ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Да, Босс!
Перекресток
Не надо думать, надо кушать!
Тайная история
Код да Винчи
Найди точку опоры, переверни свой мир
Оторва, или Двойные неприятности для рыжей
Каждому своё 3
Черное пламя над Степью

Еще раз прокрутив все это в голове, Ньянгу так и не нашел ответа и уставился в окно, на буйную растительность джунглей, гадая, что могло бы скрываться под кронами. Потом он понял, что, без сомнения, увидит это собственными глазами на учениях или в настоящем патруле. РР патрулировала местность в поисках бандитов.

Ньянгу откинулся на спинку кресла, и Энджи положила голову ему на плечо. И это снова заставило его задаться вопросом. Если уж им не хотелось идти веселиться в обществе друзей Эрика, то почему они просто не остались в своем гостиничном номере? С Энджи даром времени не потеряешь. И это был самый логичный, третий вариант. Почему же она этого не предложила? Может быть, думала, что Ньянгу не заинтересуется? А почему он сам не выступил с этой мыслью? С любой точки зрения трахаться — это лучше, чем ловить рыбу.

«Черт возьми, — думал Ньянгу. — Нет в природе существа тупее солдата. Какого бы пола этот солдат ни был».

— Боги небесные! — прокричал Ньянгу в ухо Тону Майлоту, подойдя к нему поближе. — Ты что, сказал им, что тебя произвели в адмиралы флота, или как?

— Мы — большие патриоты, — прокричал в ответ Майлот, а оркестр тем временем разразился еще одним нестройным, но весьма бурным маршем. Очень симпатичная, с густыми каштановыми кудряшками девушка, года на два младше Майлота, так прочно сжала его в своих объятиях, что оторвать ее не было никакой возможности. Она представилась как Лупуль.

— То, что они играют, очень похоже на наш гимн, — сказала Энджи.

— Наверное, это он и есть. Так что нам лучше встать, — ответил Ньянгу. Что они и сделали, лениво помахав толпе.

Иссус раскинулся вокруг залива, соединенного с океаном лишь узким проходом. Городишко лежал наверху, суша обрывалась к воде двадцатиметровыми скалами. Внизу находились только корабельные доки. Дома были не хижинами, как это помнилось Энджи, а вполне добротными деревянными постройками, увенчанными остроконечными крышами. Центр городка представлял из себя вымощенную торфяными брикетами площадь с несколькими магазинами, станцией монорельса и зданием муниципалитета невдапеке. Ньянгу решил, что на D-Камбре сложилась традиция разбивать парк в центре города, и мысленно одобрил ее.

Казалось, на площадь высыпали все две с лишним тысячи горожан приветствовать своего мальчика, который достойно справился с трудной задачей.

— Да, — подтвердил Ньянгу, — действительно большие патриоты. Передай мне фляжку.

— Лучше не пей, — предупредил Тон.

— Почему бы нет? Тут все набрались покруче нашего.

— Да, — сказал Тон. — Только, в отличие от нас, им не нужно сегодня на рыбалку.

— Что значит «от нас», черт возьми? — протестовала Энджи, хватая идущую по кругу бутыль и с удовольствием вдыхая запах прозрачного, немного маслянистного местного самогона. — Ты что, лилипута в кармане прячешь?

— Ну, тебе не обязательно, — сказал Майлот. — Если ты, конечно, хочешь разыграть слабую, немощную, беспомощную женщину и сослаться на старую как мир причину.

— О как! — воскликнула Энджи. — Нет, Тон, меня на это не купишь. Я не дура. Вода хороша, когда она в ванной. А там, в океане, ее сли-и-ишком много, на мой вкус. Если вы такие большие и храбрые мужчины, то идите и соревнуйтесь с бездонной пучиной. — Она повела бровями. — А я остаюсь и постараюсь как следует напиться.

— А у меня есть какая-нибудь возможность воздержаться от рыбной ловли? — попытался узнать Ньянгу.

— Даже не думай, — ответил Майлот. — Я должен доказать, что не забыл, откуда я родом. А ты должен доказать, что достоин уважения Иссуса. Сперва рыбачим, а потом возвращаемся на большой праздник.

— А это как же тогда называется? — Ньянгу обвел рукой толпу.

— Так, разминка, — ответил Майлот.

— И что за рыбу будем ловить? Уже темнеет.

— Мы идем на баррако, — сказал Майлот. — Большие отвратительные плотоядные суки. Весят что-то около восьмидесяти килограмм. Мы будем брать их гарпуном.

— Вкусные?

— Лучше не бывает.

— А они о нас какого мнения?

— Такого же.

— Почему бы нам не ловить кого-нибудь помельче и… ну, побезопаснее? — внес предложение Ньянгу.

— Не волнуйся, — сказал Майлот. — С гарпуном буду я.

— А я что буду делать? Держать твою шляпу?

— Не угадал. Ты будешь наживкой.

Майлот не шутил. Ненадежно держась одной рукой за ограждение палубы, другой Ньянгу Иоситаро держал фонарик и светил им за борт, направляя луч света из стороны в сторону. Антигравы медленно несли корабль прямо над спокойными, флюоресцирующими водами. Позади Ньянгу стоял Тон Майлот, держа в руках длинное копье с зазубринами, соединенное веревками с большими поплавками. Управлял кораблем Алей, брат Майлота.

Вместо формы на обоих солдатах были фуфайки и драные шорты.

Вместе с ними на промысел вышли еще двенадцать кораблей. Их огни чертили на воде сверкающие линии. Позади такие же линии вели к огням Иссуса.

— Там есть движение, — объявил Тон. — Покрути еще фонариком, как будто ты — встревоженная птица с лампочкой на хвосте.

— Зачем? — не понял Ньянгу. — Я просто счастлив, что эта рыбина не вылезает из своих глубин.

— Ты что, не будешь ужинать?

— Буду, — сказал Иоситаро. — Съем несколько вкусных, сочных фруктов и буду очень…

Он резко отпрыгнул. Узкое серебряное тело стрелой выскочило из воды прямо на него, сверкнув острыми зубами.

— Черт! — крикнул Ньянгу, и в тот же момент Майлот швырнул гарпун в пасть монстра. Ньянгу пошатнулся и, молотя руками по воздуху в поисках поручней, полетел за борт. Входя в воду, он почувствовал, как сверху на него обрушилось что-то гладкое, холодное и смертоносное. Он инстинктивно ударил тварь ногой. Баррако ответила чувствительным взмахом хвоста и куда-то исчезла. Ньянгу глубоко нырнул, изо всех сил работая ногами. Он почувствовал, что ему не хватает воздуха, и всплыл на поверхность. Корабль поднялся метров на пять в высоту, и в этом пространстве между Ньянгу и машиной в предсмертной судороге билась баррако.

Майлот с братом корчились от смеха, прислонясь к кабине корабля.

— Эй, идиоты, может, вытащите меня? — крикнул Ньянгу. — А то вдруг у этого исчадья ада объявится старший брат?

— Сейчас, сейчас, — отозвался Алей. — А вдруг действительно — брат? Тогда мы тебя оставим там, чтобы он вышел с глубины, не возражаешь? Ты оказался самой лучшей наживкой за всю мою жизнь!

— Сейчас я кого-то убью, — пообещал Ньянгу, усиленно работая ногами, чтобы удержаться на плаву, и стараясь не смотреть в темную пучину внизу. — И мне все равно, кого!

— Вот черт, — сказал Гарвин, глядя на цепочку длинных лимузинов. — Я и не знал, что на этой Камбре водятся такие кучи денег.

— Я тебя уверяю, — откликнулся Эрик. — Шахты — это чистое золото, даже если они добывают не его.

— Вот, кстати, еще о чем мы не говорили, — заметил Гарвин. Прогулочным шагом они направлялись к воротам усадьбы. — Если мы отрезаны от Конфедерации, то кто будет покупать полезные ископаемые? Мне кажется, вся эта роскошь стоит теперь на тонком льду.

— Ну, многое из того, что выкапывается, перерабатывает сама Камбра, — ответил Эрик. — А все, что остается, с удовольствием покупают мусфии и отвозят на свои родные звезды. Им все равно, кто это выкопал — их шахтеры или 'раум. Шахты — надежная вещь. Мы всегда будем богаты.

— Добрый вечер, мистер Пенвит, — сказала женщина в форме секьюрити. Эрик кивнул, и они стали подниматься по широкой лестнице.

— Да, деньги у Бампуров нешуточные, — признал Гарвин. — Никаких тебе роботов-охранников. И как приятно находиться в компании того, кого охрана хорошо знает!

— Что? Автоматы? — Эрик изобразил ужас. — Зачем, если можно нанять лакея из низших классов или из 'раум? Если мы, породистая элита, будем использовать роботов, то кто же будет воровать у нас мелкие вещички и шантажировать нас, застав в постели с кем-то, с кем мы не должны были там находиться?

31
{"b":"2583","o":1}