ЛитМир - Электронная Библиотека

Он обернулся к Какаре. Времени – вдоволь.

Глаза Какары были полны страха.

– Ты когда-то сказал мне, что ловко управляешься с ножичком, – мягко произнес Вольф. – Он у тебя в кармане. Достань.

Какара, не сводя с него глаз, сунул руку в карман, вытащил длинный складной нож. Лезвие открылось со щелчком.

– Никаких эльярских секретов, – насмешливо сказал Вольф. – Никаких игр. Иди сюда, Джалон Какара. Ты мой.

«Теперь Джошуа несло на гребне волны, он был ее частью, ее сила служила ему, пена и брызги, и отец смеялся с берега, а рядом была женщина, мать Вольфа, молодая, живая…»

Какара двинулся осторожно, левая рука выставлена на уровне груди, правая – с ножом – на фут ниже. Он заходил кругами…

Ударил. Вольф пригнулся и снова выпрямился. Мелькнула рука, ногти проехались по лбу Какары, вроде бы и несильно, но царапины сразу набухли кровью.

Какара собрался в комок, выставил ногу, ударил. Лезвие попало Вольфу в грудину, отскочило.

Джошуа развернулся, локтем захватил плечо Какары, рукой – левое запястье и с размаху влепил коленом в грудную клетку. Захрустели, ломаясь, ребра.

Какара с криком упал. Джошуа отпрыгнул, выждал, пока тот оправится.

Какара приподнялся на колени, выбросил руку с ножом. Джошуа отпрыгнул, ударил – ухо Какары оторвалось, захлопало по щеке.

На губах Джошуа появилась слабая улыбка.

Какара снова замахнулся ножом. Вольф всей пятерней ударил его в лицо. Глазное яблоко лопнуло, как от удара молотком, по лицу побежала чистая жидкость.

Какара отступил, полуослепший, окровавленный, как бык на арене. Он все еще загораживался ножом.

– Все, – сказал Вольф. – Пора заканчивать.

Джошуа ударил Какару ногой под мышку и почти нежно вынул нож из его руки.

Какара сжал кулаки, но поздно.

Джошуа что есть силы ударил его правой ногой в солнечное сплетение. Какара не успел даже вскрикнуть, как Вольф нанес еще удар – ребром ладони в лоб.

Череп треснул, как тонкокожая дыня. Вольф выставил правую руку, постучал четырьмя пальцами по грудной клетке. Сердце Какары остановилось, труп осел на пол.

«Волна разбилась в пену, песок царапал Джошуа коленки, он покатился, вскочил на мелководье, смеющийся, с океанской солью на губах».

Вольф стоял в пустом коридоре. На губах был соленый привкус, у ног лежали четыре мертвеца. Послышался скрежет, дверная панель слетела с полозьев, появились Кормак и Рита с ружьями наготове.

Они увидели тела, успокоились.

– Для гриппозного больного ты справился совсем неплохо, – сказал Кормак.

– Этот гад поймал меня в ловушку, – объяснил Вольф, – и накачал гипнотиком.

– Ты молодчина, Призрак, – сказал Кормак. – Но почему он не просканировал тебя, не проверил, что должны значить твои слова…

– Он считал, мы, вояки, ни на что не годимся, как только государство перестает нас прикармливать, – сказал Вольф. – Человеку, который так думает, все равно: первый или третий.

– Я заподозрил что-то неладное, когда диспетчер сообщил мне код. Ты никогда не использовал дважды одну фразу, так что я сразу поднял ребят на ноги. А когда ты сказал «три» вместо «один», я понял, что дело плохо, – сказал Кормак.

– Он всегда был такой, – объяснила Рита. – Пер напролом и считал, что все получится. – Она взглянула на тело. – На этот раз не вышло, а, Джалон?

– Сумеешь добраться до каюты? Рита тебя проводит. Надо подождать, пока гипнотик окончательно выветрится, – сказал Кормак. – А я позабочусь о приеме гостей.

– Они не доставят тебе много хлопот, – произнес Джошуа. – Один из шестерок Какары заявил, что преступники не защищают друг друга. Думаю, их моральный дух совершенно упал.

– Так, значит, он рассчитывал попасть в воровской притон? – Кормак невесело рассмеялся. – Ему не пришло в голову, что я предвидел гостей и держу хлеб-соль наготове? Малабар – лакомый кусочек, и Какара не первый, кому он приглянулся. Кто это сказал, что живущему вне закона надо быть очень моральным?

– Не помню, – сказал Джошуа. – Джесси Джеймс, наверное. Или Тамерлан.

Кормак перешагнул через упавшую панель, исчез в потайном коридоре.

Рита по-прежнему смотрела на тело Какары.

– Ты, наверное, сделал ему много больнее, чем решилась бы я, – сказала она. – И все равно надо было предоставить это мне.

– Тебя не было рядом, – прямо ответил Джошуа, вспомнив про заевший замок.

– Я не о том, – сказала женщина. – Помнишь, на «Лавре», когда я хотела его убить, а ты не дал.

Джошуа скривился.

– Да, – согласился он. – Наверное, ты была права.

* * *

Этим пятерым не впервой было захватывать враждебный планетоид. Они вошли в большую пустую комнату пригибаясь, поводя стволами бластеров из стороны в сторону.

Над ними и сзади открылись маленькие орудийные люки.

– Сейчас? – спросил мужчина со шрамом.

– Сейчас, – отвечала женщина. Если бы не суровый, опытный взгляд, она сошла бы за его дочь.

Затрещала очередь.

* * *

Под ногами офицера открылся потайной люк. Антигравитатор внизу шахты включился на полную обратную мощность. Офицер с криком упал. Десяток его солдат отпрянули назад и прижались к стене.

Раздался голос:

– Слушайте, ребята, остальной коридор – такой же. Бросайте оружие.

Они переглянулись и бросили бластеры на палубу.

– Разумно, – продолжал голос – Стойте где стоите. Кто-нибудь за вами придет. Будете хорошо себя вести – получите пива.

* * *

Комната была круглая, богато обставленная. С потолка свисали алые драпировки. На столах остались недоеденная трапеза, недопитые бокалы.

– Не трожь! – прошипел главный. – Отравлено!

Тот выпустил бокал. Стекло со звоном разбилось о мраморный пол.

Комната наполнилась смехом, звучным, веселым, женским.

Один обернулся к двери, дернул ручку. Дверь была заперта. Попробовал остальные – тоже.

– Что теперь делать? – прошептал он. Ответом был рассыпчатый женский смех.

* * *

Два корабля-разведчика висели неподалеку от Малабара, сразу «над» пристыкованными лайнером и транспортами.

С планетоида поднялись две ракеты. Их сопла извергали пламя.

На кораблях-разведчиках залился сигнал тревоги. Один успел выпустить противоракету. Второй запоздал и исчез в облаке жирного пламени. Дым рассеялся почти мгновенно. Третья, четвертая, пятая ракета описали дугу над поверхностью планетоида.

Второй корабль-разведчик взорвался так же беззвучно.

* * *

«Говорит станция Малабар, – раздалось в командной рубке лайнера. – Все ваши люди убиты или захвачены в плен. Джалон Какара мертв.

Сдавайтесь, или мы выпустим ракеты по вашему кораблю. Немедленно отвечайте на этой же частоте».

Голос принадлежал Кормаку.

В рубке Айве взглянул на Пака. Тот прятал глаза.

– У вас тридцать секунд, – предупредил Кормак.

Айве схватил микрофон.

* * *

– Разделим их на партии, – бодро объявил Кормак. – И потихоньку переправим на одну планету. Высадим где-нибудь недалеко от цивилизации. Правда, я не уверен, что там все еще есть цивилизация. Странные вещи творятся.

– Знаю, – согласился Вольф. Он взял бокал, повертел в пальцах, отпил, поставил на стол. – Все, до обеда хватит, – сказал он. – Я последнее время вел правильный образ жизни и порядком отвык.

– Вот и хорошо, – кивнул Кормак, допивая пиво. – Я умираю с голоду. Рита, где будем есть?

– На пятом ярусе, – отвечала она. – Там банкет в честь нашей победы. Я уже приняла приглашение.

– Позвать тебе кого-нибудь? Уверен, местные красотки мечтают познакомиться с героем Малабара.

Джошуа вспомнил лицо Кристины, заставил себя забыть.

– Я уже сказал, что веду правильный образ жизни.

Он встал.

– Джошуа, – промолвил Кормак. – Ты знаешь, что творится неладное, сам сказал. Ты как-то с этим связан?

37
{"b":"2582","o":1}