ЛитМир - Электронная Библиотека

Только не жадничай до поры.

Держись, а там, глядишь, тебя тоже будут звать на банкеты как стареющего филантропа с колоритным прошлым. Даже награждать правительственными титулами, которые не приносят ни шиша, зато внушают почтение. Начнешь дергаться, и… – Уолш не закончил фразы.

Вольф встал.

– Спасибо за урок, советник Уолш.

В его голосе почти не было иронии.

* * *

– Не нравится мне все это, – повторил Вольф. – На той фотографии рядом с Уолшем сидела Обин. Так что мы близко. Но если бы Обин… или Уолш… хотели бы заключить сделку, старик не стал бы кормить меня баснями, а предложил нечто конкретное. Он отлично знает, что гангстеры не верят в обещания.

Из этого я заключаю, что целью встречи было показать меня Обин. Теперь она планирует следующий шаг.

Подумайте, Афельстан! Она разрабатывает тактику, а мы ходим и разглядываем фотографии на стене! Это значит, она нас опередила!

На экране Афельстан и Кур заговорили разом, смолкли. Кур наклонила голову, уступая первенство Афельстану.

– Спасибо, – сказал тот. – Во-первых, выскажу подозрение, которое напрашивается само собой: вы пытаетесь хитростью разрушить наш план.

– Зачем?

– Возможно, почуяли Пра-Лумину, решили, что сумеете завладеть ею позже, если она не попадет к нам, поскольку в последнем случае вам ее не видать.

– Полный абсурд, – отрезал Вольф. – Для таких слов нет ни малейшего повода, кроме вашей собственной мнительности. Или мании преследования.

Афельстан покусал губы, взял себя в руки.

– Согласен. Временно беру назад свое замечание.

– Другая возможность, – вставила Кур. – Вы напуганы.

– Еще как! – кивнул Вольф. – Эта Обин пять лет владеет самой большой в мире лампой Аладдина, трет ее целыми днями, окружила себя армией джиннов. Она – умная, зацикленная на одной идее социопатка. Я здесь как на ладони, а вы там сидите на своем корабле и рассуждаете.

– Выбирайте слова, – сказала Кур.

– А что? Убьете меня? Чего, по-вашему, хочет Обин? Трахнуться со мной? – Вольф обернулся к Максу, Кристине и Люсьену. – Что вы думаете? Я просто струсил?

Макс не ответил.

– У меня мало данных для твердого заключения, – сказал Люсьен.

– Я отвечаю «нет», – сказала Кристина. – До сих пор Вольф не ошибался в своем анализе.

– Джошуа Вольф, – вставила Кур, – успокойтесь. Вы руководили агентами и знаете, как легко запаниковать за полшага от цели. Разве вы сами не приказывали им задержаться?

– Приказывал, – мрачно произнес Вольф. – Трижды. В двух случаях мои люди погибли. После этого я стал слушать, что мне говорят.

– Демократия состоит в ином, – твердо заявил Афельстан. – Существует, как правило, лишь один логически верный путь, и поскольку я выражаю мнение организации, то решаю, что мы будем держаться выбранного направления.

Цель все ближе. Отступить – значит потерять достигнутое.

Вольф посмотрел на экран.

– Сколько я обыгрывал таких, как вы, – промолвил он тихо, – кто думает, что, поставив на кон столько денег, что-нибудь обязательно да получишь.

– Вы недостаточно логично оцениваете ситуацию, – сказал Афельстан. – Продолжайте миссию.

* * *

Уолш ждал. Женщина с раскосыми глазами задумчиво ходила по комнате.

– Нет никакого резона тянуть и приглядываться, – решила она. – Действуйте, как мы договорились.

* * *

– Мне сегодня не хочется заниматься любовью, – объявила Кристина.

– Мне тоже. – Вольф лег рядом и выключил свет. – Жалко, что твои бесстрашные вожди не слышали древней китайской пословицы: «Из тридцати четырех возможных решений лучшее – бегство».

– Мастер Афельстан знает, что правильно.

– Ага, – кивнул Вольф. – Для Мастера Афельстана. Ладно. Спи. Скоро нам станет не до сна.

Джошуа перевернулся на спину, попробовал унять злость.

Через некоторое время он услышал ровное дыхание Кристины.

Вольф собрал страх, раздражение, досаду из пальцев на ногах, потащил их вверх, словно воду – шваброй, через грудь, через руки, в мозг.

Он нашел для них цвет, темно-синий, сбил в комок, вытолкнул из своего тела, заставил всплыть на три дюйма над переносицей. Строго сказал сознанию: если этот шар опустится снова, все погибло.

* * *

Джошуа почти спал, когда на него накатило странное чувство. Что-то происходило далеко, за городом, он не мог нащупать, в чем дело.

Чувство было темное, тягостное.

Вольф соскользнул с кровати, надел темную рубашку, штаны, ботинки, потом снова лег на спину.

И стал ждать.

Дверь в спальню распахнулась настежь. Вольф принял боевую стойку. Кристина вскрикнула и села.

На пороге стоял Люсьен. В руке у него был бластер, глаза дико сверкали.

– Убили! Убили!

Он зашелся в рыданиях, бластер упал на пол.

Вольф услышал, что в комнате работает телевизор, выбежал туда.

Темный космос на экране озаряли обломки горящего корабля. Вольфу показалось, что его отбросило на несколько лет назад. Он вспомнил другие подобные кадры.

Ровный голос комментатора говорил:

– … порт приписки и происхождение по-прежнему неизвестны, хотя источник в службе Планетарной Обороны сообщил, что корабль находился на геосинхронной орбите над Прендергастом по меньшей мере два месяца.

Сейчас мы посмотрим кадры еще раз. Несколько минут назад над Планетой Рогана взорвался неизвестный звездолет. Предварительные данные позволяют предположить, что действовали неведомые террористы. Мы не знаем, как назывался корабль и откуда прилетел, кто были пассажиры и команда.

Наша съемочная бригада уже спешит к месту происшествия, другая направляется в штаб Планетарной Обороны. Кадры, которые вы видели, сделаны со спутника и любезно предоставлены нам военными.

Подробности мы покажем в следующих выпусках.

Экран потух, но Макс продолжал пялиться в телевизор.

– Верховный Мастер Афельстан, – произнес он шепотом. – Эта сучка его убила. – Он вскочил с криком: – Она убила его! Убила Кур… всех!

В дверях спальни стояла голая Кристина. Лицо ее побелело от ужаса и ярости.

– Бежим! – крикнул Вольф. – Она ударила первой! Следующий черед наш!

Он ворвался в спальню, подхватив по пути бластер Люсьена. Тот сидел на полу, обхватив голову руками, и, рыдая, повторял:

– Все кончено… мечта умерла… все кончено…

– Бежим! Или сдохни здесь со своей сраной мечтой!

Люсьен не шевельнулся.

Вольф вбежал к охранникам. Те были не лучше Люсьена. Джошуа нашел шкатулку с деньгами, разбил ее, запихал в карманы пачки кредиток.

– Что ты делаешь? – спросил Макс. Бластер в его руке дрожал, но тем не менее указывал на Вольфа.

– Смываемся, – приказал Джошуа, – или скоро отправимся вдогонку Афельстану.

– Нет, – решил Макс. – Мы не можем уйти отсюда. Мы не…

Вольф перехватил его правую руку. Пистолет выстрелил, прожег трехдюймовую дыру в картине, изображавшей пастуха со стадом. Джошуа ударил Макса ребром ладони по голове. Макс упал.

Один из охранников схватился за пистолет, Вольф ударил его ногой, так что тот отлетел в стену. В руке Джошуа держал бластер Люсьена. Остальные охранники замерли.

– Одевайтесь и бегом на улицу, – приказал Вольф. – Ну же! Постараемся добраться до вашего корабля в порту!

Он, не дожидаясь ответа, выскочил в большую комнату.

Кристина надела синие штаны, красный пуловер и теперь сидела на полу, медленно и методично перебирая обувь.

Вольф рывком поднял ее на ноги:

– На улицу! Живо!

Кристина возразила было, потом отупело кивнула.

– Вперед, Люсьен!

– Пропало… все пропало…

Вольф не мог больше терять времени. Он схватил Кристину за руку и потащил в сторону отдельного лифта.

Стеклянная дверь закрылась, Вольф нажал кнопку второго этажа.

– Где твой бластер?

Кристина охлопала себя, покачала головой.

– Блеск! – ехидно сказал Вольф. – Один пистолет против… фу ты, дьявол!

12
{"b":"2582","o":1}