ЛитМир - Электронная Библиотека

Набрав последнюю комбинацию, он оборвал связь и еще раз проверил, нет ли в помещении жучков.

Альбан Корфи, чье состояние должно было приумножиться, еще был очень осторожным человеком.

Глава 3

Альтаир / Клешира / Долина Радости

Мик Керле, по воинскому званию — твег, пребывал в мрачном расположении духа — его окружало совершенство. Небо сияло бездонной синевой. С этими стайками облаков оно не утратило бы очарования, будь оно даже красным. Легкий весенний ветерок заносил в распахнутую дверь запахи цветов, свежескошенного сена и, неожиданно, женских духов.

Он услышал вдалеке звонкий смех этой женщины и тяжело вздохнул.

Вокруг царит природная идиллия, а он, Мик Керле, должен набирать рекрутов в армию Конфедерации. А чего ради кто-то будет вербоваться? Чтобы валяться в грязи на какой-нибудь богом забытой планете, население которой изо всех сил старается сделать тебя трупом? И ради этого надо оставить мир, где у каждого есть свое место под солнцем, и, что гораздо печальнее, тебя это место устраивает? Оставить мир пышных смеющихся женщин и сильных, уравновешенных мужчин?

Таких, как этот дурачок, который разглядывает через окно завлекательные сценки, смонтированные в офисе Керле. Слева — девица-твег в укороченной юбке, преподающая двадцати солдатам курс неколебимой уверенности в себе. Справа — перед нерушимым парадным строем своей сотни сент получает орден из рук своего коуда. В центре — три страйкера углубленно постигают нечто из области квантовой физики. Поглазеет парень на эти маленькие манекены, расхохочется и пойдет себе выращивать свой турнепс, или что он там выращивает.

Приглядевшись к аборигену, Керле чуть не застонал. Высокий, почти в два метра. Хорошо сложен. Мускулы что надо. Блондин. Образцовый экземпляр homo sapiens. Через пару-тройку лет превратится в статного красавца, за которым солдаты пойдут куда угодно. Вот с него бы лепить манекен — модель «сырая мощь земли»!

«Не уходи, парень! — пронеслось в голове. — Давай открывай дверь и заходи. Помоги несчастному усталому твегу выполнить план по пушечному мясу».

Тут у Керле глаза полезли на лоб. Парень открыл дверь и вошел.

Вербовщик поднялся ему навстречу с хорошо отрепетированной широкой товарищеской улыбкой на лице. В голове неотвязно крутилась мысль: парень, видно, только что сбежал из ближайшей больницы для неизлечимых кретинов.

— День добрый! Как жизнь молодая?

— Добрый, — ответил вошедший. — Я, наверно, запишусь.

— Тогда ты пришел куда надо, — поддержал Керле. — И если в самом деле вступишь в наши ряды, никогда об этом не пожалеешь. Такие люди нужны Конфедерации, и когда-нибудь ты будешь гордиться, что служишь своему правительству.

— Вообще-то, я просто люблю путешествовать.

— Тогда Конфедерация для тебя — лучшее турбюро. Я служу всего десять лет, но успел побывать по меньшей мере в двадцати звездных системах. За первые четыре года я дослужился до твега, а по следующему приказу о повышениях стану старшим твегом, — заверил Керле. — Но не обязательно служить так долго. Стандартный контракт предусматривает четыре земных года.

— Ловко придумано, — похвалил Гарвин Янсма. — Каждый успеет разобраться, нравится ему служба или нет.

— Ты уже знаешь род войск, в которых хотел бы служить, или специальность, которую хотел бы получить?

— Не хотелось бы сидеть взаперти. Обычно я, когда есть возможность, гуляю на воздухе. А это что такое? — Молодой человек ткнул пальцем в модель штурмовика. Керле взял модель в руки.

— Это «грирсон». Используется в частях усиленной пехоты. «Грирсон» — это базовый штурмовой аппарат, «боевая машина пилотируемая», сокращенно — БМП. Может перевозить два отряда десантников. Пулеметы — здесь и здесь. Вот тут — ракетная установка. Вообще, у него до черта модификаций. Сверхнадежная техника. Сдвоенные антигравы под этой частью корпуса позволяют подниматься на высоту около тысячи метров. Как правило, мы используем «грирсоны» в патрульной службе и в наступлении. При массированной атаке они идут под прикрытием тяжелых аэротанков, обычно вот таких «жуковых», — Керле ткнул пальнем в другую модель. — Ну и не поодиночке, конечно. Из «грирсона» можно сделать даже внутрисистемный космический корабль. Уже через год, а то и меньше, ты мог бы стать командиром такого штурмовика. Конфедерация доверит тебе пять миллионов кредита, не говоря уже о подлинных ценностях — о жизнях двадцати людей. На какой другой работе ты в свои годы сможешь примерить на себя такую ответственность? — Весь этот пафос, кажется, впечатлил и самого Керле.

— Мне это подходит, — сказал Янсма.

— Но сначала нам надо выяснить пару обстоятельств. — В предчувствии неприятного оборота дел в начищенных до блеска ботинках вербовщика непроизвольно зашевелились пальцы ног. — Ты посоветовался с родителями?

— Они не возражают, — ответил Янсма. — Согласятся со всем, что я выберу. Да и вообще, мне уже восемнадцать, так что решение принимать мне.

— Наверно, это будет первое большое решение в твоей жизни, — поддержал его Керле. — И еще один вопрос. Надеюсь, у тебя не было проблем с властями?

— Никаких, — ответ прозвучал мгновенно.

— Точно? Ни у кого не брал машину покататься без спросу? В драках не участвовал? Ни с бутылкой, ни с косяком тебя не ловили? Если какая-то ерунда, мелкое хулиганство, то обычно это не мешает.

— Да вообще ничего такого, — просто и искренне улыбнулся молодой человек.

Глава 4

Капелла / Центрум

Люди двойной цепочкой медленно приближались к сходням «Мальверна». Рядом с нависшей над ними громадой они казались муравьями. Гарвин Янсма, задрав голову, засмотрелся на корабль.

— Эй, червяк навозный, очнись! — рявкнул человек с нашивками финфа. — Очень нужно Конфедерации, чтобы ты свернул себе шею еще до того, как увидишь оружие.

— Отличный совет, сержант, — раздался голос впереди Гарвина. — Особенно в устах такого космического волка, как ты. Снимаю шляпу перед твоими орденами.

Сержант вспыхнул. На его форме было столько же наград, сколько волос на его гладко выбритом черепе.

— Молчать!

Вместо ответа рекрут обрушил на финфа такой взгляд, что тот попятился как от удара.

— Продолжать посадку! — тявкнул сержант и исчез. Виновник его бегства был человеком крупным. Не толстым, а очень плотным, крепко сбитым, высоким. На вид ему было чуть больше тридцати. Редеющие темные волосы свисали на лицо, застывшее в мрачной меланхолии, похоже, навсегда. По щеке спускался шрам, утончаясь и исчезая где-то посередине массивной шеи. Одет он был в рабочие брюки иссиня-черного цвета и зеленую гимнастерку, за которую, судя по всему, когда-то было немало заплачено. На ногах давно нечищенные полуботинки. У его ног болтался небольшой, плотно набитый рюкзак, на котором по трафарету была выведена армейская надпись: «Кипчак Петр». Скользнув взглядом по Янсме и его соседу, Кипчак с усмешкой отвернулся.

— Хотел бы я так уметь, — тихо заметил Гарвину его сосед.

— Что уметь?

— Да уничтожать их взглядом, как этот, со шрамом. По сравнению с бластером так дешевле. И полиция не придерется.

Гарвин вскинул руку ладонью кверху. Его сосед повторил жест приветствия.

— Гарвин Янсма.

— Ньянгу Иоситаро.

Гарвин пригляделся к новому знакомому. Его ровесник, и такого же высокого роста. Смуглый, коротко стриженные черные волосы, азиатские черты лица. Темно-серые брюки, ветровка без воротника и выглядывающая из-под нее светло-зеленая рубашка, — все очень дешевое и с чужого плеча. Он был похож на насторожившуюся лису или хунсмеера. Гарвин спросил:

— Ты не слышал, куда мы летим?

— Нет, конечно, — ответил Ньянгу. — Объяснять что-то таким, как мы, без крайней необходимости — ниже их достоинства. А крайняя необходимость наступит, я думаю, не раньше, чем мы доберемся до места.

3
{"b":"2583","o":1}