ЛитМир - Электронная Библиотека

Эльярские корабли возникли ниоткуда, они неслись строем «щупальце», фалангой трупно-белой смерти.

Людям у экранов показалось, что время остановилось, что эльярские корабли движутся медленно-медленно, хотя на самом деле прошли секунды.

Строй возглавляла чудовищная акула с крыльями-ятаганами, страшнее всего, что помнили участники эльярской войны.

Автоматические корабли по ее флангам летели по четыре – два рядом, два чуть позади, как эльярские щупальца в боевом положении.

Корабельные обшивки вздулись, лопнули, выпустили тонкие ракеты, которые, вздрогнув, устремились к цели.

Некоторые федеральные и читетские корабли успели выпустить противоракеты, но многие даже не успели заметить летящую на них смерть.

Эльярская эскадра пронеслась «над» рвущимися земными кораблями, развернулась и зашла для новой атаки.

Читетский корабль выпустил по «Нярлоту» четыре ракеты, пять противоракет устремились навстречу. Три вспышки озарили межзвездную тьму, за ними последовала четвертая, более яркая – это ракета взорвалась в орудийном отсеке «Нярлота».

Стражи погибли, автоматические корабли, лишившись управления, рассеялись в разные стороны.

* * *

Вольф почувствовал смерть Стражей, сморщился, как от боли. Он видел потерявшие управление корабли и потянулся к ним, как когда-то к ракете.

Корабли были его, они слушались, как перчатка слушается руку.

Вольф не заметил, но корабли перестроились. Теперь они шли по пять: четыре почти параллельно, пятый в арьергарде, словно человеческие пальцы, готовые стиснуть чужое горло.

Он послал их в самую гущу боя, выпустил ракеты по федеральным и читетским кораблям, пронесся над ними, смутно чувствуя позади «Нярлот», который продолжал стрелять по земному флоту.

Знакомый корабль, на борту которого он когда-то бывал, приближался, но Вольф увел свою эскадру прочь от «Андреа Дориа».

Лицо его застыло в ожесточенном оскале.

* * *

– Отряд дельта, принять бой с читетами в квадрате 320—12, – распорядился Гастингс – Тета, пожалуйста, ответьте. Повторяю, тета, ответьте, если можете. Йота, перестройтесь.

Он был спокоен, как если бы проводил маневры или двигал флажки по карте.

Рядом стоял Циско, пытаясь не попадаться под ноги, силясь понять, что происходит.

Внезапно в рубке появился кто-то еще.

Это был эльяр, но эльяр пятнадцати футов росту.

Кто-то вскрикнул, лазерный луч ударил в эльяра, прожег дыру в палубе за призраком.

Эльяр шагнул вперед, выбросил щупальце. Циско отпрянул, но щупальце тянулось, тянулось…

Он сунул руку в карман, вытащил серый камень – Лумину, которую отнял у Джошуа Вольфа, выставил перед собой как талисман. Эльяр махнул щупальцем, Лумина упала на палубу, раскололась.

Инопланетянин преобразился, на мгновение Циско увидел Джошуа Вольфа.

Тут щупальце ткнулось ему в грудь, и Циско с криком повалился, словно срезанный лазерным лучом.

Эльяр исчез.

Гастингс едва успел выговорить:

– Что, во имя Озириса…

Три ракеты ударили в «Андреа Дориа», и корабль разломился пополам. Хвост взорвался, нос полетел прочь, в пустоту, по неведомой бесконечной траектории.

* * *

Кораблей стало заметно меньше. Их ряды сильно поредели, когда читетские корабли рассыпали строй и «скрылись» в гиперпространстве. За ними последовала большая часть федеральных кораблей – то ли в погоню, то ли просто так. В межзвездной тьме осталось не больше десятка земных кораблей.

– Расходимся, – приказал Сериго, и Вольф подчинился, втянул свои «пальцы» назад. Он сидел в командной рубке «Грааля», задыхаясь, как после тяжелой драки.

– Путь свободен, – сказал Сериго.

– Да, – согласился Вольф. – Переключите все корабли на меня. Теперь можно идти на главного врага.

* * *

«Грааль» вынырнул в самом сердце бывшей эльярской вселенной. Джошуа чувствовал вокруг алое, смертоносное; все тело горело, как от огня.

Звезды были тусклы, планеты – неразличимы, их очертания – расплывчаты, алое окружало их, пожирало, превращало в себя.

Он видел рядом «Нярлот» и автоматические корабли.

Джошуа услышал, как зашипели Стражи при виде старинного врага.

Никто не отдавал приказы, все и так знали свою задачу. Тяжелые ракеты полетели в алое нечто, в пространство, которое должно было быть пустым, но полнилось алыми точками и пульсировало, как воспаленная конечность.

Ядерные взрывы вспыхнули и погасли.

Жгучая боль отпустила, вернулась с новой силой, опять отпустила.

Джошуа видел орудийный отсек «Нярлота». Эльяры горели, их плоть обугливалась, чернела. Стражи падали, умирали.

В пустоте распустилось миниатюрное солнце: это солнечная пушка «Нярлота» ударила по врагу.

Тот забился, сжался.

Солнце догорело, и враг снова собрался с силами.

Внезапно «Нярлот» набрал полную скорость и понесся прочь от «Грааля».

– Умри доблестно, Разящий из Тьмы, – были последние слова Сериго. – Умри, как мы.

Умри, как эльяр.

Двигательные, топливные и орудийные отсеки «Нярлота» взорвались одновременно. Вспышка ослепила Вольфа, экраны на мгновение погасли.

Он почувствовал, как Стражи, последние из эльяров, покинули это пространство-время.

– Счастливого Перехода, – произнес он, не осознавая своих слов.

Боль прошла, Вольф почувствовал, что враг отброшен.

Он взял смерть Стражей и бросил ее в «вирус», как некогда смерть Таена – в убийцу-читета.

Висящая перед ним Лумина горела ровным белым светом, горячая, как звезда.

Теперь он видел врага глазами эльяров: не красный вирус, а клубок оскаленных гадов, исполинских червей, вытеснивших эльяров из нор на поверхность, а затем и к звездам.

Черви превратились в змею. Это был змей из Мидгарда, подгрызающий мировое дерево Иггдрасил. Но Вольф видел глубже, видел составляющие «вируса» на субмолекулярном, субатомном уровне, чувствовал резонанс его элементарных частиц.

Он вобрал в себя этот резонанс и велел ему прекратиться.

Связи внутри «вируса» вздрогнули и замолкли, из средоточия неведомого существа начал распространяться вихрь небытия – не материи, не энергии, не антиматерии, ничего, словно огромная раковая опухоль, которая поглощает все на своем пути.

Джошуа почувствовал щель в пространстве. Он стоял в огромной пещере, со стен капала влага, перед ним была исполинская каменная дверь, исписанная чужими знаками.

Дверь во вселенную, откуда пришло существо, раскрылась.

Враг несся к Вольфу, стремясь вернуться в свою вселенную, в тот мир, который он полностью поглотил.

Вольф вытянул руку, дверь захлопнулась. Грохот прокатился по всему мирозданию.

Он поднял руки, выворотил из свода камень, и свод обрушился, навсегда закрыв доступ к двери, которую его мозг воссоздал из иной реальности, запечатав щель во вселенной.

«Вирус» был вокруг, повсюду. Джошуа сгреб его в ладони, холодно рассмотрел и навсегда вычеркнул из существования.

Раздался беззвучный всхлип, словно рвется само пространство, и «вируса» не стало.

Джошуа Вольф висел между звезд. Он был больше космоса, меньше атома. Он чувствовал ритм бытия: привычный, чуждый, холодный, теплый, темный, светлый.

Звезды были над, под, рядом с ним.

Далеко горела знакомая желтая звезда. Он подплыл к ней, увидел девять планет.

Нагнулся над одной – голубой, зеленой, белой – и узнал свою колыбель.

Вольф протянул руку, чтобы коснуться Земли.

В носу защекотало.

* * *

Джошуа Вольф был в командной рубке «Грааля». За его спиной вращалась Лумина, озаряя рубку привычным уютным светом.

Вольф подумал о потолке, о художнике.

В носу по-прежнему щекотало.

Он почесал переносицу.

И тут его разобрал смех. Он хохотал, и хохотал, и не мог остановиться.

Глава 22

«Грааль» вращался в системе, которая пережила свой век задолго до человечества, в системе, которой не дали имени, только номер. Звезда, превратившись в сверхновую, поглотила свои планеты, и теперь здесь были лишь умирающий красный гигант и крошечный звездолет.

42
{"b":"2582","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Психология влияния и обмана. Инструкция для манипулятора
Лошадь, которая потеряла очки
Машина Судного дня. Откровения разработчика плана ядерной войны
Школа Делавеля. Чужая судьба
Скорпион его Величества
Дама сердца
Почему коровы не летают?
Супруги по соседству
Заботливая мама VS Успешная женщина. Правила мам нового поколения