ЛитМир - Электронная Библиотека

— На это трудно возразить, — поддержал Дилл и, заметив, что Гарвин ничего не понимает, принялся объяснять.

— Урок первый, — объявил он. — «Грирсоны», конечно, металлолом, но в каждой роте их восемь штук. В каждый влезают две штурмовые команды по десять крекеров — вонючих пехотинцев. Один «грирсон» на взвод. Оставшиеся четыре машины — это штабная, орудийная, ремонтная, связная. Мы служим в первой роте, а этот «грирсон» приписан к третьему взводу. Ты можешь спросить: а где же, собственно, тусуется весь этот третий взвод? Может быть, в том ангаре? Но если ты туда заглянешь, то найдешь там не больше пяти человек — кретина старшего механика со своими отморозками-помощниками. Они с деловым видом расхаживают взад-вперед по ангару, имитируя трудовую деятельность. Так где же взвод? Сегодня взвод красит бордюрчики на клумбах перед штабом подразделения в розовый цвет. Один из самых важных этапов боевой подготовки.

— Понял, — сказал Гарвин.

— Так что не валяй дурака, осваивай машину, — вступил Горецки, — а не то получишь воинскую специальность ассенизатора первого разряда. — Он присмотрелся к Гарвину внимательнее. — А не в твою ли честь был позавчерашний парад?

— В мою, — ответил Гарвин.

— Тогда я твой должник. Если б не ты, пришлось бы мне дежурить на обеде у милля Фитцджеральд. А так она отобедала с коудом в штабе. И все из-за тебя.

— Рад, что смог быть полезным.

Тут внутри «грирсона» что-то звякнуло, и оттуда вылезла женщина небольшого роста в старомодных очках с прямыми волосами до плеч. Было такое впечатление, что ее парикмахер вместо ножниц использовал топор мясника. На рукаве ее гимнастерки красовались три полоски — знаки отличия финфа.

— М-мм… привет, — выдавила она, небрежно кивнув.

— Это Хо Канг, наша компьютерная пифия, — сказал Дилл. — Электронный перехват. Это Гарвин Янсма. Она финф, поэтому называть ее пифией позволительно только мне как старшему по званию.

— М-мм… привет, — повторила Хо и тут же обратилась к Диллу, совершенно забыв о существовании Гарвина. — Бен, помехи на приборе ближнего наблюдения никуда не делись. Я пыталась за ним следить, когда он ходил вокруг машины, и увидела шесть человек вместо одного. При этом они танцевали.

— Хо. — сказал Дилл. — Если я запишу это в бортжурнал, нас отправят на ремонтную стоянку. И как ты думаешь, мы хоть когда-нибудь дождемся запчастей? — Он кивнул в сторону Гарвина. — Наш новенький, между прочим, был на звездолете, в котором лежало все, о чем мы так долго просили. Но этот левиафан, как ты знаешь, до нас не долетел.

— О! — Она снизошла до Гарвина и спросила: — Они забрали все?

— Весь корабль.

— И кто они? — поинтересовалась Хо.

— Ну… на этот вопрос я должен ответить, что это были пираты.

— А на самом деле?

— Хватит с меня неприятностей, — сказал Янсма. — Будем называть их пиратами.

— Хорошо бы пираты, — мечтательно сказала она. — Это гораздо лучше, чем эти тупые придурки из «Движения» или мусфии, которые ничего не делают, только глаза мозолят. Черт возьми! Я хочу… я задыхаюсь без битвы!

— Ничего, мы как-нибудь вольем в него пару бутылок пива, и он расскажет нам всю правду, — заявил Горецки. — А теперь вернемся к проблеме ближнего наблюдения. Я хотел бы знать, когда ко мне подкрадывается кто-то с гранатой.

Канг огляделась и убедилась в отсутствии лишних ушей.

— Неполадки я могла бы исправить сама, — сказала она. — Это, правда, запрещено, но я могла бы сделать нужную деталь из того, что можно купить в Леггете. Но на какие шиши?

Дилл полез в карман комбинезона, достал деньги.

— Возьми. Если не хватит, добавлю.

Канг спрятала деньги.

— Чего только некоторые не сделают, чтобы дослужиться до твега, — сказал Горецки. — Последнюю копейку отдадут, лишь бы держать фасон.

— Какой тут, к черту, фасон, — огрызнулся Дилл. — Еще одна поломка в этом ржавом корыте, и оно будет годиться только для памятника. Так что я всего лишь стараюсь стоять на страже ваших жизненных интересов.

Гарвин опять понял не все.

— Видишь ли, — объяснил Дилл, — это главная проблема Корпуса. Снаружи мы выглядим просто блестяще… Боже мой, этот кусок дерьма блестит так, — он похлопал по «грирсону», — что перед ним можно бриться. Но если ты захочешь полететь на нем чуть дальше сортира, то это совсем другое дело.

— На складе Корпуса вместо запчастей — дерьмо, — вставил Горецки. — Но боже тебя упаси починить что-нибудь самому. Если что-то сломалось, то так и останется сломанным, а говнюк первый твег найдет тебе другую работу. В основном — дерьмо перекачивать.

— Это напоминает мне о другой проблеме, — сказал Дилл. — Ты прошел хоть какую-то подготовку?

— Никакой. — честно признался Гарвин. — Мне сказали, что обучение я буду проходить непосредственно в части.

— Это уж слишком, — рыкнул Дилл. — Список нужных вещей, которых у нас нет, и так не помещается в гроссбух, а тут еще проси все необходимое для обучения. Патроны, ракеты… Про топливо вообще можно забыть.

— Вообще-то есть симуляторы, — сказала Канг.

— Она думает, что можно стать героем, сидя в теплом уютном местечке и понарошку стреляя по мишеням, которые понарошку отстреливаются. Иногда у нее в голове проводок не касается батарейки.

— Симуляторы — лучше, чем ничего, — совсем не обиделась Канг.

— Симуляторы — это почти ничего, — заключил Дилл. — Так-то, Янсма. Все это совсем не похоже на рекламные ролики про армию. Добро пожаловать в Ударный корпус висячего члена!

Альт Джон Хедли лежал на столе в своем рабочем кабинете. Кабинет был бы довольно просторным, если бы не стойки топографических карт и огромное количество компьютеров и приборов разного назначения. А главное — посреди кабинета стоял огромный штабной стол, буквально пожиравший пространство.

— Добро пожаловать в «Разведку и рекогносцировку», — приветствовал Хедли, протягивая руку.

Ньянгу удивился неформальности обращения и поднял бровь, но на рукопожатие ответил.

— Поскольку мы абсолютно все делаем по-своему, то и методы долбаного обучения у нас свои собственные, — продолжал Хедли. — Две недели назад четверо горящих энтузиазмом туземцев как раз приступили к занятиям. Думаю, ты сможешь к ним присоединиться. — Он обратился к солидному, с проседью, старшему твегу, стоявшему позади Ньянгу: — Реб, не мог бы ты связаться с Моникой и попросить ее пожаловать к нам сюда, если она окажется в досягаемости.

— Хорошо, босс.

Ньянгу снова приподнял бровь. Хедли это заметил.

— Пожалуй, несколько советов тебе не повредят, — сказал он. — У нас есть несколько простых правил. Первое, все мы тут долбаные добровольцы. Будешь бить баклуши — тут же вернешься в стадо баранов. Второе: не задирай свой долбаный нос. Мы такие же крекеры, только работаем маленькими группами. Просто то, что мы делаем, мы делаем быстрее, лучше и круче, чем кто бы то ни было. Так что не надо объяснять всем встречным и поперечным, какой ты суперагент. И не стоит, покидая расположение роты, наезжать на гражданских лиц или на стадо баранов. За драку тоже можно вылететь из части. Особенно, если побьют тебя. Мы делаем грязную работу, но в свободное от нее время мы самые большие чистюли — мы бреемся, мы моемся, мы чистим ботинки и гладим форму. Свиньей может быть каждый кретин. Мы не кретины. Третье: мы все делаем по-своему, но это никого не касается. Я заметил, ты немного удивился, когда я назвал старшего твега Гонсалеса по имени, а он меня — боссом. Но в присутствии посторонних я бы употребил его фамилию и звание, а он бы сказал мне «Сэр». Ты можешь обращаться к каждому, как тебе угодно… Лучше сказать, как им угодно. Так уж сложилось, что у старшего твега Гонсалеса, например, за плечами семь локальных конфликтов и две полноценные войны. Поэтому если ты скажешь ему «Реб», когда он вернется, то он, видимо, сделает из тебя клейстер для обоев. Обращаться к нему по имени ты будешь, когда пройдешь обучение и будешь зачислен. А еще лучше — после того, как получишь пару ранений. Повторяю еще раз: наши внутренние дела — это наши внутренние дела. Помни об этом и будешь достойным членом РР.

14
{"b":"2583","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Это неприлично. Руководство по сексу, манерам и премудростям замужества для викторианской леди
Мар. Червивое сердце
Выжить любой ценой
Ореховый Будда
Жизнь может быть такой простой. Жизнелюбие без одержимости здоровьем
Знаменитый Каталог «Уокер&Даун»
Метро. Трилогия под одной обложкой
Как привести дела в порядок: искусство продуктивности без стресса
Одиночество вдвоем, или 5 причин, по которым пары разводятся