ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не-а, — ответил Эрик, — Меня никто не пригласил. Ведь я теперь один из немытых солдафонов.

— О-о! Если ты не придешь, это будет просто трагедия, — возразила Язифь. — Ты просто должен прийти. Тебя только что пригласила я. Тебя и твоих друзей. Только Аллах знает, как нам нужны новые лица.

Ньянгу слегка поклонился.

— Если на вечеринке будут такие же лица, как у вас, — сказал он, — то только Аллах знает, как нам нужны все вы.

Энджи сердито на него посмотрела, но он сделал вид, что не заметил. Язифь хихикнула.

— Мой друг — с Центрума, — представил Эрик. — Он был на том корабле, который захватили пираты.

— Вот как? — изумилась Язифь. — И как тебе удалось оттуда сбежать?

— Это долгая и кровавая история, — ответил Ньянгу. — Не годится для девственниц, лиц с сердечной недостаточностью и детей до восемнадцати.

— Я не отношусь ни к одной из перечисленных категорий, — заметила Язифь.

— Ну и дерьмо, — прошипела Энджи. Язифь сделала вид, что не слышит.

— Вечеринка — завтра. Только не будь уродом, не приходи раньше полуночи.

— Я раньше не просыпаюсь, — заверил Пенвит. — Мы войдем под бой часов.

— А там что? — спросил Иоситаро, глядя на ряд открытых ворот.

— Там место, в которое мы не пойдем, — оказала Энджи.

— Почему бы нет? — не понял Ньянгу. — Выглядит живописно. А нас четверо. Причем прошедших боевую подготовку и все такое.

— Это Экмюль, район 'раум, — объяснил Эрик. — Мы не ходим к ним, а они — к нам.

— Замечательное общественное устройство у вас здесь! — сказал Иоситаро.

— Но оно неплохо работает, — попыталась обороняться Энджи.

Майлот фыркнул. Ньянгу подождал, не скажет ли он чего-нибудь, но не дождался.

Прямо под одной из арок стояли, расслабленно прислонившись к стене, семь юношей, ровесников Ньянгу. Они были дорого и модно одеты.

— Вот вам и семь весомых аргументов против экскурсии на территорию 'раум, — сказал Эрик. — Местные парни с плохой репутацией. Очень дотошные. Всегда хотят знать содержимое твоего кошелька с точностью до самой мелкой монеты.

Иоситаро с трудом удержал улыбку. Крутые парни, их жесты и манера одеваться напомнили ему его собственную тусовку на планете Уотала.

— Спасибо за предостережение, — сказал он вполне искренне. — А как велик этот район 'раум?

— Прямоугольник со сторонами в три-четыре километра, — ответил Эрик. — Заканчивается у подножия Высот.

— А сколько народу там живет?

Пенвит пожал плечами:

— Около миллиона. А может, и больше. Переписчики населения туда не суются, так же как и все остальные.

— А если там происходит какая-нибудь беда?

— 'Раум сами о себе заботятся, — сказала Энджи. — Дважды в день по району пролетает полицейский конвой из шести машин, чтобы собрать трупы. Но даже полицейские не слишком любят снижать там скорость.

— У нас на судне был второй помощник капитана, — вступил Майлот. — И вот он туда пошел. Зачем — никто не знает. Он всегда думал, что круче него не бывает. А может быть, за девчонкой какой увязался. Так вот, на следующий день полицейский обнаружил на воротах его голову. — Он сделал паузу. — Что там произошло, так никто и не узнал. Никогда.

— Изобретательные ублюдки эти 'раум, — сказал Ньянгу. — А как же Хэнк? Ни в какое дерьмо не вляпается? Он же 'раум, но в армии.

— Откуда нам знать? — ответила Энджи. — Что творится в голове у 'раум, знают только 'раум.

— Думаю, именно поэтому Корпус сделал столь впечатляющие успехи в борьбе с бандитами, — пробормотал Ньянгу себе под нос.

— Эй, — сказал Ньянгу, — не твои ли это владения? Надпись на вывеске гласила: «Рада. Мы продаем все».

Здание занимало полквартала, а огромные витрины, заваленные товарами, создавали впечатление, что здесь действительно продается все. Причем по дешевке, потому что везде были развешаны плакаты: «Чего здесь нет, то вам не нужно», «Самые низкие цены на все товары», «Принимаем любые виды платежей», «Обслуживаем любой фолд».

Энджи без энтузиазма кивнула:

— Ага.

— Почему бы нам не заскочить туда? — предложил Майлот. — Ты ведь, наверное, могла бы забрать свои карманные деньги месяцев за шесть вперед? Нам бы не помешало подогреться перед вечеринкой.

— Нет, — ответила Энджи. — Не могу.

— Почему? — в полном недоумении спросил Эрик. — Любимая родная доченька только что окончила курс тяжелейшей армейской выучки и все такое. Неужели твои родители откажут тебе в маленьком знаке любви?

— Любви? — горько засмеялась Энджи.

— А что такое? — спросил Майлот. — Ты не ладишь со своими?

— Перестаньте, — резко сказала Энджи. — Просто, перестаньте!

— Я уже жалею, что научился читать, — сказал Майлот. — Считай, что вопрос закрыт.

Ньянгу подождал, пока остальные пройдут вперед, посмотрел на Энджи:

— Можно один вопрос?

— Если он не касается моей семьи, — ответила она. — Сейчас я не могу об этом говорить.

— Не касается, — пообещал Иоситаро. — Разве что косвенно. Что это значит: «Обслуживаем любой фолд»?

— В магазинах нашей семьи делают покупки все, — пояснила Энджи. — Но главным образом — 'раум.

— Не понимаю, — сказал Ньянгу. — Если ты живешь на их деньги, то почему ты их так ненавидишь?

— Потому что эти грязные скоты, которые плодятся как крысы, готовы стереть в порошок всякого, кто не 'раум. Их всех нужно депортировать, — с ожесточением сказала Рада. — Если бы у наших были мозги, они бы избавились от этих скотов и стали добывать чертову руду собственными силами. Но об этом и мечтать не приходится. Все хотят, чтобы в их дерьме копался кто-то другой. И очень скоро все мы за это поплатимся.

Ньянгу взглянул на нее и решил, что нужная степень откровенности достигнута.

— Эй! — ласково позвал он.

— Ну что? — ответила Энджи.

Он взял ее за подбородок и поцеловал. От удивления она широко открыла глаза и приоткрыла рот, а через мгновение уже обняла его. Поцелуй стал очень глубоким.

— Эй, вы двое! — крикнул Пенвит. — Кончайте! Близкие отношения в личном составе запрещены!

Энджи снизу вверх посмотрела на Ньянгу.

— Надеюсь, ты не из тех, кто покупает талончики, но не собирается их компостировать, — сказала она, переводя дыхание. — А я уж подумала, ты собираешься приударить за той богатой сучкой.

Ньянгу изогнул брови дугой, и Энджи рассмеялась. Он подумал, что звук ее смеха — это очень приятный звук.

— И это все, на что способны страшные солдаты-камикадзе в отвязном отпуске? — презрительно спросила Энджи. — Нас выпустили на свободу, и что мы делаем? Прогуливаемся по долбаному причалу, и как долбаные туристы смотрим на долбаные лодки. Прошел уже почти день нашей увольнительной, и каковы наши успехи? Мы выпили по две бутылки пива, съели довольно говенный обед и прогулялись по долбаному причалу.

— А что плохого? — спросил Майлот. — Рядом с морем хорошо. Вода успокаивает.

— Если бы я хотела покоя, я бы дрыхла на базе отдыха, — сказала Рада. — Но я хочу каких-то приключений. Ну там парни, наркотики, драка…

— Выбирай любой бар, — предложил Пенвит. — Все они тут годятся для того, чтобы устроить отвратительный мордобой.

Ньянгу придирчиво оглядел бары на набережной.

— Годятся, — авторитетно подтвердил он. — Но разве наша Энджи удовлетворится обычным тупым мордобоем? Тут нужно что-то покруче, с несколькими трупами и… Что, черт возьми, там происходит?

Шестеро мужчин обступили подростка-лоточника. Были слышны выкрики: «… Чертов 'раум…», «… Давай его в тупичок…», «… Сайд, врежь ему ботинком…» Товар с лотка мальчишки — ярко раскрашенные безделушки — был разбросан по мостовой. Сайд собрался было привести в действие ботинок, когда услышал негромкий голос:

— Только попробуй.

Он обернулся и увидел Ньянгу.

— Побереги задницу, солдатик!

— Ну конечно! — согласился Ньянгу и повернулся боком. Согнувшись в колене, его нога взлетела вверх и, скользнув вдоль берцовой кости Сайда, с хрустом опустилась на щиколотку. Сайд заорал и опустился на одно колено. И получил сокрушительный удар в челюсть. Последним прямым ударом в основание шеи Ньянгу опрокинул навзничь успокоившегося противника.

27
{"b":"2583","o":1}