ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не буду спрашивать, на что ты рассчитываешь в уединенном месте, — сказала Язифь. — Боюсь услышать непристойность.

— Не из моих уст, — запротестовал Гарвин, — я невинен, как… как…

— Как лепесток незабудки? — подсказала Язифь.

— Как лепесток незабудки, — согласился Гарвин, — на ковер из которых я хотел бы тебя бережно уложить и самому лечь рядом.

— Будь осторожен, — предупредила Язифь. — Сдается мне, я знаю, что будет дальше.

— Не знаешь, — возразил Гарвин. — Потому что после этого я запущу тебе в ухо девять метров языка и начну добывать урановую руду.

Язифь захихикала.

— Не продолжай, дурачок.

— Как? Но ведь я только начал? — протестовал Гарвин. В этот момент музыка остановилась. — По-моему, мы заслужили по стаканчику.

Они сошли с помоста. Гарвин остановился полюбоваться фонтаном. С тихим звоном, похожим на отдаленные колокола, вода переливашсь по множеству бронзовых чаш разных размеров и форм. Рядом расположилась преимущественно мужская компания, человек десять. Они слушали, что говорит статный брюнет несколько старше Гарвина, сидевший на скамеечке у фонтана.

— Вне всяких сомнений, Джерми, высшее существо есть.

Джерми, рано лысеющий молодой человек, улыбаясь, энергично помотал головой:

— Докажи это, Лой.

— С легкостью, — ответил тот. — Если бы Бога, безразлично, с большой или с маленькой буквы, не было, то все превратилось бы в хаос.

— Не обязательно, — возразил Джерми. — Естественный порядок… эволюция и так далее.

— Чушь, — сказал Лой. — Ничто не происходит случайно, и твой естественный порядок… Приведи-ка пример естественного порядка. Вряд ли стоит даже пытаться, потому что его не существует.

— Нет, — не согласился Джерми, — раз уж ты пытаешься что-то всем доказать, то ты и приведи пример управляемой Богом системы, в которой все было бы таким, каким должно быть.

— С легкостью. Оглянись вокруг. Мы все признаем, что 'раум представляют собой низший класс. Даже, я бы сказал, низшую расу, не так ли?

Когда он услышал многочисленные утвердительные возгласы, у Гарвина мурашки поползли по коже.

— Следовательно, и заняты они должны быть делами, не требующими особых умственных способностей. Ты ведь не думаешь, что 'раум стали нашей челядью по чистой случайности? Они спокойно делают свою черную работу, потому что для нее и предназначены. Вряд ли можно ожидать, что кто-то из них танцует вместе с нами или принимает участие в этом споре. Именно потому, что они и сами сознают, что мы превосходим их. Они довольны своей судьбой, определенной Богом, будь то работа на шахте или, — Лой вытянул руку с пустым стаканом в сторону стоящего неподатеку слуги в белом костюме, — разнос напитков на вечеринке.

Слуга, по возрасту годящийся Лою в отцы, поклонился и невозмутимо принял стакан. Когда он повернулся, Гарвин встретился с ним глазами и увидел в них скрытый огонь негодования.

— Или другой пример… — Статный молодой человек взвизгнул от неожиданности. По его костюму стекали потоки воды. Он обернулся и увидел Гарвина, поправляющего одну из бронзовых чаш фонтана. На его лице было выражение подчеркнуто преувеличенного ужаса.

— Тысяча извинений, — сказал Гарвин. — Должно быть, мое неловкое движение нарушило божественный порядок.

В гневе налившись краской, юноша поднялся. Гарвин улыбнулся жесткой, неприветливой улыбкой, полусжав кулаки, согнул руки в локтях, выставил чуть вперед левую ногу, повел корпусом из стороны в сторону и легким поклоном поприветствовал противника.

Лой замешкался.

— Мужчины! — прошипела Язифь и демонстративно удалилась.

Гарвин подождал немного, но Лой не двигался. Выпрямившись и еще раз поклонившись, он пошел за Язифью. Она оказалась рядом с центральным залом, на берегу озера. Стояла и смотрела в темноту.

— Эй!

Она не реагировала.

— Эй, красавица! — позвал он снова. Она резко обернулась.

— Почему вам, мужчинам, с вашим проклятым тестостероном, всегда нужно что-нибудь такое устроить?

— Просто надо было остановить потоки дерьма, льющиеся изо рта этого идиота, — сказал Гарвин. — К сожалению, спорить с фанатиками бесполезно. Тестостерон тут ни при чем.

— Кто фанатик? Лой Куоро? Во-первых, он прекрасно образован, во-вторых — мой друг! Его отец — хозяин агентства «Матин», и через несколько лет Лой будет распоряжаться холо. Он очень умный.

— О'кей, — спокойно сказал Гарвин. — Он очень умный говнюк. Но неужели мне придется полюбить его, чтобы я мог сказать тебе, как ты прекрасна?

Язифь замялась и после паузы покачала головой:

— Нет. Но… ты не должен так себя вести.

— Откуда у меня возьмутся хорошие манеры? — сказал Гарвин. — Я простой солдат с простыми желаниями.

Язифь скептически посмотрела на него.

— Иногда эти желания просто непреодолимы, — продолжал он. — Например, при этом чарующем лунном свете у меня есть непреодолимое желание тебя поцеловать.

— Не стоит… — Она не успела договорить. Поцелуй оказался весьма длительным. Наконец она отстранилась. — Боже мой! Не помню, чтобы меня когда-нибудь так целовали.

— Неужели? — сказал Гарвин.

— Да. Может, повторишь? — спросила она. Гарвин повторил.

— Боже, — удивилась она, прижимаясь теснее. Гарвин пропустил руку ей под платье между двумя боковыми застежками. Погладил ее ничем не прикрытую попку, бедра. Забрался пальцем между ними. Она тихо постанывала, ее дыхание участилось, язык ловко поворачивался во рту Гарвина.

— Не найти ли нам какую-нибудь лужайку с мягкой травой и прекрасными цветами? — прошептал Гарвин.

— Не получится, — огорченно сказала она.

— Почему?

— У Бампуров везде сигнализация. Не хочу, чтобы вышел скандал, когда люди прибегут и застанут нас за… В общем, застанут.

— Значит, не выйдет, — пожалел Гарвин. — А на чем ты сюда приехала?

— На своем подъемнике.

— М-мм…

— Маленькая двухместная машина. В ней мы не сможем… Нам не будет в ней удобно.

— Ну, давай куда-нибудь поедем. Я, например, сейчас обитаю в замечательном роскошном отеле, — сказал Гарвин. — Там огромная мягкая кровать, и никому нет дела, кто с кем куда идет.

— Кто с кем куда идет?

— Мы с тобой пойдем туда, куда пожелаешь, — пообещал он, и они снова поцеловались. Он ласкал ее грудь, чувствуя, как соски затвердели от возбуждения.

— Эй! — послышался возглас у него за спиной. — Ты, умник сраный!

От неожиданности Язифь вскрикнула и отскочила в сторону. Гарвин молниеносно обернулся. Перед ним, сжав кулаки, стоял Лой Куоро с искаженным злобой липом. Янсма заставил себя не думать о Язифи.

— Дерьмовую ты со мной шутку сыграл, — сказал Куоро.

— Это ты нес всякое дерьмо, — резонно ответил Гарвин. — И особенно отвратительно, что нес его, ничуть не стесняясь некоторых из присутствовавших людей.

— Людей? Это 'раум — люди? — глумливо усмехнулся Куоро.

— Газетные магнаты — люди? — передразнил его Гарвин. — Ходят слухи, что воротилы журналистики спят с родными сестрами. Это правда?

Язифь с шумом выдохнула возlух, а Куоро стал бледным как мел. Гарвин едва успел сообразить, что случайно задел какую-то взрывоопасную тему, как его противник попытался ударить его ногой. Гарвин отпрыгнул, и ботинок Куоро только чиркнул по его пиджаку.

— Не стоит продолжать, — спокойно сказал Гарвин.

Куоро споткнулся и с трудом удержал равновесие. Янсма понял, что он пьянее, чем кажется. Он взял пошатывающегося Куоро за руку и дернул вниз. Тот упал на четвереньки.

— Возвращайся-ка ты в зал и выпей еще немного, — предложил Гарвин. — Не бейся головой об стену.

Куоро поднялся на колени и прыгнул вперед, ударив Гарвина головой в грудь. Гарвин едва устоял на ногах.

— Ну это уж слишком, — сказал он все тем же спокойным тоном и нанес Куоро два прямых удара кулаками — один в глаз, второй — в живот. Куоро стал задыхаться, его стошнило. Он попятился и встал, пошатываясь, на краю озера. Гарвин подошел к нему и толкнул. Куоро закричал, замахал руками как ветряная мельница и рухнул в озеро спиной вперед.

33
{"b":"2583","o":1}