ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что за вечеринка? — спросил Гарвин.

— А-а, правильно, мы же тебе не сказали, — спохватился Эрик. — Очень крутая тусовка. В поместье Бампура — он чуть-чуть богаче, чем Господь Бог. В любом случае там будет интересно. Есть два варианта. Либо семья хозяев будет в полном составе, и тогда куча старых пердунов будет растаскивать по койкам юные дарования. Либо старшие Бампуры укатили на свой остров, и это безобразие устраивает дочка. Тогда все будут тащить в койку всех. — Эрик хлопнул Гарвина по плечу. — Так что бодрись, старина! Лучшее, конечно, впереди.

— Бодрись! А как, черт возьми? — простонал Гарвин.

— Тебе нужны водные процедуры, — предложил Ньянгу.

— Мария это же мне сказала. Но ее водные процедуры мне были совершенно не нужны. Одному Богу известно, до какой степени не нужны!

— Поднимай свою разбитую задницу, солдат, — сказал Ньянгу. — Все, что тебе нужно, — это комплекс мероприятий против похмелья.

Гарвин целый час пролежал на линии прибоя. Его тело массировали сильные, неспешные волны, накатывавшие на гладкий песок гостиничного пляжа. После этого он с неохотой признал, что, может быть, еще выживет.

Выйдя из воды, он подошел к остальным, расположившимся на сухом песке.

— Хватит, — объявил он. — Теперь пивка… а потом по магазинам.

— Интересно, а кто это назначил тебя заведовать нашим клубом радостных полудурков? — спросила Энджи.

— Я плачу за всех, — декларировал Гарвин. — Так что быстренько за мной.

— А что мы будем покупать? — спросил Майлот.

— Одежду, которая не похожа на солдатскую форму, — ответил Гарвин.

— А чем форма плоха? — не понял Майлот.

— Тем, что делает тебя похожим на солдата, — объяснил Янсма.

— Ну и что?

— Господи, дай мне терпения, — взмолился Ньянгу. — Теперь я понимаю, почему он любит рыбалку. Соревнуясь в интеллекте с пучеглазой рыбиной, наш Тон имеет шансы на выигрыш.

Сделав первый глоток пива, Майлот повернулся к Ньянгу и Гарвину.

— Хочу спросить у вас…

— Спрашивай о чем угодно, — сказал Гарвин.

— Ага. Мы врем легче, чем дышим, — вставил Ньянгу.

— Похоже, до Конфедерации некоторое время никто добраться не сможет. А вы — оттуда, издалека. Поэтому хочу спросить, собираетесь ли вы остаться на службе и делать военную карьеру?

— Да иди ты в задницу!

— Но я спрашиваю не для того, чтобы поумничать! — не отставал Майлот. — Что будет с нами дальше, угадать очень легко. Эрик вернется к своему богатству, будет работать в торговом доме отца пару часов в неделю. Энджи… Ну, до того, как она вчера чуть не располосовала мне лицо, я бы сказал, что она отслужит свой срок, уйдет в отставку и, может быть, станет управлять одним из этих универмагов.

— Эй, Тон! — сказала Энджи. — Прости меня. У меня не было никаких оснований…

— Да ладно. — ответил Майлот. — Все равно в этих деликатностях я никогда ничего не понимал. И про меня. Я уволюсь, спрошу себя: а на хрен мне вообще это надо было? Сяду на чье-то рыболовецкое судно и очень постараюсь заработать на собственное. Ну а вы двое? Судя по тому, что Ньянгу мне ответил, наверное, планировали отслужить свой срок да и отправиться восвояси.

— Тут ты ошибся, — сказал Ньянгу. — Если я вернусь на свою планету, меня очень захочет видеть судья. Потому что с моей планеты ссылка бывает только пожизненной.

— Ну, ладно, — не отставал Майлот. — Так чем думаешь заняться?

— Не знаю, — признался Ньянгу, глядя в свое пиво. — Но в армии точно не останусь. Этот обрыв связи не может продолжаться вечно. В конце концов, наверно, отправлюсь на какую-нибудь мало-мальски цивилизованную планету. Может, придумаю какую-нибудь махинацию, чтобы пустили на Центрум.

— Слушай, у меня тоже к тебе вопрос, — сказал Пенвит. — Вчера, когда мы встряли в эту заваруху с неандертальцами и младенцем-'раум, мне показалось, что для тебя это вроде привычное дело.

— Я был прилежным, когда нас учили рукопашному бою, — ответил Ньянгу.

— Не говори ерунду, — заметил Эрик. — Меня и не пытались научить доставать ногой до лица противника. Даже одиночным ударом, не говоря о двойном! Похоже, когда-то ты был профессионалом в костоломном деле.

— Это был еще не я. Это был маленький смирный ягненочек, — отрезал Ньянгу и демонстративно переменил тему. — Вот что любопытно. Сидим мы все тут, отрезанные от большой имперской сиськи. И никому до этого дела нет. Никто не носится по улицам с паническими криками. Если бы такое случилось в холофильме, все бы бегали, визжали и верещали: «Катастрофа! Катастрофа!»

— Такие большие события аукаются не сразу, — сказал Гарвин. — Рано или поздно мы все столкнемся с последствиями. Например, не сможем купить перец, который растет только на Земле. Или не поступит ежегодный денежный перевод от бабушки. Хорошо хоть пиво тут, на Камбре, свое. — Он одним глотком осушил стакан, в котором оставалась еще половина, и сделал официанту знак повторить.

— Ну только задумайтесь. Что будет, если нам придется воевать на другой планете, скажем, на С-Камбре. На тамошних шахтах, которые, как я понимаю, являются зоной наших интересов, вполне может произойти какая-нибудь заварушка. Говорю как высокопрофессиональный стрелок с «грирсона»: добраться туда с парой штурмовых отрядов в войсковом отсеке будет делом небыстрым, нелегким и чертовски малоприятным.

— Для такой ерунды у Корпуса есть зафрахтованные гражданские грузовые корабли, — сказал Эрик. — Мой отец, например, получает от правительства целые бочки денег за то, что держит наготове два таких корабля.

— О'кей, — продолжал Гарвин. — Но это самое простое. А представь, что нужно отправиться за пределы системы? Допустим, кто-нибудь вроде коуда Уильямса или губернатора Уилта Безмозглого решит, что мы должны отправиться на поиски так называемых «космических пиратов», снимающих свои скафандры на Лариксе-Куре. Нам будет очень не хватать флота Конфедерации, который быстро и без проблем закинул бы туда наши задницы, превратил бы в жидкое дерьмо флот этого вонючего исчадия ада и оказал бы артиллерийскую поддержку при посадке.

Гарвин взглянул на каждого из присутствующих. Казалось, эта тема занимает только Ньянгу. Энджи демонстративно зевнула:

— Гарвин, ты бредишь. Пей лучше пиво.

— Если что-то случится, кто-нибудь что-нибудь придумает, — неуверенно сказал Эрик. — А потом, мы же просто рядовые червяки. Мы не обязаны беспокоиться о таких вещах.

— Да, но… Ладно, к черту! — бросил Гарвин и последовал совету Энджи.

— Давайте вернемся к моему вопросу, — сказал Тон. — Гарвин, а ты как? Что будет, когда тебе вручат демобилизационные бумаги?

— Ну, моя-то судьба предрешена, — ответил Янсма, принимая аристократическую позу. — Я вернусь в законное положение дофина континента Франция на Земле и буду нанимать по двадцать шлюх одновременно.

— Ага, дофин, — сказал Майлот. — Я же серьезно!

— Я тоже, — ответил Гарвин. — Но ты мне не веришь. Ладно, а как ты примешь такой вариант. Я найду нерентабельный цирк, куплю его и заставлю приносить полные сборы. Буду показывать жителям всяких захолустных планет такое зрелище, какого ты никогда в своей жизни не видел.

Ньянгу хотел рассмеяться, но увидел глаза Гарвина.

— Цирк? — поспешил переспросить он, пока никто не отпустил какую-нибудь шуточку. — По-моему, неплохой способ сойти с ума.

— Хороший способ, — серьезно ответил Янсма.

— Хватит молоть чепуху, — заключил Ньянгу, поднимаясь и выуживая деньги из кармана. — Пошли прихорашиваться.

Шутя и смеясь, они шли вдоль побережья, и никто из пятерых не обратил внимания на следовавшего за ними неприметного человека.

— Ну что скажешь? — спросила Энджи.

— Ну что я скажу… — неодобрительно ответил Тон Майлот. — На рыбака я не похож. А уж на солдата — тем более.

— Как раз то, что и было нам нужно, — сказал Гарвин. — Теперь ты выглядишь как богатый бездельник. Во всяком случае, если верить оценкам Эрика касательно последних веяний моды в этой столице.

29
{"b":"2583","o":1}