ЛитМир - Электронная Библиотека

Голограмм и видеозаписей было совсем немного. Кур сказала, что Обин не любила сниматься.

Лучшей голограммой оказался портрет Обин в форме федерального флота.

– Этот снимок сделан по настоянию родителей после выпускных экзаменов в Марсианской летной академии, – сказала Кур.

– Где они сейчас?

– Погибли в автокатастрофе два года назад.

– Удачно.

Вольф разглядывал портрет. Не красавица, но интересная. Короткая стрижка, темные волосы. Тип девочки-сорванца, раскосые глаза смотрят мимо объектива.

В описании говорилось, что она худощава, чуть выше среднего роста.

– Как насчет романов?

– Не зафиксированы.

– Да ладно вам. Маленькие приключения бывают у всех.

– Вовсе не обязательно, – возразила Кур, – особенно в случае Обин. Ее родители были глубоко замаскированными читетами, она росла в обстановке тайны, на двух планетах. А потом, когда мы изложили ей грядущие перспективы, она была бы просто дурой, если б слушалась зова плоти.

– Какие вы, читеты, романтики.

Вольф еще раз проглядел фишу.

– А вот это уже занятно, – пробормотал он. – На место в летной академии претендовали она и еще один юноша. Юноша погиб перед последним устным экзаменом. Тоже в автокатастрофе.

– Мы тщательно проверили этот случай, – сказала Кур. – Катастрофа не была подстроена. Обин находилась на другой стороне планеты.

– Как я уже сказал, удачно.

Вольф вернулся к фише.

– Вы либо здорово запрограммировали Обин, либо она сразу нашла свое призвание. Никаких метаний, никаких переходов с факультета на факультет. Специальность: социология. Диплом: «Динамика однопартийного государства».

– Не вижу тут ничего особенного, – сказала Кур. – Когда мы убедим население Федерации в правильности наших идей, то, разумеется, необходимость в разномыслии отпадет.

– Слышу голос Савонаролы, – пробормотал Вольф. – Вам никогда не приходило в голову, что Обин разрабатывала идею собственного однопартийного государства? С Токен Обин в роли диктатора?

– Ой, – сказала Кур. – Это безумие. Разумеется, мы не разрабатывали абсурдные версии.

– Есть ли у вас данные об одиннадцати убитых? – спросил Вольф.

– Есть.

– Дайте их мне. Буду искать планету.

– Не понимаю.

– Логично предположить, что Обин, решившись украсть Лумину, а значит, послать и Федерацию, и ваш… э-э… социальный круг, не стала возвращаться домой. Тем более с орудием достижения власти.

– Разумеется. Мы искали ее по всей Федерации, даже в Отверженных Мирах. Вы думаете найти зацепку?

– Да.

– Вы пользовались Луминой, – вставил Афельстан. – Скажите, какую силу она дает?

– Точно не знаю, – отвечал Вольф, – но это потом. Значит, Обин куда-то отправилась. Если нам повезет, то название планеты она взяла не из справочника. Может быть, идею заронил кто-то из товарищей. На патрульных кораблях делать особо нечего, все чешут языками с утра до ночи. Обин была новичком, все наверняка бросились рассказывать ей истории, от которых у остальных уши давно завяли.

Может быть, кто-то рассказал ей о родной планете, и, может быть, она сочла это место подходящим для честолюбивой женщины без предрассудков и с волшебной палочкой в кармане.

* * *

Вольф лежал почти в полной темноте. Его перевели в каюту побольше, такую же пустую и стерильную, как предыдущая.

Напротив сидела на низком стуле охранница Кристина. Лампа бросала свет на ее голову, плечи и раскрытую книгу: «Размышления о логике в ее приложении к повседневной жизни» Маттеуса Афельстана.

Вольф для отдыха стал разглядывать Кристину. Блондинка, коротко стриженная. Грудь высокая, остального не разобрать под мешковатой хламидой, только видно, что стройная.

Лицо вполне ничего, заостренное, как у сиамской кошечки. «Хорошо, хоть голос не такой пронзительный, как у сиамки», – подумал Вольф и улыбнулся.

Девушка подняла глаза, увидела, что Вольф на нее смотрит, и снова уткнулась в книгу.

Занятно.

Джошуа выбросил ее из головы, потянулся вовне, за пределы корабля.

Он почувствовал легкий направленный луч, словно эхо из далекой пещеры. «Поплыл» в сторону источника.

Вот она, Лумина. Разумеется, Афельстан держит ее под рукой. В сейфе. Не оригинально, но, по крайней мере, надежно. На данный момент. Хотя, быть может…

Теперь стоит попытаться.

«Потянись к ней… коснись, не касаясь…»

Джошуа Вольф выплыл из корабля, повис в N-пpoстранстве.

«Отыщи ее, отыщи свод. Пусть Лумина влечет тебя. Тепло, тепло, направленное в сторону Федерации. Здесь…»

Его отбросила назад холодная ненависть «вируса».

Нет, не здесь, не сейчас.

«Ищи в другом месте. Пусть маленькая найдет большую. Растерянность. Их много. Но все маленькие. Ну же…»

Вот она!

* * *

– Почему вы выбрали систему Рогана? – спросила Кур.

– Потому что, – сказал Вольф, – она могла слышать об этой планете от Дитриха, который там вырос. Бортинженер на патрульном звездолете Обин. Только полюбуйтесь на его послужной список: три военно-полевых суда, два должностных взыскания. Достойный представитель своей планеты.

– Вы там бывали?

– Нет, но всегда хотел побывать.

– Почему?

– Из-за сладкого запаха разложения, – ответил Вольф. – И денег…

Кур скептически посмотрела ему в глаза.

* * *

Вольф сел на кровати, зевнул, как будто только что проснулся. Кристина встрепенулась. Вольф взял со стула одежду, встал.

– От корабельного воздуха все время хочется пить, – сказал он, направляясь к уборной. – Принести воды?

– Нет, – отвечала читетка.

Вольф зашел в уборную, взял с полки жестяной стаканчик, подставил под кран. Вода была ледяная, совершенно безвкусная. Вольф поморщился.

– Спасибо, – сказал он, выходя, – что не смотрите за мной повсюду.

– Даже у зверя в зоопарке есть где укрыться, – отвечала Кристина. – И потом, в уборной нет ничего, способного сойти за оружие.

Джошуа сел на кровать.

– Мне интересно, – сказал он, – почему вы выбрали себе ночное дежурство?

– Я – старшая, – ответила Кристина. – Нас учили, что пленный, скорее всего, попытается убежать ночью.

– Я не собираюсь бежать.

– Вот и хорошо. Значит, останетесь жить.

– Еще вопрос, – продолжал Вольф. – Эта ваша камера… передает ли она звук оператору у красной кнопочки?

Кристина взглянула на него и медленно покачала головой.

– Чистое любопытство, – сказал Вольф, сбросил одежду и забрался под одеяло.

«Нет. Я не собираюсь бежать. Пока».

* * *

– Я понимаю значительную часть ваших просьб и всецело с ними согласен, – сказал Верховный Мастер Афельстан. – Разумеется, именно так моему романтическому воображению представляется крупный мафиози и азартный игрок. Однако мы не сможем в такой короткий срок предоставить указанную вами модель корабля.

– Сгодится любая яхта, – произнес Вольф. – Большая, внушительного вида, ультрасовременная – вот и все. Ах да, чуть не забыл. Выберите форму для команды. Что-нибудь с золотым галуном.

Афельстан задумался, решил, что Вольф не шутит, кивнул.

– Еще вопрос, – продолжал он, – исключительно из любопытства. Вы указали, что корабельная библиотека должна содержать полное собрание сочинений земного поэта Элиота. Зачем?

– Элиот больше Юма сделал для оправдания путей Господних перед Человеком, – ответил Вольф.

– Все равно не понимаю, – сказал Афельстан, – но вообще-то я не разбираюсь в поэзии. Полная алогичность.

– Занятно, что вы так говорите. Большинство поэтов считают, что они куда логичнее нас.

Афельстан натянуто улыбнулся:

– Любопытный взгляд. Вы согласны с ним?

Вольф пожал плечами:

– Это зависит от степени моего похмелья.

Афельстан нахмурился.

– Кстати, – добавил Вольф, – нам потребуется связь с каким-нибудь дорогим каталогом. Остальную команду я буду наряжать сам. Вы для этого слишком… логичны.

4
{"b":"2582","o":1}