ЛитМир - Электронная Библиотека

Вольф молчал.

– Значит, если я должна быть вашей… вашей бабой… как вы это называете… надо… – Она замолкла и залилась краской.

– Ты слишком легко краснеешь, – мягко, без тени улыбки произнес Вольф. – Не волнуйся. Будешь спать, где захочешь. Если я не услежу и кто-то будет снимать, то мы поссорились, ты мне не даешь. Идет?

Кристина кивнула. Она по-прежнему не глядела на Джошуа.

– Кстати, у меня вопрос, – продолжал Джошуа. – Что сталось с двадцатичетырехчасовым наблюдением? Кто-то решил, что я говорю правду и не попробую сделать ноги?

– На это я ответить не могу, – сказала Кристина, – однако приняты дополнительные, не столь очевидные меры. Не думайте, что они вам доверяют.

– Они? Не мы?

– Что-что?

– Не важно. Главное, мы произвели фурор, яхтой и всем таким, теперь нас держат за богатых дураков.

* * *

– Планета Рогана. – Джошуа поднял бокал к губам, отхлебнул. – Где честность – слово в словаре между «чесоткой» и «чехардой». Где все на продажу и все есть на прилавке. – Он поглядел на бокал. – Я и не думал снова отыскать «Юбер Дайтон». Одна бутылка у меня припрятана… на Судный день.

Кристина была в тонкой голубой блузе поверх атласного с кружевами, тоже голубого, платья. Остатки трапезы, которые принесли в номер, стояли на накрытом скатертью столе красного дерева.

– За успех!

Кристина подняла бокал с водой.

– Это грех, – укорил Вольф.

– Почему? Я никогда не любила алкоголь, – сказала Кристина. – Он затуманивает мозг и толкает на глупые поступки.

– За это я его и люблю. – Вольф повернулся вместе со стулом и стал смотреть на Прендергаст. – Интересно, почему все коммерческие порты так быстро превращаются в воровскую малину?

– Может быть, когда на всем стоит ценник, начинаешь верить, будто на всем действительно стоит ценник.

– Неплохо, – ответил Джошуа.

– Спасибо. И когда все течет мимо, – продолжала она, – легко поверить, что нет ничего запретного, можно плыть по течению и все дурное смоет волна.

Джошуа кивнул:

– Вот это я возьму на вооружение, моя маленькая эпиграмматистка. Итак, у нас есть космопорт, судоверфь, тяжелая промышленность… Кстати, из системы Рогана происходит пяток федеральных политиков, чья репутация, мягко говоря, подмочена. И не меньше знаменитых деятелей искусства. Может быть, разложение создает благоприятную среду для творчества?

Впрочем, вот что занятно. Если верить энциклопедии, с определенных пор – точнее, после войны – здесь не происходит ничего выдающегося.

– Что это значит? – спросила Кристина.

– Может быть, ничего. Или кто-то не хочет привлекать внимание к планете Рогана.

Кристина взглянула испуганно:

– Неужели Верховный Камень дает такую власть?

Вольф кивнул.

– Так как же искать Токен… эту женщину?

– Хорошо, – сказал Вольф. – Чем меньше называть ее имя, тем лучше. На самом деле я точно не знаю, какую силу дает Великая Лумина, особенно если пользоваться ею так долго.

– Как же мы будем ее искать? – повторила Кристина.

– А мы и не будем. Пусть сама нас ищет. – Вольф улыбнулся. – Кстати, вне всякой связи с нашим разговором; мне нравятся твои духи.

– Ой. Название в каталоге показалось мне… занятным. Спасибо. – Кристина совсем смутилась.

* * *

– Давно вы здесь швейцаром? – спросил Джошуа.

– Да уже лет семь-восемь, – отвечала женщина. На груди у нее была табличка с фамилией Хагерсмарк. – Одним словом, довольно давно и могу ответить на все ваши вопросы.

Она спрятала в карман купюру, которую протянул Вольф.

– Предположим, я… или кто-то из моей команды… захотим скрасить свое одиночество?

– Нет ничего проще, – со скучающим видом ответила Хагерсмарк. – В любом интересующем вас виде.

– А как насчет удовольствий… скажем так, нелегального свойства?

– Не знаю такого слова.

– То, что курят, нюхают, колют.

– Я уже сказала: все, что пожелаете.

– Просто полюбопытствовал, – сказал Вольф. – Меня-то на самом деле интересует активный досуг. В отеле немного… тихо.

– Хозяева умышленно поддерживают такую атмосферу, – сказала Хагерсмарк. – Богатые постояльцы всегда отыщут место, где повеселиться. Или устроят его прямо здесь. Наше правило: платите – и делайте что вам вздумается. Но вас интересует активный досуг. Полагаю…

Она сделала пальцами движение, словно бросает кости.

– Верно полагаете, – кивнул Вольф.

– По-крупному?

Он протянул ей купюру:

– Это наводит на мысль?

Женщина взглянула на деньги. Брови у нее поползли вверх.

– Н-да, – сказала она. – Лучшая игра – с глазу на глаз. Но для этого надо сперва завести знакомства. Побывать в соответствующих местах. Лучше всего вам сходить к Накамуре или в «Оазис». У Накамуры публика почище.

– Спасибо, – сказал Вольф.

Хагерсмарк повернулась к дверям, остановилась.

– Так чем вы занимаетесь? Весь отель умирает от любопытства.

– На самом деле я живу очень тихо и размеренно, – ответил Вольф, – а раз в год или чуть реже позволяю себе разнообразие.

– Конечно, сэр, – благоговейно произнесла она. – Желаю хорошо отдохнуть.

* * *

На следующий день Вольф ждал, когда Кристина переоденется, и в это время к ним легонько постучали.

Макс сидел напротив и смотрел на Вольфа. Тот мысленно ощупал пространство за дверью, встал с кресла.

– Кристина, не выходи!

– Что случилось?

– У нас гости. А регистратор должен был в таком случае предупредить.

Стук повторился.

– Я готова, – ответила Кристина. – Вызвать подмогу?

– Пока нет. Макс, ты пока тоже выйди, но на всякий случай оставайся начеку. Если я не заору, не встревай.

Читет помялся, затем быстрым шагом ушел в одну из спален и полуприкрыл дверь.

Вольф распахнул входную дверь. За ней были двое – оба молодые, в смокингах, оба улыбались. И у обоих глаза были холодные.

– Мистер Тейлор?

Вольф кивнул.

– Извините за вторжение, но, может быть, если вы уделите нам минуту, это будет полезно и вам и нам.

– Значит, Хагерсмарк сболтнула, – пробормотал он, приглашая их в комнату. – Выпьете?

– Нет, спасибо. Не хотим отнимать у вас время. Меня зовут Хендерс, это – мистер Найсмиг.

– К вашим услугам, – любезно произнес Вольф.

– Насколько мы с моим товарищем поняли, вы интересуетесь определенным видом досуга.

– Временами.

– Известно ли вам, что оба клуба такого типа… я об «Оазисе» и заведении мистера Накамуры… на самом деле – частные?

– Нет. Мне об этом не говорили.

– Поэтому-то мы пришли и предлагаем устроить вам членство в обоих казино.

– Какой сервис, – сказал Вольф. – Я так понимаю, «членство» предполагает и другие блага?

Младший из гангстеров осклабился, но Хендерс продолжал улыбаться.

– Угадали. Во-первых, в Прендергасте есть и другие заведения, где рады видеть членов нашего клуба. Но главное преимущество для такого человека, как вы, – возможность поменять валюту в любое время дня и ночи. К тому же на планете Рогана, к сожалению, необычайно высокая преступность. Если вы выиграете значительную сумму, наша организация предоставит вам эскорт до любого названного места или даже уговорит банк открыться в неурочное время, чтобы вы могли положить деньги на счет.

– И разумеется, если я откажусь, меня вполне могут ограбить и отнять выигрыш, – сухо сказал Вольф.

– Такое случалось.

– Полагаю, членский взнос довольно велик.

– Мы рассчитываем его исходя из возможностей конкретного кандидата, – сказал Хендерс, выразительно поглядывая на апартаменты. – В вашем случае, поскольку вы прибыли с большой помпой, плата действительно может оказаться высокой. Но, уверяю вас, вы не пожалеете.

– Сколько?

– Зависит от времени, которое вы планируете здесь пробыть, – ответил Хендерс – Обычно мы взимаем взнос за неделю. Впрочем, возможны варианты для долгого срока пребывания или для постоянных жителей.

6
{"b":"2582","o":1}