ЛитМир - Электронная Библиотека

Последнего из истязуемых звали Тон Майлот. Он тоже не отличался ростом, но был весьма крепкого сложения. Все казалось ему смешным. Как и Фаул, он никогда не выглядел усталым или раздраженным. Однажды он сказал Ньянгу, что Лир — это просто мыльный пузырь. По его словам, ее садизм был ничем по сравнению с рыбалкой в его родной деревне.

— К тому же, — добавил он, — она не умеет топить людей.

— Ничего, научится, — пообещал Пенвит.

Все пятеро стояли рядом со своим бревном в пятидесяти метрах от ротной столовой. Солнце достигло зенита, и к зданию ручейками стекались солдаты.

— Вы, наверное, проголодались?

— Да, дек.

— Нет, вы не проголодались. Или проголодались?

— Нет, дек.

— Мы не хотим есть, мы хотим бегать, правда?

— Да, дек. — Ньянгу почувствовал, что в поисках пищи его желудок сейчас вывернется наизнанку и начнет обгладывать легкие.

— Почему так тихо? Напра-аво! Шаг вперед! Два шага вперед! Так, родные. Отсюда и до пляжа бегом марш! Попробуем никого не потерять по дороге. Если никто не свалится замертво, то для великолепно освежающего отдыха мы проплывем пару сотен метров вольным стилем.

Еще раз проверив, в порядке ли резьба, Гарвин сильнее налег на гаечный ключ. Гайка раскололась на две равные части.

— Мать твою, — пробормотал он, вспомнив рассказ Дилла о судьбе экипажей, чьи корабли оказались в ремонте. «Интересно, — думал он, — будет ли „грирсон“ считаться боеспособным с этой поломкой?»

Гарвин подергал решетку воздухозаборника, и она легко сдвинулась с места. Да, дела… Кто-нибудь обязательно заметит, что из крыши машины торчит здоровенный винт без гайки, и вся команда отправится распылять растворитель. Эта работа состояла в том, что ты вешал на спину огромный резервуар с едкой дрянью и распылял ее на загрязненные детали и механизмы.

Янсма слез с крыши БМП и, выйдя из ангара, направился на склад. Через полчаса он, не солоно хлебавши, поплелся обратно.

— Нет у нас такой хреновины, — сказал сержант на складе, едва взглянув на останки болта. — Заказ не пришел. — И злорадно добавил: — Похоже, у вас серьезная поломка. Нам бы тут не помешал аккуратный парень вроде тебя. Надо вынести со склада и закопать тридцать тонн гнилых овощей. Твой экипаж, наверное, тебе поможет.

В общем, сержант оказался порядочной сволочью.

Когда Гарвин подошел к ангару, внезапная мысль заставила его остановиться. Металлические двери ангара были собраны из железных полос, скрученных вместе болтами. «Зачем дверям ангара столько болтов? По размеру вроде подходят». Взяв разводной ключ, он скрутил одну гайку. «Отлично», — поздравил он себя и несколько раз подбросил гайку в воздух.

— Какого черта тебе тут надо?

Гарвин отпрыгнул на метр и, обернувшись, увидел искаженную злобой красную морду первого твега Малагаша.

— Э-э… да ничего, командир. Просто решил передохнуть, а теперь иду…

— А что у тебя в руке?

— Э-э… да ничего. Гайка вот.

— И для чего она тебе?

Гарвин изобразил невинность.

— Ты когда-нибудь слышал слова «строгое соответствие», солдат? — проскрежетал Малагаш. — В армии каждая вещь имеет свое предназначение. И эту гайку, которую ты только что открутил с двери, запрещается использовать в «грирсонах».

— Да, сэр, но…

— С кем ты собираешься спорить?

— Ни с кем, сэр. Не собираюсь, сэр, Первый твег, сэр.

— Ты что, хочешь закончить курс обучения в дисциплинарном взводе?

Гарвин содрогнулся. В дисциплинарном взводе занимались только одним делом: один день рыли яму, на второй день — засыпали ее, на третий день рыли следующую яму, и так далее. А вместо перекуров — тяжелая атлетика.

— Нет, сэр. Никак нет, сэр.

Малагаш полминуты сверлил его взглядом и наконец смягчился:

— Приведи-ка ко мне своего командира, солдат. Мы с ним обсудим твое поведение и его методы руководства новобранцами. Потом отправишься в столовую и доложишь там сержанту, что хочешь почистить жироуловитель.

— Ради этой штуки, в конце концов, все вы тут и нужны, — сказала Лир.

Ньянгу внимательно посмотрел на закругленную, покрытую черной оксидной пленкой коробку в своей руке. Восемнадцати сантиметров в длину, восемь на тринадцать в разрезе; два зажима наверху, спусковой крючок с предохранителем, главный предохранитель снизу и прорезь для подачи боеприпасов перед спусковым механизмом. Коробка была на удивление тяжелой — около полутора килограммов.

— Операционное устройство бластера, марка 21, — продолжала Лир. — Кишки почти любого оружия, с которым вам придется иметь дело. Смотрите. — Она взяла такую же коробку, какая была выдана каждому из рекрутов.

Позади нее в оружейной были выставлены разнообразные бластеры. Короткий бластер длиной с руку Иоситаро. Другой, побольше, с тяжелым прикладом, длинным стволом, внушающим уважение оптическим прицелом. Третий, еше больше, опирался на разлапистую сошку. Четвертый был смонтирован на увесистой треноге.

Лир выбрала самый маленький, перевернула, сунула в него коробку, защелкнула зажимы.

— Ваш базовый карабин готов к действию. Вытаскиваем кишки, — она отстегнула коробку, — и засовываем вот сюда. Пожалуйста — снайперская винтовка. На двух ногах — базовый пулемет поддержки, на треноге — зенитная установка малого калибра. И во все это втыкается коробка, которая в ваших руках. Патроны подаются снизу, иногда — из магазина, иногда — с ленты, иногда даже с барабана. Мы берем на задание именно барабаны, поскольку тактика РР — нанести мощный удар, раствориться и исчезнуть. С магазином у вас тридцать шансов кого-то убить, с барабаном — сто. В ленте — двести пятьдесят или пятьсот зарядов. Вот так выглядят патроны. — Она продемонстрировала маленький цилиндр размером с мизинец. — Работает без шума и пыли. Вся энергия заряда уходит через ствол, гильза сгорает. Так что не стоит беспокоиться о том, что гоблины могут подобрать кучку небесполезных железяк.

«Ага, гоблины, — про себя отметил Иоситаро. — Так говорил и Петр. Видно, так в разведке называют плохих ребят».

— Это утро мы посвятим сборке-разборке этих примочек. После этого — обычная программа: бег, поднятие тяжестей и так далее, — сказала Лир. — С завтрашнего утра начнем учебные стрельбы. Ничего страшного, просто будто вы завинчиваете шуруп себе в ладонь. Мы будем заниматься этим пять дней. Потом отправимся на полигон, где познакомимся с боевыми патронами.

— Стрелок! — скомандовал Дилл. — Приготовиться! Цель!

На приборной панели Янсмы загорелся сигнал тревоги.

— Сканирую расположение противника, — прозвучал в наушниках голос Канг. — Есть!.. Я обезвредила их радар. Теперь они слепые.

— Вперед на небольшой высоте! — распорядился Дилл. — Высота полметра.

— Идем, капитан, — ответил Горецки.

— Стрелок! Противник прямо по курсу!

Экран находился внутри шлема. Как Гарвин ни пытался неуклюже двигать шеей, расстояние до глаз сохранялось. Наконец он что-то увидел. Сначала всего лишь цепь скал с деревушкой перед ними.

— Стрелок!

Гарвин напряг зрение и увидел, как один из домов в деревне сдвинулся с места.

— Вижу цель, дек… то есть капитан, — поспешно поправился он. — Танк противника… Нет, два.

— Огонь!

— Первая ракета, — ответил Янсма, сжимая в правой руке податливую рукоятку. «Грирсон» накренился, и перед взором Гарвина возникло облачко дыма от ушедшей вперед ракеты. Подвигав левой рукояткой, Гарвин превратился в эту ракету. Он бешено работал левой рукояткой. Огромный танк стремительно надвигался на него, поворачивая башню с пушкой. Вдруг наступила темнота.

— Попадание, — сказал Дилл. — Огня не вижу, но цель уничтожена.

— Вторая ракета, — доложил Гарвин, с трудом сдерживая восторг, и снова превратился в ракету.

Танк, ставший его целью, выплюнул сноп огня, и Гарвин завертелся, подался в сторону, перевернулся. Ракета ударила в хижину рядом с танком.

16
{"b":"2583","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дневник по соблазнению Миллиардера, или Клон для олигарха
Происхождение
Необыкновенные приключения Карика и Вали
Не прощаюсь
Сердце ночи
Рецепты счастливых отношений
Кастинг на лучшую Золушку
Книга жизни. Для тех, кто отчаялся найти врачей, которые могут вылечить
Отдел продаж по захвату рынка