ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты должен радоваться, что кажешься мне сексуальным, — заявила Энджи.

Дыша во всю грудь, Ньянгу кивнул.

— Не то что Фаул, старый тоскливый пень, 'раум вонючий, — продолжала она. — Он бы у меня сгнил на этой скале. — Энджи коварно посмотрела на Ньянгу. — А может быть, я сделала бы так, чтобы Лир услышала, как он говорит «с меня хватит».

— Мне без разницы, — ответил Ньянгу. — Легкий путь, тяжелый путь — все равно я в этом дерьме больше не купаюсь.

— Да перестань ты! — прикрикнула Энджи. — Осталась всего пара столетий. А потом нас распределят по боевым отрядам. Разве ты не хочешь стать настоящим солдатом, а не пушечным мясом?

— Ура! — Ньянгу согнулся пополам, чтобы отдышаться. — Нет, завязываю. Буду тихо и счастливо стричь лужайки и подметать мусор, пока не кончится срок службы.

— А что потом?

— Найду какую-нибудь работу.

— Может, у моего отца? — предложила она.

— А чем он занимается? Может, к моему великому счастью, инструктирует альпинистов?

— Нё-а, — сказала Рада. — У него шесть универмагов. Так что будь со мной вежливым.

— Если он такой богатый, что ты забыла в армии?

— Думала, тут будет интересно. — В ее голосе появились упрямые нотки. Она отвернулась. — А потом, мы с отцом… не ладили.

— Ну ты и дура!

— Заткнись! — прошипела Рада. — Нам еще нужно подняться на вершину и изобразить усталость, чтобы Моника — Обезьяньи Сиськи ничего не заподозрила.

— Можете не стараться, — послышался голос. — Оставайтесь как есть.

Рекруты застыли в оцепенении, потом медленно обернулись. Прямо перед ними на тропе стояла дек Моника Лир.

— Как вы… — вырвалось у Энджи.

— Почему я здесь оказалась? Потому что я много тренируюсь, веду здоровый образ жизни и потому, что я — ваш гребаный бог! — проорала Лир. — А теперь спускайтесь и начинайте все снова.

Когда они добрались до вершины, от усталости у Ньянгу начались судороги. Их дожидались трое рекрутов, благодарных за отдых от садистских штучек Лир.

— Ты была абсолютно права, рекрут Рада, — сказала Лир. Она поднялась на скалу вместе с ними, но даже не запыхалась. — Я действительно не сказала, каким именно образом вы должны добраться до вершины. А РР действительно поощряет личную инициативу. И я чертовски горжусь вами обоими.

— Мамочки! — одними губами выдавил Иоситаро.

— Я так вами горжусь, что хочу, чтобы вы послужили примером для остальных. Я хочу, чтобы вы спустились по этой скале обратно. А мы с группой неспешно прогуляемся по дороге и устроим внизу большой привал. Спускайтесь. По скале прямо вниз. Все ясно?

— Да, дек, — вместе ответили они.

— Нестройно, — заметила Лир. — Давайте-ка ляжем и отожмемся несколько раз. Ну, скажем, раз двадцать пять.

Когда они покончили с этим, она сказала:

— А теперь посмотрим на вашу блестящую технику спуска. Не поскальзываться, не умирать, не вопить. Рада, ты первая.

Энджи с ненавистью посмотрела на Лир и осторожно соскользнула за край площадки. Лир заглянула вниз.

— Постарайся не падать, — посоветовала она. — Теперь ты, Иоситаро.

Ньянгу полез в пропасть.

— А, чуть не забыла, — «вспомнила» дек. — Ты, кажется, хотел что-то мне сказать?

Ньянгу приготовился было заявить о своей отставке, но ему вдруг стало очень смешно. Он словно прорвался сквозь какой-то внутренний барьер. Отныне пусть это будет и нелегко, но он справится с чем угодно. Черт возьми, он превосходно себя чувствует! Если бы Лир приказала, он прошел бы по этой скале на корточках. Иоситаро расхохотался.

Лир пристально посмотрела на него:

— Это все?

Ньянгу кивнул.

— Тогда живо спускай свою задницу по скале. До дома далеко, а я хочу попасть туда до отбоя.

Два «грирсона» и два «жукова» одновременно коснулись земли, образовав углы ровного квадрата. Еще через мгновение в центре построения приземлился курьерский корабль. На его носу был нарисован флаг Конфедерации — темно-синий с белым и с кольцом звезд. А под стеклом кабины пилота, с каждой стороны, помельче, — флаг Камбры, зелено-бело-коричневый.

Боевые машины опустили сходни, и перед каждой выстроилась команда. Все были в парадной форме.

Люк курьерского корабля открылся, мягко спустился трап, и по нему уверенной поступью сошел генерал-губернатор Уилт Хэмер в сопровождении коуда Уильямса и почетного эскорта разнообразных советников.

— Ты что, когда чистил машину, не мог оставить на видном месте какое-нибудь пятно, чтоб тебе пусто было? — уголками губ прошептал Гарвин в сторону Горецки. — Кому нужен такой блеск?

— Тихо, стрелок, — сказал Дилл. — Не волнуйся, все будет в порядке.

— Легко тебе говорить, — ответил Янсма. — Это ведь не тебя его святейшество грозился повесить за яйца, если увидит еще раз в жизни.

— Да успокойся ты, — сказала Канг. — Не будет он устраивать нам смотр. Сильный ветер и холодно.

На высокогорном плато острова Дхарма действительно было зябко. На фоне причудливых деревьев можно было разглядеть, как холодный ветер гонит сырую пелену тумана. Хэмер и вся его свита шли довольно быстро, изо всех сил пытаясь не выказывать поспешности перед горсткой мусфиев, которые в ожидании гостей выстроились боевым порядком перед своей штаб-квартирой. Это строение состояло из множества высоких многоугольных блоков, основным материалом для которых, похоже, служило прозрачное стекло, отделанное панелями из оникса.

С человеческой точки зрения строй мусфиев выглядел довольно странно. Дюжина низших чинов образовала подобие латинской буквы «V» с тупым углом внизу, а двое инопланетян стояли в ее центре. Одним из этих двоих, как казалось Гарвину, был Эск, командир мусфиев в системе Камбра.

Забыв про генерал-губернатора, Янсма во все глаза рассматривал мусфиев. До этого он видел инопланетян только по холо. Живьем они производили устрашающее впечатление. Высокие, почти трехметровые существа с длинными изогнутыми шеями, покрытые шерстью. Единственной их одеждой был широкий пояс с ремешками, крест-накрест уходящими к кольцу на шее. Костюм дополняла сумка спереди, напоминавшая шотландский спорран огромных размеров. По бокам к их ремням крепились чехлы с каким-то оружием. Как Гарвин ни вытягивал шею, ему удалось разглядеть только, что слева висел предмет, напоминавший пистолет с неправдоподобно длинным дулом, а справа — крайне несимпатичного вида коробка с каким-то ремешком.

Грубая шерсть инопланетян была неровной окраски — от светлого до красновато-коричневого. На хвосте и лапах она переходила в черный цвет, а на груди у каждого была манишка, переливающаяся всеми оттенками оранжевого, от желтоватого до кирпичного.

Огромные нижние конечности заставляли вспомнить о кенгуру, но были лучше приспособлены для прямохождения. Передние лапы были короче, с двумя большими пальцами и втягивающимися когтями. В рукопашном бою эти когти могли бы прекрасно заменить ножи. Короткие хвосты помогали мусфиям удерживать равновесие.

Гарвин отметил, что строевая подготовка мусфиев, очевидно, не требовала такой дисциплины, как у людей. Своими головами на длинных шеях они вертели в разные стороны, пялясь на что душа пожелает.

«Грирсон» Дилла, вместе с тремя другими машинами, был отобран в почетный караул генерал-губернатора при его ежемесячном визите на базу мусфиев в высокогорных районах острова Дхарма.

Хэмер поклонился мусфию, стоявшему впереди, и что-то прошипел и просвистел на их языке.

— Я приветс-с-ствую вас-с-с тош-ше, генерал-губернатор, — ответило существо. — Это хорош-шо с-с-столк-нуться с-с-с вами с-с-снова. — Существо обернулось: — Мне бы хотелос-с-сь рас-с-сделить с-с-с вами с-с-снакомс-с-ство с-с-с моим главным с-с-солдатом. Его с-с-совут Вленс-с-синг.

Мусфий позади Эска размашисто мотнул головой:

— Это очень интерес-с-сно видеть ваш-ше лицо.

— Будем с-с-саходить в с-с-сдание? — спросил Эск. — Я понимаю, что вы должны быть холодные.

— Ес-с-сли у вас-с-с нет вос-с-сражений, — сказал Вленсинг, — я, наверное, мог бы пос-с-смотреть ваш-ших с-с-солдат, ибо я очень редко натыкалс-с-ся на людей и плохой в дипломатии.

21
{"b":"2583","o":1}