ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я обещаю, что мы не будем никого звать, — бормотал начальник конторы, — пока вы не успеете уйти достаточно далеко.

— Да-да, — добавила женщина, — не убивайте нас! Мы никому ничего плохого не сделали, и ваших лиц не вспомним.

Брукс кивком указал своим помощникам на дверь и, когда они вышли, направился за ними.

— Спасибо, — сказала женщина. — Спасибо, что оставили нас в живых.

Брукс обернулся, спокойно посмотрел ей в глаза, поднял бластер и нажал на курок.

— Этот ваш Брукс работает как мельница, — сказал Комсток Брайен. — Четыре экспроприации в этом цикле, и при этом никаких потерь. А в последний раз он принес почти четверть миллиона.

— Да, его в оборот уже давно надо было брать, — согласилась Джо Пойнтон. — За все годы моей деятельности у меня впервые нет проблем с деньгами для наших агентов, да и для других нужд. Но вот о чем я думаю: не становится ли ему тесновато в Леггете? Брат Брукс, сдается мне, человек слишком одаренный для простого разбойника.

— Не вытащить ли нам его из столицы? — предположил Брайен.

— В проектной группе не хватает людей. Ведь мы потеряли Тъарга и Мирам, — поддержала Джо.

— Знаю.

Пойнтон внимательно посмотрела на Брайена.

— Тебе он не по душе.

— Да, — согласился Брайен, — симпатии я к нему не чувствую.

— Почему?

— По мне, он слишком ярко горит.

— Можем ли мы позволить себе такую роскошь, как личные пристрастия? — спросила Пойнтон.

Брайен закусил губу.

— Нет, — неохотно согласился он. — Не можем. И, наверное, нам нужен большой пожар. Тогда, может быть, уже нашему поколению удастся исполнить священный долг.

— Может быть, Брукс — именно тот, кто нам нужен? — подтолкнула Пойнтон.

— Забирай его из Леггета, — заключил Брайен. — Посмотрим, как он поплывет в открытом море.

Глава 13

— Присаживайтесь, мистер Янсма.

— Спасибо, мистер Дилл.

Улыбка на лице Гарвина немного омертвела, когда он оказался в кресле командира «Боевой машины пилотируемой».

— Сообщите мне, когда будете готовы, мистер Дилл.

— Конечно, мистер Янсма.

«Водитель, вызывает электронный перехват, — затрещал интерком. — Что с этими двумя? Подверглись психотропному облучению?»

«Говорит ЭП, — ответила Канг. — Психотропное воздействие очевидно».

— Тишина в машине! — распорядился Гарвин, и разговоры прекратились. — Водитель, двадцать пять процентов мощности двигателей!

— Есть двадцать пять процентов, командир.

— Поехали, мистер Горецки.

«Грирсон» мягко приподнялся над платформой и выплыл из ангара, напоминая застенчивого динозавра в балетных тапочках. Подсознание послало Гарвину панический сигнал: «Это по-настоящему. Симуляторы кончились». Но он отбросил эту мысль и ткнул подбородком кнопку связи.

— Диспетчер, говорит два-альфа-три, прошу разрешения на вылет.

— Говорит диспетчер, — отозвалось в наушниках. — Сообщаю ситуацию в воздухе. Два «жукова» на восточной окраине полигона. Три «кука» отрабатывают точечные удары на лугу… Вылет разрешаю, направление — на усмотрение командира машины.

— Говорит два-альфа-три. Следую на запад, в направлении полигона «Тигры», на высоте тысяча метров. Предупреждаю: командир машины — стажер.

— Вас понял, два-альфа-три. Будем смотреть за вами. Вылет разрешаю.

— Набрать высоту, — приказал Гарвин. — Мощность — пятьдесят процентов.

— Взлетаем, командир, — ответил Горецки, и земля на экране стремительно ушла вниз.

Янсма нажал на кнопку, и на другом экране появилась карта.

— Курс диктовать? — спросил он.

— Ответ отрицательный, — отозвался Горецки. — Туда я долечу с завязанными глазами.

— Отрицательный ответ на нарушение процедуры, — вмешался Дилл. — Янсма учится. Веди машину, как он скажет.

— О'кей, командир… то есть стрелок.

— Гарвин, не вздумай на мне ездить, — предупредил Дилл.

— Прошу прощения. — Гарвин погрузился в карту. — Высота прежняя, скорость увеличить до девяноста, курс 232 градуса.

— Высота тысяча, скорость поднимаю до девяноста, — ответил Горецки. — Летим над водой.

«Грирсон» несся на зюйд-зюйд-вест, к длинной косе, огибающей залив. Там находился полигон «Тигры».

— Поставь на автопилот, — распорядился Дилл. — Гарвин, вот чего я от тебя хочу, когда прилетим к тиграм. Опустишь этот металлолом на высоту двести… В следующий раз поведешь машину сам, но пока я тебе обрисую… Когда пройдешь прибрежную полосу, перепрыгивай через холмы и на полной скорости входи на территорию полигона. Все ясно?

— Думаю, да.

— Никаких «думаю», черт возьми! — рыкнул Дилл. — Ясно или нет?

— Да, капитан.

— О'кей. — Дилл переключился на другой канал: — Диспетчер «Тигров», диспетчер «Тигров», говорит «грирсон» два-альфа-три, входим в вашу зону.

— Два-альфа-три, — прозвучал ответ, — видим вас на экране. Что на сегодня?

— Подготовьте программу, э-э, белый-семь-три.

— Вас понял, белый-семь-три.

— Проводим атаку на малой высоте укрепленной базы противника, — пояснил Дилл, переключившись на внутреннюю связь. — Объект защищен силами ударного полка противника при поддержке… э-э, пяти, если не ошибаюсь, «Жуковых». У противника мощные средства противовоздушной обороны. Электронный перехват, полная боеготовность!

Было слышно, как Канг включила кондиционер в своем тесном отсеке.

— ЭП к бою готов, капитан! — доложила она.

— Стрелок к бою готов, — сказал Дилл, занимавший место Гарвина. — Командуй, босс!

К Гарвину опять подступила паника, но тут же была отброшена внезапной волной уверенности в своих силах.

— Водитель! Скорость триста пятьдесят! Оставаться на связи!

На них быстро надвигался берег «противника».

Ньянгу Иоситаро решил, что с него хватит. Хватит терпеть боль в лопающихся мышцах, хватит задыхаться, пытаясь набрать воздух в обессилевшие легкие, хватит слушать крики вечно недовольной Лир. Хватит с него всей этой разведки, и в особенности — этой почти отвесной скалы, по которой он уже давно ползет вверх, но добрался только до середины.

— С меня хватит, — пробормотал он.

— Не разговаривать! — крикнула снизу Лир.

— Я сказал, с меня хватит! — повторил Ньянгу громче.

— Еще одно слово, и тот, кто треплется, отправится чистить жироуловитель! — крикнула Лир.

«Я не могу вылезти из этого навоза живьем», — подумал Иоситаро, чуть не плача от жалости к себе.

Он протиснул два пальца в какую-то паучью нору и, надеясь, что схватился крепко, попробовал оглядеться.

— Эй! — шепнула ему Энджи Рада. — Посмотри-ка на меня. — Она сидела на уступе скалы, показавшемся Ньянгу площадкой для строевой подготовки. Чуть ли не десять сантиметров в ширину!

— Ну не прелесть ли я? — Одну руку она заложила за голову, а другой приподняла грудь.

— Е… ть я тебя хотел, — ответил Ньянгу.

— Мог бы, если бы попросил повежливее, — парировала она. — Но сейчас не время для интрижек. Как ты думаешь, на чем я сижу?

— Я вижу.

— Ничего ты не видишь, — кокетливо сказала она. — Тут, прямо за мной, этот уступ расширяется. Превращается в гребаный проспект и выводит вокруг скалы прямо к вершине. Залезай ко мне. У меня лучший во Вселенной стиль скалолазания без страховки.

— А мне-то с этого что?

— Слушай, Лир — Колбасные Губки приказала нам подняться наверх, так? — сказала Рада. — Она ведь не сказала нам, как именно мы должнм подняться. А РР поощряет личную инициативу, правильно?

Ньянгу согласно засопел. У него откуда-то нашлись силы дотянуться ногой до выступа далеко справа, подтянуться один раз, другой. И он рухнул на уступ рядом с Энджи.

— Следуйте за мной, как говорят офицеры, — сказала она.

Иоситаро, прижавшись спиной к скале, приставными шажками пошел за ней, стараясь не смотреть на острые камни в ста метрах внизу. Через какое-то время карниз действительно превратился в тропинку, зигзагами уходящую вверх.

20
{"b":"2583","o":1}