем, что его отрывают, Сутро, нахмурившись, обернулся. За его спиной стоял Самотраки.

– Джентльмен, с которым вы желали встретиться, сегодня вечером здесь не появится, – произнес менеджер таким тоном, словно эта новость была для него личной трагедией. – Один из его друзей сказал мне, что он заболел.

– Может быть, в другой раз, – произнес Сутро равнодушным голосом.

– Господа, делайте ставки, – снова объявил маленький щеголеватый человек.

Сделав глоток шампанского, Сутро задумчиво посмотрел на колесо.

– На сегодня достаточно, – решил он.

Натянув тонкие перчатки, Тетис бросила монету в видеофон и набрала нужный номер. На микрофон она надела круглый фильтр, изменяющий голос до неузнаваемости. Когда экран ожил, она закрыла камеру, передающую изображение, куском пластика.

Вольф скинул с себя одежду, оставшись в черном, плотно облегающем тело гидрокостюме. Рядом с ним стоял Либанос, держа в руках очень большое и очень древнее огнестрельное оружие.

– Спрячьте его куда-нибудь, – посоветовал Вольф. – Совсем не нужно, чтобы кто-нибудь увидел, как вы размахиваете здесь этой пушкой.

Что-то пробурчав себе под нос, Либанос повиновался.

Вольф достал из маленького рюкзака подводный пистолет, пристегнул его к костюму, натянул на голову капюшон и приготовился к погружению.

Он вошел в воду без единого всплеска и медленно поплыл в темной воде гавани. Он приблизился к задней части лайтера и прижался ко все еще теплому соплу.

Вдох… глубокий, медленный, диафрагма опускается… выдох… снова вдох…

Его сердце работало размеренно и ритмично, как метроном.

Он протянул руку к корпусу и почувствовал человека, лениво развалившегося в кресле у пульта управления… дыши… Затем обнаружил еще одного у иллюминатора, ведущего наблюдение за причалом.

Черная тень бесшумно появилась из воды и поднялась на узкую ступеньку на корме лайтера. Вольф посмотрел на камеру над своей головой, решил, что она не включена, и нашел люк аварийного выхода. Он был закрыт на задвижку изнутри. Вольф попытался его открыть, но только сорвал ноготь. Он достал из ножен на поясе нож с тонким лезвием и просунул его в щель между люком и корпусом. Щелчок открывшейся задвижки, казалось, был оглушительно громким.

Посмотрев по сторонам и не заметив в гавани ничего, что могло бы ему помешать, он открыл люк.

Байни проворчал:

– Теперь твоя очередь следить за причалом. Мои глаза уже слезятся от усталости, – но не услышал ответа.

Байни, нахмурившись, отвернулся от иллюминатора, увидел тело Паре, безжизненно обмякшее в кресле перед пультом управления, и тут же сам потерял сознание: появившийся откуда-то сверху палец стукнул его по лбу.

Связав обоим телохранителям руки и ноги, Вольф достал из рюкзака фонарик с красным фильтром и два раза мигнул в сторону причала, где его сигнала ожидал Либанос.

* * *

– Успокойся, Дороти. В чем дело?

– Бомба, мистер Самотраки! Кто-то подложил сюда бомбу!

– Не надо так волноваться. Что бы ни произошло, ты не сделаешь положение лучше, если поддашься панике. Откуда ты об этом узнала?

– Кто-то только что позвонил по видеофону. Он не передал свое изображение. Он сказал, что подложил сюда бомбу – бомбы – и нас всех ждет скорая расплата за наши грехи!

Самотраки оставался невозмутимым.

– Ты у нас новенькая, Дороти. Здесь мы постоянно сталкиваемся с подобными угрозами. Обычно это либо чокнутые, либо дети. Как звучал голос?

– Не могу сказать. Он был каким-то… синтетическим. Ровным. Возможно, говорила женщина.

– Что именно она сказала? Попытайся вспомнить.

– Я запомнила каждое слово. – Женщина вздрогнула. – Голос сказал: «Вы все исчадия ада, погрязшие в пороках. Вы все приговорены, и вам нет спасения. Мы подложили бомбы, чтобы полностью уничтожить ваш вертеп. Первый взрыв будет предупредительным, остальные разрушат все до основания». Вот в точности его слова. Меня специально учили запоминать подобные сообщения.

– Поэтому ты и работаешь у нас на коммутаторе, – заметил Самотраки.

– Что же мы будем делать?

Самотраки задумчиво посмотрел вниз на переполненный зал.

Рука в перчатке протянулась к часам Вольфа и коснулась сенсора.

Коробка «реле» взорвалась, разметав металлические осколки по пустому чердаку. Сорванные взрывом осветительные приборы, подъемные блоки и канаты каскадом посыпались сквозь подвесной потолок на еще пустующую сцену.

Раздались испуганные крики публики, только что начавшей заполнять театр.

Услышав взрыв, Дороти завизжала и опрометью бросилась к выходу.

Самотраки достал ком из внутреннего кармана фрака и нажал на сенсор.

– Всем постам, всем постам! Начать немедленную эвакуацию казино. Это не учебная тревога! Приказываю службе безопасности немедленно связаться с полицией и сообщить ей, что в казино подложены бомбы. Повторяю, это не учебная тревога!

Его голос по-прежнему оставался ровным и спокойным…

Кандия спустилась на причал и прыгнула в катер. Тетис уже включила двигатель. Освободив единственный швартов, она задним ходом отвела «Дельфин» от причала, и на малой скорости катер покинул гавань.

Охрана Сутро, как и подобает опытным боевым ветеранам, медленно и осторожно отступала к единственному известному им безопасному месту.

вернуться

4

Ставка на номера от 19 до 36 (фр. ).

вернуться

5

Семь (фр. ).

32
{"b":"2581","o":1}