ЛитМир - Электронная Библиотека

Он выпустил третью и четвертую вспышку в извивающийся бок, затем взял себя в руки, прицелился в единственный глаз. Брызнула кровь.

Чудище забилось.

– Обходи его! – крикнул Вольф. Чесни с неожиданным для его комплекции проворством вломился в кусты.

– Вперед! – приказал Вольф, и оба побежали вверх. Чудовище продолжало биться в смертельных судорогах.

– Боже… нет. Эта мерзость не заслуживает бога, – сказал Чесни. – Кто это был? Тарадн? Или тарафн, про которого ты читал? Зря мы не посмотрели голограмму.

– Хрен его знает, – сказал Вольф. – Если не он, не хотелось бы мне встретить его старшего братца.

Чесни кивнул.

– Я… заметил, – выговорил Вольф, – что ты больше не задыхаешься.

– Прошло… от страха.

* * *

– Может, разведем костерок? – предложил Чесни. – Наверняка ты умеешь потереть палочкой о палочку и все такое.

Смеркалось, они только что доели по второму пайку. Хребет перевалили час назад, и Вольф отыскал место для ночевки у родника, от которого по склону сбегал ручей.

– Нет, – сказал Вольф.

– А как насчет тарантеллиного братца?

– Меня больше волнует кто-нибудь из деревни с прибором ночного видения и ракетой «воздух-земля». Плотоядные жуки заметят или нет… а вот инфракрасные приборы – наверняка.

– Ладно, – вздохнул Чесни. Он достал из рюкзака модную куртку – единственную непромокаемую вещь, оказавшуюся в его гардеробе, – и подстелил под спину. – Видела бы миссис Чесни, где приходится спать ее любимому сыну, – пожаловался он. – Я буду ворочаться всю ночь.

Вольф отыскал камень, застегнул непромокаемый плащ, винтовку положил на колени.

Через секунду Чесни захрапел, его борода вздымалась и опадала, как парус.

Вольф сухо усмехнулся: «Дыши… дыши…»

Он потянулся к Лумине, почувствовал ее пламя. Мысленно ощупал окрестности. Никого. Сознание, как лава, перетекло через следующий гребень, по склону к морю, к деревне, где стояли ракеты.

Он почувствовал людей, домашнее тепло, огонь очагов. Во рту появился металлический привкус, как от крови, и Вольф понял, что Инспекторат и ракеты наготове. Он чувствовал их посты, тревогу солдат, которым завтра предстояло прочесывать горы.

Джошуа вернулся в себя, прислушался к мерному храпу Чесни, ощупал тьму вокруг. Ничего.

Он почувствовал еще кого-то, ощутил страх, где-то внизу, в долине, через которую предстояло завтра идти. Прочертил в грязи линию. Попытался почувствовать, сколько там людей, какие они, о чем думают. Не вышло.

Он открыл глаза, посмотрел на линию. Она шла по тому же азимуту, которого он держался весь день, в направлении точки, где сходились две линии радиолокаторов.

Внезапно накатилось изнеможение, он осел на камень.

Дождь стучал по голове, Джошуа натянул капюшон. Дождь усиливался.

«Спи, – приказал он своему телу. – Не чувствуй».

* * *

Разбудил его голос. Дождь уже перестал.

Вольф не шелохнулся, только снял винтовку с предохранителя и в следующее мгновение понял, что говорит Чесни. Тот произносил четко, негромко, но каким-то странным, деланным голосом:

– Нет, приятель… я решительно не понимаю, о чем ты. Нет, я не вижу никакого сходства между собой и этим подонком, так что перестань махать своей голограммой. Просто абсурд – обвинять в таком федерального офицера!

Вольф уже собрался разбудить его, но не чувствовал опасности в окружающей тьме. Чесни перекатился, всхрапнул и заговорил снова:

– Конечно нет! Да у меня минуты не было вздохнуть, мы ставили базу на консервацию. Я даже не знал, что она завела себе… хахаля. Я потрясен до глубины души… Слушай, приятель, разве ты не видишь? Кто-то пытался обчистить их в темном проулке, ну и ненароком…

… Мне не нравится этот допрос, я хочу известить командира, похоже, мне потребуется адвокат.

Снова долгое молчание, затем:

– Конечно, адмирал, я не виновен.

Голос стал тише, превратился в заговорщицкий шепот:

– Да. Да, конечно. Просто позор, что меня осудили, при том, что я ни сном ни духом… пятно на всей нашей части. Вы даже не представляете, как я переживаю. Да, да. Помнится, вы мне не верили, когда я говорил, что ту женщину и ее любовника убили грабители.

Конечно, я исчезну и никогда не вернусь на флот. Какое там! Эти дурачки судили меня и признали виновным.

Затем, ликующим голосом:

– Тревор? Ты ошибся. Очень сильно ошибся.

Чесни рассмеялся нехорошим смехом, затем поперхнулся, и Вольф понял: он уже не спит.

Джошуа набрал в грудь воздуха, шумно выдохнул через нос.

– Вольф?

Джошуа засопел, кашлянул.

– Чего тебе?

– Просто… проверяю, спишь ли, – прошептал Чесни. – Некоторых будят мои… будит мой храп.

– Только не меня, – сонно отозвался Вольф. – Я конец света просплю.

– Отлично, – сказал Чесни. – Тогда еще раз спокойной ночи.

Джошуа понял, что тот не спит, а слушает.

Вспомнил-таки, дурак набитый, что связано с Мерретом Чесни!

Три отдельные газетные сенсации.

Сначала прославленного десантника, героя многих сражений, обвинили в убийстве жены и ее любовника.

Затем разразился второй скандал. Герой скрыл страшную тайну. Его настоящее имя не Чесни, а… Вольф силился вспомнить, потом сдался. Богатый юнец, папаша – один из самых заметных людей на планете. Сын пошел по дурной дорожке, но вроде выправился, когда его отдали в военное училище. Летом, когда он был в отпуске, родительский дом взлетел на воздух. Сперва грешили на неисправную систему энергоподачи.

Затем выяснилось: в доме взорвалась мина, украденная с военного склада.

Вольф пытался вспомнить, сколько было жертв, не смог. Точно одно – погибла вся семья, кроме сына, который провел эту ночь у подружки. Имя девушки он назвать отказался, чтобы не замарать ее репутацию.

Был суд, но для электрического стула улик не хватило. Юноша отсидел пять земных лет, вышел на свободу и пропал.

На этом все, казалось бы, кончилось… пока орденоносного федерального коммандера Меррета Чесни не обвинили в убийстве. Следствие выяснило, что он служил под чужим именем. Образцовый солдат, быстро продвигался по службе, бесстрашно вызывался в самые опасные места, хотя, по слухам, не упускал случай погреть руки.

Чесни женился во время войны на богатой девушке и, как только эльяры исчезли, принялся проматывать ее состояние. Когда денежки кончились, обоих потянуло на сторону. Потом жену и одного из ее любовников убили – забили до смерти, как припоминал Вольф.

Третьей сенсацией стал побег из тюрьмы. Не отсидев и месяца, Чесни исчез. Ему помогал как минимум один офицер. Тело сообщника нашли возле ангара, где стоял патрульный корабль. Корабль пропал.

Ни у кого не было времени искать беглеца – с окончанием войны наступила полная разруха. Все полагали, что Чесни скрылся в Отверженных Мирах и, надо думать, встретил заслуженную смерть.

«Славный у тебя напарник, Вольф, – подумал Джошуа. – Может быть, стоило остаться на Ак-Мечете».

* * *

– Стой! – раздался голос.

Джошуа замер на полушаге, медленно опустил ботинок на землю.

Из кустов вышла девушка. Одежда на ней была рваная, но чистая, лицо – в грязи, может быть – для маскировки. Старенькая спортивная винтовка блестела.

Вольф почувствовал кого-то впереди пять минут назад, как только они вышли на эту тропинку.

– Свобода, – сказал Вольф.

– Или смерть, – отвечала девушка, однако дуло не опустила.

– Мы принесли заказ, – объявил Чесни, указывая на ящик, но тут же застыл – дуло нацелилось ему в грудь.

– Положите винтовку, снимите кобуры, – приказала девушка.

Они подчинились.

С другой стороны дорожки вышел мужчина, забрал бластеры.

– Рации есть?

Мужчина нервно охлопал их, встретился взглядом с Вольфом, смущенно отвел глаза.

– Нет, – отвечал он, – но в таком случае…

– Не открывай! – в один голос сказали Чесни и девушка. Вольф усмехнулся, девушка едва не улыбнулась в ответ.

31
{"b":"2582","o":1}