ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тараканы
Манюня
Линейный крейсер «Худ». Лицо британского флота
Скорпион его Величества
Человек, который хотел быть счастливым
Добрый волк
П. Ш.
Видок. Чужая боль
Книга Пыли. Прекрасная дикарка

– Про какие снимки?

– Про те, которые сделал этот аппарат в стене. Их принесли от «Хорланда», пока я отлучался позвонить. Они были у Норы. Она колебалась, показывать их мне или нет, но я проявил настойчивость. Не знаю, посвятил ли ее Джарелл в это дело с ковриком. Если нет, представляю ее недоумение. Фотографий получилось три: аппарат делает по снимку каждые две секунды, пока не закроется дверь. На всех изображен крупным планом коврик, который движется прямо на камеру. Коврик этот размером два на три фута, так что за ним могли быть и высокий мужчина, и женщина небольшого роста, поднявшая его высоко над головой. Одним словом, кто угодно. Коврик чуть-чуть касается пола. Верхний край загнут внутрь, чтобы не было видно рук. Я хотел взять снимки и показать их вам, но для этого мне пришлось бы пристрелить Нору. Джарелла же еще не было дома. Всё. Указания будут?

Вульф скривил физиономию.

– Черт возьми, какие я могу дать тебе указания?

– Ну, к примеру, пригласить сегодня вечером в ресторан Лоис. Или же завтра Треллу на ланч. А то и проболтаться там до воскресенья, чтобы сопровождать Сьюзен в церковь.

– Ха. Лучше ответь вот на какой вопрос: существует ли хоть малейший шанс, что ты болтаешься там не зря?

– Один из миллиона, если вы имеете в виду, что там в ближайшее время может что-то случиться. Дайте мне срок до Дня благодарения, и я вам что-нибудь принесу. Вот только мне не дает покоя одна головоломка по имени Ибер. Джим Ибер. Он был чем-то расстроен, когда я застал их со Сьюзен в студии. Она, кстати, тоже. Уимен повесил нос, когда я сообщил ему о том, что приходил Ибер. Об этом упомянули за ланчем, и я увидел, что расстроились также Роджер и еще пара человек. Джарелл тоже разнервничался, когда Нора доложила ему о визите Ибера. А примерно через час после того, как он об этом узнал, исчез револьвер. Может, кое-что попытаться вытянуть из Ибера? А что, если он разоткровенничается? Тем более с парнем, который занял его место?

Вульф хмыкнул:

– Сомневаюсь, чтобы кто-нибудь из этих людей мог разоткровенничаться.

Я сказал, что тоже в этом сомневаюсь, но все-таки хотел бы ковырнуть Ибера, чем и собираюсь заняться после обеда.

Трапезу с нами разделил Орри Кетер. Я поднялся на второй этаж поздороваться со своей комнатой, а когда спустился, внизу уже был Орри. Мы успели обменяться дружескими колкостями еще до того, как Фриц объявил, что обед подан. На второе была косуля под креольским соусом. Косуля оказалась прекрасной, а креольский соус был одним из коньков Фрица. К тому же он обычно подавал его с треугольными ломтиками хлеба, поджаренными в анчоусном масле. А так как четыре часа назад Фриц узнал, что я обедаю дома, он, будучи осведомлен о моем отношении к ломтикам хлеба, обжаренным в анчоусном масле, превзошел себя. И снова пришлось отказаться от салата, потому что для него не осталось места.

Когда мы сидели в кабинете за кофе, Орри, которому сообщили, что я ухожу на задание, спросил, не нуждаюсь ли я в помощи, на что я ответил:

– От души надеюсь, что нет.

Увидев, что я достаю из ящика связку ключей, Орри предположил, что мне может потребоваться охрана, и я повторил:

– От души надеюсь, что нет.

Когда же я достал из другого ящика кобуру с револьвером, Орри высказал предположение, что мне может потребоваться оруженосец, чтобы заряжать револьвер, на что я ответил, что если шести пуль окажется мало, то мне потребуется всего лишь корзина мясника, в которой меня доставят домой.

В холле старого пятиэтажного здания на Сорок девятой авеню я отыскал дощечку с табличкой «Ибер» и нажал кнопку. Никакого ответа. Я нажимал ее пять раз с перерывами, пока не сдался окончательно. Разумеется, я не собирался ждать в холле, к тому же старый мэнсоновский замок оказался довольно прост. Не прошло и минуты, как я уже стоял по другую сторону двери.

Если порядок расположения надписей соответствовал порядку расположения квартир, Ибер жил двумя пролетами выше. Его фамилия значилась на косяке двери напротив лестницы, рядом с ней была кнопка. Нажав ее, я услышал, как внутри заливается звонок.

Холл был темный и неуютный. К тому же в нем даже не на что было присесть. С другой стороны двери могло оказаться что-нибудь полезное, о чем куда легче узнать в отсутствие хозяина. Тут я пожалел, что не взял с собой Орри, так как при наличии охраны получить эту информацию было бы легче легкого. Но уже через три минуты я был рад, что Орри со мной не было. Ровно три минуты ушло у меня на то, чтобы решиться войти в квартиру, отпереть замок, очутиться по ту сторону двери, увидеть Ибера распростертым на полу и убедиться в том, что он мертв. Вот тут я и обрадовался, что не взял Кетера.

Ибер лежал лицом вниз, и я разглядел у него сзади в голове, чуть ниже темени, дырочку.

Когда я раздвинул волосы, мне показалось, что пуля была именно тридцать восьмого калибра. Я внимательно огляделся по сторонам. Оружия нигде не было.

В воздухе пахло порохом, но это еще ни о чем не говорило, ибо все окна оказались закрытыми и запах просто не мог выветриться.

Стоило ли мне рисковать и рыться в домашнем хламе Ибера в поисках чего-либо интересного? Может, и стоило, но при мне не было перчаток.

Жаль, конечно, что мне пришлось вытереть дверную ручку и пространство вокруг замочной скважины с наружной стороны, поскольку там могли оказаться интересные отпечатки, но иного выхода у меня не было. Мне и до этого не улыбалась перспектива болтаться в холле, теперь же она меня просто пугала. Секунды три я прислушивался к звукам в подъезде, то же самое проделал на лестничной площадке между этажами. Мне сопутствовала удача, и я вышел из подъезда, никем не замеченный.

Решив не связываться с такси в Ист-Сайде, я прошел пешком до самой Девятой авеню и только там сел в машину. К тому же мне требовалась небольшая прогулка, чтобы в голове все стало на место. Когда я поднялся с пола после осмотра дыры в затылке Джима Ибера, мои часы показывали двадцать часов двадцать семь минут. Они показывали двадцать один час двадцать восемь минут, когда такси подвезло меня к старому особняку из бурого песчаника на Западной Тридцать пятой улице.

Войдя в кабинет, я увидел Орри, который развалился с журналом в руках в желтом кресле перед огромным глобусом. Я с удовлетворением отметил, что он целиком и полностью признает непреложный факт, что мой стол – это мой стол.

Увидев меня, Вульф уткнулся носом в страницу лежавшей перед ним книги. Я вернулся слишком скоро, поэтому от меня не ждали ничего интересного.

Я швырнул шляпу на свой стол и плюхнулся в кресло.

– Хочу сделать некоторые наблюдения о погоде. Личные. Орри не переносит, когда говорят о погоде. Верно, Орри?

– Верно. – Он встал, закрыл журнал. – Не переношу. Если разговор зайдет о чем-то таком, что меня интересует, свистни.

Он вышел и закрыл за собой дверь.

Вульф бросил на меня недовольный взгляд:

– Что у тебя?

– Важная статистика. Позвонив несколько раз в дверь Джима и не получив никакого ответа, я вошел в его квартиру при помощи своего ключа. Мистер Ибер лежал на полу лицом вниз с дыркой в затылке от пули, которая могла вылететь из револьвера тридцать восьмого калибра. Труп уже остывал, но еще не совсем закоченел. Я бы сказал (не для цитирования, разумеется), что он пролежал бездыханным примерно от трех до семи часов. Как нам известно, в таком деле все зависит от обстоятельств. Расследования я не производил, поскольку мне не улыбалось там задерживаться. Похоже, никто не видел, как я входил и выходил. Вы же не отдавали распоряжений доставить его живым или мертвым?

Вульф поджал губы так, что их совсем не стало видно.

– Абсурд, – отчетливо произнес он.

– Что? То, что мистер Ибер лежит на полу в своей комнате с дыркой в черепе, вовсе не абсурд.

– Все это дело. Во-первых, тебе не следовало в него лезть.

– Может, и не следовало. Но вы сами толкнули меня на это.

– Я тебя никуда не толкал. Я чинил препятствия.

12
{"b":"25817","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Не благодари за любовь
Слияние
Level Up 3. Испытание
Желтые розы для актрисы
Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит
Девочка с Патриарших
Дети мои
Дело Эллингэма