ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Билет в один конец. Необратимость
Исцеление от травмы. Авторская программа, которая вернет здоровье вашему организму
Ласковый ветер Босфора
Натуральный сыр, творог, йогурт, сметана, сливки. Готовим дома
Счастливый год. Еженедельные практики, которые помогут наполнить жизнь радостью
Владыка. Новая жизнь
Продать снег эскимосам
Нефритовые четки
И ботаники делают бизнес 1+2. Удивительная история основателя «Додо Пиццы» Федора Овчинникова: от провала до миллиона

Он зашел в лифт, обслуживающий одну из трех башен курорта, и нажал кнопку этажа, где были расположены апартаменты «Вега», а также кнопку следующего этажа. Лифт быстро пошел вверх, мигая огоньками индикаторов. Только раз лифт остановился, и в него вошла горничная, торопливо вкатив перед собой тележку, доверху загруженную грязными полотенцами. Джошуа подумал: тепло… солнечный свет… выходной… хорошая еда… детский смех.

Горничная посмотрела на мужчину в коричневом костюме, не заметила ничего подозрительного и, нежно улыбнувшись пульту управления, вышла двумя этажами выше. Лифт пошел на этаж, который Джошуа выбрал первым.

Архитектор, планировавший курорт, учитывал потребности клиентов, у которых есть враги. На каждом этаже располагалось десять номеров, отходивших в стороны от центрального цилиндрического ядра и не связанных с этажами, расположенными выше или ниже. Сверху башня выглядела как десятиконечная звезда. Отдельные коридоры вели от лифтовой шахты к входу в каждый номер. В центральной зоне был установлен нацеленный на лифт сниффер, запрограммированный на то, чтобы пропускать с оружием клиента, его друзей или персонал отеля, а во всяком ином случае поднимать тревогу или даже открывать огонь.

Джошуа быстро прошел по коридору, ведущему к номеру, который, по словам администратора, был не занят. Посередине коридора в стене имелась ниша, где горничная могла оставить тележку с бельем, не загораживая проход. Джошуа растворился в нише.

Он ждал: ветер, ветер дует, ветер невидимый, легкий, не способный пошевелить даже травинку, не производящий ни малейшего шороха.

Дважды двери лифта открывались, выпуская наружу служащих отеля. Никто из них не свернул в коридор, ведущий в апартаменты «Вега». Один служащий заглянул в коридор, где скрывался Джошуа, но не останавливаясь прошел дальше. Затем Джошуа услышал, как открылась дверь в апартаменты «Вега», низкий голос, мужской смех, звук закрывшейся двери.

Ветер… ветер…

Один из двух телохранителей, тот, что с бородой, беззвучно появился возле лифта в поле зрения Джошуа.

Ветер… ветер…

Он заглянул в каждый коридор, но не зашел ни в один из них. Он приблизился к окну, посмотрел вверх, посмотрел вниз. Вернувшись к своему посту у двери лифта, он принялся ждать, не двигаясь и не проявляя каких-либо признаков скуки или нетерпения.

Прошло несколько минут.

Дверь лифта открылась, и коридорный выкатил перед собой тележку, заставленную старомодными серебряными блюдами с крышками. Коридорный улыбнулся и что-то сказал охраннику, который ответил ему с безразличным видом. Телохранитель убедился, что в лифте больше никого нет, а затем направился следом за коридорным к апартаментам «Вега».

В номере широкоплечий мужчина с невозмутимым видом слушал тираду Ходьяна. С детских лет нытье и жалобы помогали тому вернуть себе хорошее настроение, и теперь эта привычка стала уже неисправимой.

В углу мерцал всеми забытый головизор, остатки ночного пиршества были видны по всей гостиной. Распахнутые двери вели в ванные комнаты с небольшим бассейном, спальни, бар и другие помещения. Возле стены стояла раскладная кровать. Ночью, придвинув кровать к двери, на ней спал один из телохранителей. Возле одной из кушеток находился сейф.

– Скоро я завою от скуки и начну бросаться на стены, – сказал Ходьян. – Послушай, если Сутро сегодня не появится, я хочу выписать сюда парочку шлюх.

– Никаких девок, – твердо возразил охранник. – Ты говорил нам, что у тебя может явиться такая потребность, но нам ни в коем случае нельзя этого допускать. До тех пор, пока не состоится деловая встреча.

– Ты способен выслушать разумные доводы? Тогда я был на взводе, верно? Когда возвращаешься с дела, всегда чувствуешь себя так. Думаешь, что каждый встречный готов броситься на тебя сзади. Признаюсь, я зашел слишком далеко. Вы ведь будете здесь, поблизости. Черт возьми! Да вы можете даже смотреть, если хотите.

– Никаких баб.

– Значит, все, что мне остается, – это играть с вами в покер на спички, пытаясь научить вас, как правильно делать ставки, и наблюдать через окно на всеобщее веселье там, внизу, или просто любоваться видами этой проклятой пустыни. К черту! Я даже не могу открыть окно и подышать свежим воздухом. Полагаю, мне следует быть вам благодарным за то, что вы позволяете мне есть.

– Таковы были твои указания.

– Магдалина со свечкой! Какие же вы упрямые ублюдки! Послушай. Чтобы двигаться вперед, надо знать, куда двигаться, верно? Так что как насчет…

Его прервал звонок в дверь.

– Завтрак, – с облегчением произнес Ходьян.

В руках у широкоплечего появился пистолет. Он посмотрел на экран монитора, следящего за внешним коридором.

Ветер дует…

На мгновение экран покрылся рябью.

Ни широкоплечий, ни Ходьян этого не заметили. Телохранитель открыл дверь, и коридорный вкатил тележку с едой. Второй телохранитель вошел за ним следом.

Пламя гудит…

Человек в коричневом наподобие пушечного ядра врезался в бородатого охранника, бросив его на коридорного, который громко вскрикнул и упал, толкнув тележку.

Широкоплечий поднял пистолет, но Джошуа уже перекатился по полу и находился в мертвой зоне. Он сделал резкое движение левой рукой, и пистолет широкоплечего упал на ковер. Мужчина издал сдавленный стон и схватился за парализованную кисть, в то время как Джошуа нанес ему скользящий удар открытой ладонью по шее. Указательный и средний пальцы содрали кожу возле сонной артерии, и телохранитель рухнул на пол, как тряпичная кукла. Он был мертв.

Иннокентий Ходьян не просто широко открыл рот, он кричал, но Джошуа не слышал его крика.

Бородатый охранник опустился на одно колено и выхватил пистолет из кобуры на поясе. Он выстрелил, но Джошуа уже там не было. Луч бластера пробил дыру в окне, сразу же покрывшемся паутиной трещин, и сухой воздух пустыни ворвался внутрь. Прежде чем бородачу удалось нажать курок во второй раз, Джошуа уже был рядом. Он дернул ствол пистолета вверх и мгновением позже держал оружие в своих руках. Затем он опустился на корточки в шести футах от охранника, держа того под прицелом его собственного пистолета. Вольф бросил взгляд на Ходьяна, убедившись, что тот не опасен.

Бородатый мужчина медленно поднял руки.

– Молодец, – похвалил его Джошуа. – Но ты не выполнил контракт. Так оставайся в живых, чтобы полностью испытать чувство вины.

Охранник резко присел, протянув руку к запасному пистолету, пристегнутому к лодыжке. Джошуа нажал курок и пробил в его груди дыру размером с кулак. Коридорный перестал кричать и теперь на четвереньках полз к двери. Джошуа движением ноги заставил парня растянуться на полу и, казалось бы, только дотронулся костяшками пальцев ему до затылка. Тот плюхнулся на живот и начал громко хрипеть.

Держа Ходьяна под прицелом, Джошуа пяткой захлопнул дверь в номер.

– Нам не нужна компания, – сказал он, а затем продолжил официальным тоном: – Я – полномочный представитель Федерации, и у меня на руках ордер на арест, подписанный Маршалом Сектора.

Вытянув перед собой руки со скрюченными пальцами, Иннокентий Ходьян бросился на Джошуа. Тот сделал шаг в сторону, повернулся и ловким приемом заставил нападавшего упасть на труп широкоплечего. Ходьян увидел выпавший пистолет телохранителя и быстро схватил его. Но Джошуа успел раньше Ходьяна, и в комнате стало трупом больше.

Джошуа подошел к телу Ходьяна и взглянул на него. На лице убитого застыла недовольная гримаса. Джошуа посмотрел на себя в зеркало. Выражение его лица было почти таким же, как у мертвого Иннокентия. Живой Ходьян стоил бы больше.

Сквозь звуконепроницаемые стены номера до него смутно доносились чьи-то крики, затем кто-то начал барабанить в дверь. Джошуа не обращал на это внимания. Он присел на корточки рядом с телом Ходьяна и задумался. Его взгляд остановился на сейфе.

Убрав пистолет в карман, Джошуа взял труп Ходьяна за воротник и, стараясь не запачкаться кровью, подтащил его к сейфу. Он внимательно осмотрел ладони Ходьяна. Решив, что покойный был левшой, Джошуа прижал указательный палец его левой руки к дактилоскопическому сенсору на дверце сейфа. Со второй попытки дверь открылась.

7
{"b":"2581","o":1}