ЛитМир - Электронная Библиотека

– Замечательно, – сказал Вольф. – Нам не хватало только рекламы.

Он попытался найти панель, за которой скрывался передатчик капсулы, но так и не смог ничего обнаружить.

– У нас есть более серьезная проблема, – заметил Таен. – Посмотри на люк.

Вольф повернулся к корме и увидел, что в капсулу просачивается вода.

Он поспешил к люку. Металлическая поверхность люка в нижней части почернела и деформировалась. По краям темного пятна образовался шов, из которого просачивалась вода.

– Наш друг оказался лучшим стрелком, чем я думал, – сказал он.

Внезапно металл прогнулся внутрь, и в образовавшееся отверстие хлынула вода, заставив Вольфа отпрянуть назад.

– Мы можем чем-нибудь закрыть течь? – крикнул он.

– Я ничего не вижу, – сказал Таен.

Капсула быстро наполнялась, вода поднялась почти до колен. Вольф пробрался к панели управления и посмотрел в иллюминатор. Чернота снаружи уже не была такой непроглядной, и ему показалось, что он видит вверху слабый просвет. Он почувствовал боль в груди и, осознав, что нарастающее давление тоже может убить, начал равномерно выдыхать воздух.

– Делай… выдох… – с трудом произнес он.

– Вопрос, очевидно, заключается в том, – сказал Таен без всякого напряжения, – потеряем мы плавучесть до или после того, как достигнем поверхности.

Чернота снаружи приобрела зеленоватый оттенок, а затем их ослепил дневной свет. Выпрыгнув из воды, капсула на мгновение зависла в воздухе и снова рухнула вниз в объятия водной стихии. Вольфа бросило на стену, и у него потемнело в глазах. Он снова посмотрел в иллюминатор. Серая поверхность океана была покрыта белыми барашками.

– Течь не прекратилась? Таен приблизился к люку.

– Как интересно, – сказал он. – Я могу смотреть поверх океана. Очевидно, пробоина находится над самой поверхностью, хотя волны время от времени заносят воду внутрь. Если бы у нас была помпа, мы могли бы откачать всю воду и оказаться в полной безопасности.

– Помпа далеко не единственная вещь, которой нам здесь не хватает, – заметил Вольф.

Указатель курса на приборной панели был направлен вправо. Джошуа передвинул рычаг, регулирующий мощность двигателя, вперед до упора, повернул штурвал и вывел красную стрелку на центр шкалы.

Он услышал гудение двигателя, после чего капсула медленно и натужно пришла в движение. Пробоина теперь находилась прямо над водой.

Ты находишься в море… ты позволяешь ему обнять тебя… унести прочь… волны омывают тебя, перемещают в пространстве… ты уже не часть прилива… достигни земли, запомни землю, найди свой центр… найди вакуум… вернись одним целым…

Его дыхание замедлилось. Он чувствовал, но ничего не нашел. Он достал из кармана Лумину, сжал ее, не замечая, как она вспыхнула.

Таен что-то сказал, и Вольф почувствовал удивление в его голосе, но не позволил себе слышать его слова.

Там… за горизонтом… земля… джунгли… почувствуй ее.

Вольф непроизвольно повернулся в ту сторону, где на лежащем перед ним материке находилась «Многоножка», почувствовал расстояние до нее.

– Можно почти с полной уверенностью предположить, – сказал он, – что мы находимся всего лишь в десяти – двенадцати милях от лесозаготовительного предприятия, с которого я прибыл на станцию Торн.

Он потрогал пластырь, скрывавший под собой накостный микрофон, и вздрогнул, когда его пальцы обнаружили на поверхности глубокую царапину, неизвестно когда там появившуюся.

– Корабль, ты слышишь меня? Ответа не последовало.

– Корабль, ты понимаешь это послание? Снова тишина.

– Корабль, можешь ли ты обнаружить это устройство, поющее для тебя? Ответь немедленно на той же частоте.

– Я слышу пение на языке, никому не известном, — отозвался корабль. – Я отвечаю только потому, чтоавтором послания можешь быть только ты. Если ты был автором и предыдущего послания, то сообщаю, что характеристики твоего голоса больше не соответствуют заложенному в меня образцу, которому я должен повиноваться. Пожалуйста, объясни, в чем проблема. Предупреждаю, что, если объяснение не будет признано мной удовлетворительным, все последующие передачи с этой станции будут игнорироваться.

– Передатчик получил физические повреждения. Не прерывать связь. Это приказ. Ввожу программу экстренного перехвата управления. — И Вольф перешел на земной язык. – Хрупкость, Оникс, Три, Кровопускание.

– Послание получено и расшифровано. Приказ об экстренном перехвате управления принят. Проведен анализ на стрессовое состояние. Нет никаких признаков, что ты находишься под воздействием наркотиков или под контролем врага. Согласно заложенной в меня инструкции, я буду повиноваться.

– Черт, – пробормотал Джошуа. – Мне кажется, я слишком осторожен. Корабль, ты определил местоположение этой станции?

– Да.

– Поднимайся со дна, но не всплывай на поверхность до тех пор, пока не окажешься в миле от берега. Затем на полной мощности…

Его кости внезапно завибрировали от статических разрядов.

– Корабль, ты еще принимаешь эту станцию? Он по-прежнему чувствовал только статические разряды.

– Что такое? – спросил Таен.

– Точно не знаю, – ответил Вольф. – Надеюсь, просто статические разряды в атмосфере. Но готов поспорить, что ошибаюсь. У нас появились проблемы. Я думаю, кто-то перехватил нашу передачу и заглушил ее.

– Читеты?

Вольф пожал плечами.

– Полагаю, наилучшим выходом для нас будет направлять эту калошу к берегу, надеясь на то, что помехи прекратятся, и через некоторое время снова вызвать корабль.

Капюшон Таена раздулся и опал.

– Значит, так мы и поступим.

Через тридцать минут Вольф уже мог различить очертания суши, поднимающейся впереди из серой воды. Он не мог еще разглядеть «Многоножку», но держал стрелку указателя курса на центре шкалы. Менее чем через пять минут после этого в ровном гудении двигателя появились перебои, и вскоре он окончательно заглох. Капсула осела, и через пробоину в люке вновь начала проникать вода.

– Мы получили более серьезные повреждения, чем я думал, – сказал он. – Насколько ты силен в плавании?

– Я способен сохранять плавучесть в этих планетарных условиях, – ответил эльяр. – Однако я могу плыть лишь очень медленно. – Он вытянул перед собой тонкие щупальца. – Но я буду вовсю работать ногами и грести изо всех сил.

– Лучше тебе этого не делать, – посоветовал Вольф. – Я потащу тебя на буксире. Давай откроем люк и выберемся наружу.

Он нажал на сенсор. Моторы загудели, и, сдвинувшись с места, люк приоткрылся на несколько дюймов; затем раздался скрежет металла о металл. Джошуа нажал сенсор и услышал, как отключилось предохранительное реле.

Вцепившись в спинку одного из сидений, Джошуа ударил ногой по люку, потом еще раз. На поверхности металла появились вмятины, но люк остался на месте.

Таен выступил вперед и просунул свои тонкие щупальца в щель. Он уперся ногами в стену и потянул люк на себя.

Джошуа почувствовал, как Лумина в его кармане вспыхнула и стала горячей. Снова заскрежетал металл, и люк приоткрылся еще на несколько дюймов; затем включилось реле, выход открылся, и океан хлынул внутрь. Капсула накренилась и начала тонуть.

Джошуа обхватил одной рукой худую грудь эльяра. Борясь со встречным потоком воды, они выбрались из люка и покинули капсулу.

Он выплыл на поверхность и, удалившись на некоторое расстояние от тонущей капсулы, отпустил Таена. Джошуа перевернулся на спину, снял с себя ботинки и отправил их ко дну. Расстегнув пояс с оружием, он тоже хотел его бросить, но затем передумал и повесил пояс на шею, вновь застегнув пряжку.

– Теперь мы поплывем? – поинтересовался Таен.

В эфире по-прежнему был слышен только треск помех.

– Теперь мы поплывем. Ты ложишься на спину, держишь голову над водой и отталкиваешься ногами вместе со мной. В конце концов мы либо выберемся на берег, либо утонем.

49
{"b":"2581","o":1}