ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Об этом еще слишком рано говорить, – проворчал я. – Подождите немного…

– Я допускаю, – снова начал Вулф, обращаясь к ней, – что, если бы я согласился взять у вас задаток или Гудвин, действуя, как мой агент, взял бы у вас деньги, не поставив вам определенных условий, я был бы вынужден действовать в ваших интересах и никоим образом не мог бы согласиться на предложение этого Холмера. Но, как вы понимаете, ничего подобного не произошло и я никак не связан с вами. Не существовало никаких профессиональных или этических препятствий, мешающих мне открыть Холмеру ваше местонахождение и потребовать обещанного вознаграждения. Но, черт побери, надо же уважать самого себя! К сожалению, я не могу согласиться сейчас с предложением Холмера. И к тому же есть еще Гудвин.

Я, конечно, выругал его за то, что он вас сюда вообще пустил, и приказал ему поскорее избавиться от вас. Но если я сейчас получу за вас выкуп, с ним невозможно будет жить, а тем более работать.

Вулф покачал головой и продолжил:

– Таким образом, то, что вы избрали в качестве своего убежища мой дом, никак меня не радует. Если бы вы отправились куда-нибудь еще, а мистер Холмер пришел бы сюда, чтобы поручить мне разыскать вас, я бы определенно взялся за эту работу и конечно же заработал бы свое вознаграждение. Тем, что я не имею возможности воспользоваться вашим присутствием здесь, я обязан простой случайности и еще Гудвину. Но я не собираюсь нести из-за этого убытки. А они весьма внушительны. Поэтому у меня и имеется два предложения на выбор. Первое – самое простое. Когда Гудвин доложил мне о вашем желании остаться в моем доме, он сослался на то, что вы готовы заплатить за это любую сумму. По его словам, вы сказали буквально следующее: «Я согласна на любые условия». Поскольку вы говорили с ним как с лицом, меня представляющим, эти слова можно отнести и ко мне. Так вот, сейчас я могу назвать эту сумму. Десять тысяч долларов.

Она в изумлении вытаращила на него глаза:

– Вы… Вы хотите сказать, что я должна буду заплатить вам десять тысяч долларов?

– Да. И я даже позволю себе следующее замечание. Я подозреваю, что в любом случае деньги я получу от вас, прямо или косвенно, ибо Холмер, если я выполню его поручение, расплатится не иначе как вашими же деньгами. Если он действительно управляет вашей собственностью и имеет на это широкие полномочия, то и плата за вашу поимку будет определенно исходить из того же источника. Так что в действительности…

– Но это же явный шантаж! – воскликнула она.

– О, я несколько сомневаюсь в справедливости ваших слов, – ответил Вулф.

– Более того, я утверждаю, что это неприкрытый шантаж! Вы хотите сказать, что, если я не заплачу вам десять тысяч долларов за мое пребывание в вашем доме и за сохранение его в тайне, вы попросту расскажете Перри Холмеру о том, где я, и получите эту же сумму, но только из его рук!

– Ничего подобного я не говорил, – заметил Вулф. Он был очень терпелив. – Я только сказал, что имею два предложения на выбор. Если вам не нравится это, то есть и другое. – Он бросил взгляд на стенные часы. – Сейчас десять минут двенадцатого. Гудвин помог вам разложить вещи, он же поможет их уложить обратно. Вместе с вашим багажом вы вполне можете уйти отсюда через пять минут, и никто не увидит, куда вы направитесь и куда придете. Мы не станем подглядывать за вами из окон и смотреть, в какую сторону вы повернете от нашего дома. Мы просто забудем о вашем существовании на десять часов сорок пять минут. Но по истечении этого времени, начиная с десяти часов завтрашнего утра, я позвоню Холмеру и сообщу, что принимаю его поручение на тех условиях, которые он мне предложил. И после этого я начну за вами охотиться.

Вулф взмахнул рукой:

– Поверьте, мне было очень неприятно предлагать вам оплатить расходы, но взять деньги у Холмера – это совсем другое дело. Я рад, что вы отнеслись к моему предложению с презрением, даже назвали его шантажом. Но, поскольку мне нравится делать вид, будто я зарабатываю хоть крупицу из того, что получаю, я вынужден поступать именно так. Однако это предложение все же остается в силе до десяти утра завтрашнего дня. В случае, если вы все же решите предпочесть его игре в кошки-мышки.

– Но я вовсе не собираюсь платить вам десять тысяч долларов! – Она вздернула подбородок.

– Это ваше дело.

– Но это же просто смешно! – сказала она.

– Согласен. Хотя, конечно, возможна и альтернатива, и она действительно смешна, прежде всего для меня. Выйдя из моего дома, вы можете направиться к себе, сообщить Холмеру по телефону о том, что вы здесь, увидеться с ним утром и после этого спокойно отправиться спать, оставив меня в дураках. Но я вынужден рисковать, так как другого варианта у меня нет.

– Но я совсем не собираюсь домой и не намерена никому говорить, где буду находиться.

– Как вам будет угодно, – сказал Вулф, снова посмотрев на часы. – Сейчас уже четверть двенадцатого, и я считаю, что вам не стоит терять время, если вы решили возложить эту работу на меня. Арчи, – добавил он, обращаясь уже ко мне, – ты отнесешь багаж мисс.

Я медленно поднялся. Ситуация была в высшей степени неблагоприятной, но я не видел возможности изменить ее.

Присцилла ждать не собиралась. Она уже встала с кресла, пробормотав:

– Благодарю вас, я как-нибудь уж справлюсь сама, – и тут же направилась к двери.

Я посмотрел, как она пересекла прихожую и начала подниматься по лестнице вверх.

– Это все больше напоминает мне игру «разбегайтесь, овцы!», а не игру «в бары». Так, по крайней мере, мы называли ее в Огайо, – сказал я Вулфу. – Именно эти слова должен выкрикивать пастух[1]. Игра может быть в высшей степени увлекательной и забавной, но мне, я думаю, следует сказать вам кое-что до того, как она уйдет. Я совершенно не уверен в том, захочу ли я в дальнейшем играть в нее. Может быть, вам придется меня уволить.

Он произнес всего лишь одну фразу:

– Выведи ее отсюда!

Я неторопливым шагом поднялся по лестнице, думая, что она ни в коем случае не примет моих услуг по упаковке вещей… Я увидел, что дверь в ванную была открыта, и спросил:

– Можно войти?

– Не беспокойтесь, я не нуждаюсь в ваших услугах, – послышался ее голос. – Я ухожу.

Она ходила из комнаты в ванную и обратно. Чемодан, стоявший на ковре, был открыт и заполнен на три четверти. Эта девушка могла быть в высшей степени подходящей спутницей в жизни.

Даже не взглянув на меня, она быстро и аккуратно покончила с укладкой чемодана и принялась за шляпную картонку.

– Присмотрите хорошенько за своими деньгами, – сказал я, – у вас их очень много. Не позволяйте чужим распоряжаться ими.

– Вы говорите так, как будто отправляете младшую сестренку в путь, – сказала она, не поднимая по-прежнему на меня глаз.

Сказано это было довольно добродушно, но все равно показалось мне не слишком приятным.

– Угу, – сказал я. – Там, внизу, вы сказали, что вам следует меня поздравить, и я, как вы помните, попросил вас подождать с этим. Я очень сомневаюсь, заслуживаю ли я таких поздравлений.

– Теперь я думаю, что нет, и беру свои слова обратно, – сказала она.

Присцилла застегнула «молнию» на шляпной картонке, взяла жакет и шляпку, надела их и подошла к столу за сумочкой. Потом она потянулась за шляпной картонкой, но та уже была у меня в руках, как и чемодан.

Она вышла первая, я – за ней. Внизу, в прихожей, она даже и не взглянула в сторону кабинета Вулфа, когда мы проходили мимо, но я невольно посмотрел туда. Вулф сидел за письменным столом, откинувшись на спинку кресла, с закрытыми глазами. Когда мы подошли к входной двери и я открыл ее, она сделала попытку взять у меня свои вещи, но я ей не позволил.

Присцилла настаивала, но я оставался непреклонен и, поскольку весил значительно больше, чем она, все же победил. Спустившись по ступенькам, мы вышли из дома и свернули на восток. Потом прошли по Десятой авеню и перешли на другую сторону.

вернуться

1

Речь идет о детских играх, распространенных в то время в Америке. «Разбегайтесь, овцы» – близка к русской игре в прятки, когда игрокам дается время, чтобы они могли спрятаться, а «пастух» должен потом найти их. Игра «в бары» ближе к русской игре «в штандр», когда надо пробежать от одного «дома» (бара) к другому так, чтобы тебя не поймали или не попали в тебя мячом. (Здесь и далее примеч. ред.)

8
{"b":"25823","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Шоколадные деньги
Книга звука. Научная одиссея в страну акустических чудес
Квази
Соблазни меня нежно (СИ)
Лучшая подруга
Чистовик
Благодарный позвоночник. Как навсегда избавить его от боли. Домашняя кинезиология
Morbus Dei. Зарождение
Среди овец и козлищ