ЛитМир - Электронная Библиотека

Раз пять полусфера на столе перед Джошуа открывалась, он доставал тарелку и съедал содержимое. Джадера, который сидел напротив, был также поглощен едой.

Наконец Джошуа наелся и не взял очередную тарелку. То же сделал и Джадера. Некоторое время они сидели молча, как требует эльярский обычай.

– Я хотел спросить, – сказал Вольф. – Когда эльяр умирает достойно, как Таен, его… как сказать?.. душа совершает Переход?

– Вопрос интересный, – ответил Джадера. – Не знаю. Некоторые наши романтические собратья надеются, что и впрямь так.

– Ничего подобного, – произнес эльяр за соседним столом. – Никто из умерших в прежней галактике не объявился в этой. Мертвые мертвы.

Джошуа еле заметно улыбнулся. Он узнал Сериго. Старый инопланетянин потерял во время войны все потомство и с тех пор холил и лелеял свою ненависть к человечеству.

– Спасибо, Сериго, что почтил меня своим присутствием. В прошлый раз ты отказался есть рядом со мной.

– Я и сейчас не стал бы, – сказал Сериго. – Но нам предстоит вместе сражаться, а только червь проявляет враждебность к тому, с кем будет проливать кровь.

– Спасибо.

Сериго засопел. Вольф решил, что это должно означать «пожалуйста».

– Сериго напомнил мне одного адмирала, под чьим началом я служил, – сказал он. – Тот тоже больше сопел, чем говорил. Однако в сражениях ему не было равных.

– Сериго командовал Великим Кораблем, – сказал Джадера, переходя с эльярского на земной. – По-вашему – «линкором». Вы бы называли его адмирал. Он был одним из лучших наших военачальников.

– Нет, плохим, – проворчал Сериго. – Хороший убил бы больше людей.

– Сериго возглавит нашу атаку, – сказал Джадера.

– Отлично, – одобрил Вольф. – Тот, кто умеет ненавидеть, умеет обычно и воевать, лишь бы он не позволял звериной стороне брать над собой верх.

– Об этом не тревожься, – сказал Джадера. – Сериго – опытный воин и не поддастся тому, что вы называете эмоциями, – закончил Джадера на земном и переменил тему. – Многие из нас не видели Верховного Камня давно, а иные и никогда. Можно ли взглянуть?

– Ты не должен спрашивать разрешения, – ответил Джошуа. – Камень принадлежит вам.

– Теперь – нет, – возразил Джадера. – Мы еще тогда обсудили этот вопрос и решили: если ты вернешься с Великой Луминой, то тебе и использовать ее против врага.

– Ты слишком высоко ставишь мои способности, – ответил Джошуа.

Джадера не ответил.

Вольф открыл чемоданчик, стоявший у его ног, достал Лумину.

Другие Стражи зашевелились, подняли щупальца.

Вольф почувствовал их силу, принял ее в себя. Лумина поднялась над полом, выплыла на середину комнаты, заиграла калейдоскопом цветов.

Он огляделся. Трупно-белые лица неотрывно следили за Луминой.

– Довольно ли этого орудия? – спросил он.

Джадера повернулся:

– Мы не знаем. Но у нас приготовлены и другие. Идем.

* * *

Вольф не видел дальних стен или потолка ангара, и все равно помещение казалось слишком тесным для исполинского боевого корабля, чьи очертания еле-еле угадывались над головами.

Фюзеляж представлял собой сплюснутый цилиндр, напомнивший Джошуа акулу. От него отходили два мощных «крыла», одно загибалось назад, второе – вперед. На концах крыльев размещались орудия, другие ракетные установки были распределены по всему корпусу. Командная рубка располагалась под нижней челюстью акулы, где могла бы висеть прилипала. Корма ощетинилась антеннами.

Корабль протянулся по меньшей мере на милю, еще больше составлял размах крыльев.

– Благодарение Высшей Силе, – сказал Вольф, – во время войны я такого не видел. Даже не слышал, что они есть.

– Когда война окончилась, он проходил последние испытания, – сказал Сериго. – Наше Верховное Командование пыталось решить, где его эффективнее всего применить. Считалось, что он один справится со всем федеральным флотом, сопровождение потребуется только для защиты от ракет.

– Повести такой корабль на врага – великая доблесть, – осторожно сказал Вольф, стараясь не обидеть собеседника. – Но одному-единственному кораблю не по силам справиться с задачей, и вся его команда погибнет, так ничего и не добившись.

Он вспомнил историю, печальную судьбу величайшего океанского корабля «Ямато».

– Мы знаем, – сказал Сериго. – Однако последние сообщения от оставшихся в нашей родной вселенной позволяют заключить, что ракетное оружие способно сдержать этого… это существо. На корабле есть ракетные установки, а еще солнечные орудия, вроде тех, которыми вы обороняли от нас свои планетарные крепости.

Кроме того, корабль оснащен противоракетами на тот весьма вероятный случай, что по пути мы столкнемся с федеральными силами.

Возможно, этого мало, но другого выхода у нас нет, разве что залезть в норы и ждать, пока нас оттуда выроют. Эльяры никогда не были червями.

Все это совершенно не важно, поскольку ты вернулся с Луминой. Теперь, думаю, мы можем сразиться на равных.

– Я чувствую себя туземцем, – сказал Вольф, – которому дали автомат без инструкции и велели держать оборону.

– Неплохое сравнение, – произнес Джадера на земном, потом перешел на эльярский: – Ты и вправду думаешь, что мы сами знаем больше тебя?

* * *

Лумина висела посреди комнаты, Джошуа сидел под ней по-турецки. Эльяры, во плоти или в виде проекций, сгрудились вокруг. Время от времени кто-нибудь из них исчезал – видимо, обязанности призывали вернуться.

– Наша стратегия такова, – сказал Джадера. – Главные силы сосредоточим на Великом Корабле, которому мы дали название «Переход». У нас есть еще корабли, по три на каждого эльяра, так что всего получается более ста шестидесяти единиц, включая «Нярлот».

Когда мы сблизимся, все они выпустят ракеты, а ты ударишь по врагу мощью Лумины. Вероятнее всего, тебе удастся оттеснить его назад, сквозь щель во вселенной, в бывший эльярский мир.

Джошуа задумался.

– Ты можешь предложить что-нибудь лучше? – спросил Джадера.

– Нет.

– Ударить надо из того места, где располагалась Лумина, – сказал Джадера. – Быть может, это усилит ее действие, хотя эльяры и ушли из этой вселенной.

– Ладно, – сказал Джошуа на земном и встал. – Отправляемся в поход.

Глава 20

– Не знаю, как вы к этому отнесетесь, адмирал Гастингс, – сказал Циско, – но я специально попросил выделить мне вашу эскадру во главе с «Андреа Дориа».

– Честно признаюсь, – отвечал адмирал, – мне это не по душе. Положение очень серьезное, и мои корабли можно использовать с большим толком. За последние месяцы нам пришлось уйти с многих планет. На других царит анархия, хаос. Утрачена связь с целыми секторами. Мы лишились по меньшей мере шестнадцати флотов…

– Восемнадцати, – поправил Циско. – Это что известно доподлинно. Более правдоподобная цифра – двадцать три.

– И кто наш противник? Кто-то, кого никто не видел?

– Здесь тоже есть новые данные, – сказал Циско. – Хотя вряд ли они вас порадуют.

– Что за черт, с кем мы сражаемся?

Циско взял его под руку и отвел в уголок рубки, подальше от остальных офицеров.

– У вас недостаточно высокий допуск, – сказал он, – у остальных ваших офицеров – тем более. Однако начальство разрешило информировать вас о последних выводах, полученных нашими исследователями, с тем чтобы вы оценили всю важность теперешней миссии.

Похоже, в нашу вселенную вторглось некое одноклеточное, хотя «клетка» – немного не то слово. Существо, которое совершает межзвездные перелеты, прыгая от звезды к звезде.

– Невероятно!

– Безусловно, так, – согласился Циско. – И расскажу вам о еще менее вероятных вещах – это существо способно менять саму природу материи, разлагать и затем вновь собирать ее уже в виде своих структур.

Гастингс взглянул на Циско.

– Это противоречит всему, чему меня учили, – сказал адмирал. – Существо способно менять связи, их вибрации, резонанс и превращать в… во что?

40
{"b":"2582","o":1}