ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я использую обычный ком, – сказал он. – Я делаю звонок по межпланетной линии связи, адресованный определенному человеку, живущему в определенном мире и подключенному к определенной линии. Компьютер на моем корабле отслеживает все звонки по этому адресу, и команда делает посадку там, где я им скажу. Если координаты точки приземления изменились, я могу воспользоваться любым микроволновым передатчиком и, как только они войдут в атмосферу, сообщить им, где меня можно подобрать.

– Очень запутанно, – заметила Бори, – но предусмотрительно, так что я не удивлена. Вскоре мы попросим тебя их вызвать, но не сейчас. На кого ты работаешь?

Джошуа ничего не сказал и, напрягшись, ожидал удара.

– Нет, Тирма, не сейчас. Мы должны объяснить Джошуа Вольфу, что конкретно нас интересует, прежде чем продолжить оказывать на него физическое воздействие. Ты работаешь на Федерацию? Точнее, ты работаешь на разведслужбы Федерации? Если так, мы хотим знать, в чем именно заключается твоя миссия, все ее детали, включая имена агентов, осуществляющих контроль. Ты работаешь на органы безопасности Отверженных Миров? Или, быть может, твоя работа преследует какой-то личный интерес?

– Я преследую собственные цели.

– И в чем же они заключаются?

– Когда эльяры обучали меня, они использовали Лумину, – сказал Вольф. – Во время задержания Иннокентия Ходьяна я обнаружил у него этот камень. Мне захотелось выяснить, откуда он и где я смогу найти другие такие же камни. Вот почему я отправился к Пенруддоку.

Внимательно посмотрев на него, Бори сунула руку под стол, достала Лумину и положила ее перед собой.

– Мы еще вернемся к этой теме нашего разговора. Я не уверена, что готова поверить в твою историю.

Джошуа молча ждал дальнейших вопросов.

– Ходят слухи, что не все эльяры исчезли. Ты слышал подобные истории?

– Слышал.

– Ты в них веришь?

– Я проверил несколько таких историй и обнаружил, что все это чистой воды выдумки.

– Мы почти уверены в том, что ты ошибаешься, – сказала Бори. – Следующий вопрос. Ты когда-нибудь слышал о Матери Лумине? Возможно, она известна тебе как Правящий Камень. Считается, что он является своего рода контрольным устройством для всех Лумин.

– Я не слышал о нем.

Бори задумалась.

– Я не уверена, что готова принять и этот ответ. Мы повторим наш вопрос еще раз… при других обстоятельствах. Что тебе известно о «Секретах эльяров»?

Вольф удивленно приподнял брови.

– Бори, неужели Читет сходит с ума? Секреты эльяров? Какие? Вроде того, куда они ушли?

– Тирма!

Коренастый человек снова ударил Джошуа.

– Я имела в виду просветительное шоу «Секреты эльяров». Оно должно быть поставлено здесь, на Тринити, через несколько недель. Оно также было показано на Мадодари III незадолго до того, как от одного из наших друзей, который еще не присоединился к нам открыто, мы узнали, что судья Пенруддок приобрел Лумину. Мы невольно задумались, совпадение это или нет. Хотя мы в обязательном порядке просеиваем все факты, имеющие отношение к эльярам.

– Я в первый раз узнал об этом шоу из местной программы новостей по своему головизору сразу после того, как сюда прилетел, – сказал Джошуа. – Я не знаю о нем ничего, кроме того, что, на мой взгляд, это похоже на театр уродов. Позвольте вас кое о чем спросить. Надеюсь, ваш ручной головорез не изувечит меня за это. Зачем Читету нужна Лумина?

– Нас не особенно интересует сам этот камень, как и все остальные, что всплыли на поверхность. Однако за ними стоят проблемы значительно более крупные и более тонкие, которые нам необходимо решить. Мы считаем, что в этом заключается наш долг перед всем человечеством. Нам известно – не спрашивай откуда, – что вопрос с эльярами еще не решен до конца. Я больше ничего не намерена тебе объяснять и буду впредь задавать вопросы, на которые должна услышать правдивые ответы.

– А что произойдет потом?

– С тобой? Мы даруем тебе быструю и безболезненную смерть. Это необходимо. Одно время ты был связан с разведслужбой Федерации. Они не должны узнать о том, чем интересуется Читет. А что касается твоих спутников… то мы еще не решили, что в данном случае нам диктует логика.

– Вы меня здорово приободрили надеждой на счастливый конец.

– А разве нет, Джошуа Вольф? После окончания войны прошло уже много времени, и ты, наверное, забыл, как сладостна может быть сама мысль о смерти, которая положит конец долгой мучительной агонии. Отведите пленного в его комнату и сделайте с ним то, что я сказала.

Тирма толкнул Вольфа к двери.

В темном помещении склада он вместе с другим охранником избил Вольфа до потери сознания, в то время как третий читет держал наготове пистолет.

Когда к Джошуа вернулось сознание, ему было жарко, как в лихорадочном бреду. Свет бил ему прямо в глаза.

Он попытался прогнать туман из головы и посмотрел по сторонам в поисках воды.

Воды рядом не было.

За стеной раздались душераздирающие вопли бьющегося в агонии человека, и Джошуа подумал, что именно они вернули его к реальности.

Он решил, что это кричит Сутро.

Через мгновение его голова упала набок, и он уже больше ничего не слышал.

Джошуа снова пришел в себя, не имея ни малейшего представления, как долго он находился без чувств.

Снова он услышал крики.

Голос был женский.

– Нет! Пожалуйста! Не надо больше этого делать! Прошу вас! Это так больно!

Слова перешли в судорожные всхлипывания, умоляющие о помощи, но в ответ прозвучал утробный мужской смех.

Голос принадлежал Кандии.

Вольф, шатаясь, поднялся на ноги, приблизился к двери и уже собрался забарабанить в нее кулаками, но в последний момент успел себя остановить.

Дыши… дыши… земля держит тебя… дыши медленно…

Его руки некоторое время плавно двигались, словно рисуя что-то в воздухе. Затем он вернулся к дальней стене и опустился на пол. Его лицо было полностью безмятежным.

– Это не действует, – сказал техник. – Датчики, установленные на его одежде, показывают, что он абсолютно спокоен.

– Тогда выключи его, – приказала Бори.

Техник дотронулся до сенсора и выключил голосовой синтезатор, издающий пронзительные женские крики.

– Мы попробуем другой метод, – сказала она, сохраняя абсолютную невозмутимость.

Тело Вольфа было стянуто веревками, лицо кривилось от боли. К его соскам и пальцам ног тянулись тонкие проводки.

– Боль очень просто остановить, – произнесла Бори сочувствующим, дружелюбным голосом. – Нужно только сказать нам все, что тебе известно, и все сразу же кончится, ты получишь воду, еду и сможешь поспать. Иначе я могу поднять уровень боли. Или переместить контакты. У мужчин есть гораздо более чувствительные места, чем те, на которые мы сейчас воздействуем.

Дыши… дыши…

Она сделала знак рукой, и техник повернул регулятор.

Вольф снова задрожал, но затем его тело обмякло, лицо стало спокойным.

– Прекратить воздействие! – В голосе Бори в первый раз прозвучала тревога.

Техник повиновался.

– У него что, установлен блок самоубийства? Техник посмотрел на другой прибор.

– Я не знаю, – ответил он после некоторой паузы. – Не могу сказать. Но он, несомненно, находится под каким-то контролем. Посмотрите вот сюда, на экран. Все нервные окончания отвечают на воздействие, как и положено нервной системе взрослого мужчины, а затем совершенно внезапно они перестают реагировать… еще до того, как вы приказали мне остановиться.

Бори надолго задумалась.

– Отсоедини его, – сказала она наконец. – Сейчас трудно выяснить, какого рода физическую или ментальную энергию он использует. Можем ли мы попробовать применить наркотики?

– Я не уверен, что это даст немедленный результат, – ответил техник. – У нас не получится сразу оглушить его большой дозой, поскольку в таком случае наверняка произойдет то же самое. Вот если мы начнем с маленькой дозы и постепенно будем ее увеличивать… тогда, может быть, что-нибудь и получится.

36
{"b":"2581","o":1}