ЛитМир - Электронная Библиотека

Янсма и Иоситаро переглянулись и не стали говорить об очевидном. «Когда явимся»… или «если явимся».

— Так что позвольте мне приготовиться к нашему первому скачку, и вперед! — сказал Петр фальшиво оптимистическим тоном.

Гиперпространство снова засосало их в свою воронку. Калейдоскопическое мерцание мониторов по-прежнему приковывало взгляды Гарвина и Ньянгу, но Кипчак туда больше не смотрел.

— Посмотрите-ка сюда, — сказал он. — Вот из-за этой штуки я и решил вас взять с собой. Тот, кто придумал эти спасательные шлюпки, считал, что в них окажется перепуганный народ, не имеющий представления о том, где у корабля нос, а где корма. А потому управлять этой посудиной проще простого. Находишь свою программу, давишь на главную кнопку и можешь сидеть грызть ногти. Единственное, за чем нужно следить в гиперпространстве, — за стрелкой вот этого индикатора. С помощью этой ручки ее надо удерживать между вот этими черными квадратиками. Еще надо следить за таймером. Каждые два часа его нужно перезапускать. Не перезапустишь — автоматика вынесет корабль из гиперпространства. По-моему, вся эта ерунда нужна только для того, чтобы не сойти с ума от скуки. Но из всех моих знакомых еще никому не удавалось обезвредить этот проклятый таймер. Так что нам придется дежурить по очереди.

— Приятно знать, что ты не просто балласт, — сказал Гарвин.

— Нет, парни, вы нужны. Вы по-настоящему нужны. И не только для этого, но и для самого главного! Все, что из вас выходит, подвергается вторичной переработке, и вы снова дышите этим, завтракаете этим, и этим же запиваете свой завтрак. — Петр зловеще усмехнулся, собираясь насладиться зрелищем двух физиономий, перекошенных судорогой тошноты. Но его постигло разочарование. — На стопроцентной субстанции ресайклер не будет работать как надо. Когда агрегат перерабатывает сырье только из одного источника, в нашем случае — из единственного пассажира, то он начинает действовать, мягко говоря, неаккуратно. В общем, слишком быстро. А чем больше у него игрушек — в пределах разумного, конечно, — тем лучше для всех нас.

— Должна же здесь быть и нормальная еда, — предположил Гарвин. — Ведь если мы будем есть только то, чем испражняемся, то через несколько дней нам захочется пропустить через ресайклер Иоситаро. Снижение объемов переработки и все такое.

— Ты прав, — согласился Петр. — Еда и остальные припасы должны лежать вон там. Не только самое необходимое, но и кое-какие деликатесы. Всем понятно, что тот, кому приходится сидеть на этой говножрачке в ожидании подмоги, по достоинству оценит любое разнообразие.

Ньянгу подошел к указанному шкафчику и открыл замки.

— Ранг-дао! — выругался он. — Кто-то решил поживиться за наш счет.

Кипчак в мгновение ока оказался у шкафчика.

— Замечательно, — мрачно сказал он. — Просто превосходно. Кто-то, то ли в доке, где ремонтировали «Мальверн», то ли из команды, провел инвентаризацию припасов. Не знаю только, сам он все сожрал или продал.

— Ну и чем мы располагаем? — спросил Гарвин.

— С голода не умрем, — ответил Петр. — Но когда доберемся до Камбры, вряд ли согласимся съесть хоть ложку соевого соуса.

Другие шкафчики тоже не избежали внимания воров, в том числе шкафчик с надписью «Развлечения». Петра это нисколько не расстроило.

— Что ж, это отличная возможность научиться чему-нибудь новому, — сказал он. — Существуют два способа проводить время, когда ты не на боевом дежурстве или угодил куда-то, откуда нет никакой возможности смыться. Именно в такой ситуации ты и оказываешься постоянно, когда служишь в армии. Можете мне не верить, но армия позволяет солдату спать даже больше, чем нужно. Так вот, можно чесать языком, а можно учиться. Большинство предпочитает болтовню. Все сидят и рассказывают друг другу историю своей жизни, самое интересное, что с ними когда-то случалось, и так далее.

— Да, на «Мальверне» все так и делали, — подтвердил Гарвин.

— Ну, не все, — не согласился Петр. — Только новобранцы. Ведь они не подумали о том, что будет, когда запас историй кончится. Что происходит, когда ты знаешь абсолютно все о своем соседе? Ты тут же начинаешь ненавидеть его со всеми его потрохами. Гораздо лучше — заниматься собой. Почитать диск, к примеру. Или, если нет диска, попросить кого-то, кто что-то умеет, научить и тебя. Это дает и пишу для ума, и возможность наплевать на всех, кто заставляет тебя заниматься бесполезными делами.

— Ну и чем займемся? — спросил Гарвин. — Ньянгу еще два часа стоять на вахте, а потом моя очередь.

— Кажется, ты любишь красивые слова? — сказал Кипчак. — Я это заметил, когда ты читал проповедь о вреде азартных игр.

— Да, люблю.

— Это хорошо. Сиди и слушай.

Гарвин изобразил внимание.

— Входит Хор. Хор:

О, если б муза вознеслась, пылая,
На яркий небосвод воображенья,
Внушив, что эта сцена — королевство.
Актеры — принцы, зрители — монархи!

Гарвин и Ньянгу в недоумении переглянулись.

Спустя много часов, за которые они несколько раз сменяли друг друга на вахте, немного охрипший Петр закончил декламацию:

Все это представляли мы не раз;
Примите ж ныне милостиво нас.

Он встал и поклонился.

— Я чертовски горжусь этим, — сказал он.

— По-моему, — сказал Гарвин после длительной паузы, — здесь есть чем гордиться. Это называется «пьеса»?

— Ага.

— И сколько таких ты знаешь?

— Двенадцать или тринадцать.

— Их написал тот же парень?

— Большинство из них. Но были другие: Мольер, Робишо, Ван Максдем, Ануй.

— И ты все их выучил наизусть?

— Помогает не заснуть на боевом дежурстве.

— И что, в армии все таким дерьмом занимаются? — поинтересовался Иоситаро.

— Нет, только некоторые. — Петр зашел в санузел выпить воды, а вернувшись, заявил: — Теперь ваша очередь меня развлекать.

Прошла целая вечность, прежде чем их шлюпка вынырнула из гиперпространства посреди какой-то планетной системы.

Петр вытащил из гнезда микрофон коммутатора и нажал на кнопку. На панели загорелись огоньки.

— Мы выйдем в эфир на стандартной для сигнала бедствия частоте, — пояснил он и нажал другую кнопку. — D-Камбра, D-Камбра! Говорит спасательная шлюпка транспортного корабля Конфедерации «Мальверн». Пожалуйста, ответьте на этой же частоте. D-Камбра, говорит спасательная шлюпка «Мальверна»…

Глава 6

D-Камбра

Дверь открыл высокий седой человек в погонах коуда. Он был командующим Ударного корпуса быстрого реагирования.

Петр вскочил и вытянулся в струнку. Ньянгу и Гарвин неуклюже попытались проделать то же самое. На всех троих была новенькая форма, Ньянгу и Кипчак были в зеленом камуфляже пехоты, Гарвин — в черном комбинезоне танкиста.

— Входите, — холодно произнес коуд Уильямс.

Вслед за ним все трое вошли в приемную генерал-губернатора Уилта Хэмера. Глава Планетарного правительства системы Камбра, прямой представитель Конфедерации выглядел дедушкой. Но в этот момент он не собирался никого угощать леденцами, напротив — полыхал праведным гневом. Дверь за вошедшими оглушительно захлопнулась.

— Вот эти трое, губернатор, — сказал коуд Уильямс.

Хэмер расхаживал за огромным полированным деревянным столом, на котором не было ничего, кроме старомодного, по всей видимости очень дорогого, письменного прибора. В стол была вмонтирована кнопка связи.

Губернатор посмотрел на них так, как будто они были разносчиками заразы.

— Понятно, — сказал он. — Все трое — новобранцы.

— Двое, сэр, — ответил Уильямс. — Тот, что слева, в армии не первый раз.

Хэмер хмыкнул:

10
{"b":"2583","o":1}