ЛитМир - Электронная Библиотека

Гарвин услышал вполне удовлетворивший его громкий всплеск и не стал смотреть, появится ли Лой на поверхности. Оглядевшись, он увидел, что Язифи нигде нет. Он выругался, пошел ее искать. Прошел через зал, по понтонному мосту к выходу из владений Бампуров. Он спустился по лестнице и увидел, как маленький ярко-красный подъемник уносится вдаль по шоссе.

— Надо было его убить, — пробормотал Гарвин и вернулся в зал, высматривая Эрика.

Эрика нигде не оказалось. Гарвин посмотрел на толпу совершенно чужих ему людей.

— Друзей у меня тут нет, такси здесь тоже, наверное, не поймаешь, — продолжал разговаривать сам с собой Гарвин. — Придется идти пешком. Далековато, но что поделаешь!

— Интересно, — сказала Джо Пойнтон. — Очень интересно.

— Какие будут указания? — поинтересовался голос в трубке коммутатора.

Пойнтон нажала кнопку:

— Ждите.

Она задумалась, решила еще раз все взвесить.

«Группа из нескольких солдат предотвращает избиение одного из наших подростков. Странно. Потом оказывается, что у этих солдат хватает денег, чтобы поселиться в одном из самых дорогих отелей Леггета и в высшей степени респектабельно одеться. Что еще более странно. Затем трое из них ускользают от одного из моих самых опытных агентов и исчезают. Оставшиеся двое посещают вечеринку для весьма избранного общества на Высотах в доме одного из самых отъявленных мерзавцев, ненавистников 'раум. Один из солдат опознан нашим агентом, работающим официантом в этом доме, как Эрик Пенвит. Его родители, хоть и не запятнали себя особенными мерзостями, но тем не менее вовсе не горячие поборники нашего дела. Сам он некоторое время назад неожиданно вступил в армию угнетателей без всякой видимой причины. И вот его неизвестный товарищ завязывает драку со сволочью Куоро из-за обычного оскорбления в адрес 'раум. Затем он уходит с вечеринки и идет пешком в Леггет. Все это довольно странно, а нам не нужны необычные происшествия, когда до операции „Восход гнева“ остались считанные дни».

— Не понимаю, — тихо сказала она, обводя взглядом свою комнату, запрятанную в глубине района Экмюль. Кроме трех передатчиков, в комнате почти не было мебели, и голые стены не давали никаких подсказок. Она было подумала связаться с Комстоком Брайеном или, даже лучше, с Джорд'ном Бруксом — он быстро соображает. Но времени не было, и конечно, в городе ей сподручнее с этим разобраться, чем им, на далеких холмах.

Она вновь открыла линию связи:

— В районе, где вы находитесь, оживленное движение?

— Почти никакого.

— Как думаете, вы с Ломпой сможете взять его живьем? Подчеркиваю — живьем! Или даже не пытайтесь.

— Одну минуту. — И после паузы: — Ответ утвердительный. У Ломпы с собой усыпитель.

— Берите его, пока он не ушел с Высот, — распорядилась Пойнтон. — Отнесете в тихое место, а я вышлю подъемник дежурить в ваш сектор. По вашему сигналу он приземлится.

— Все ясно, — ответил голос. — Ждите сигнала.

Пойнтон включила другой коммутатор.

— Говорит наблюдательный контроль, — сказала она. — Разбудите дежурную команду. Для них есть дело.

— Я прощаю сию баррако, — сказал Ньянгу, пытаясь подражать Гарвину Янсме в напыщенной манере говорить, — за то, что она пыталась меня съесть, ибо нахожу плоть этой стервы обалденным деликатесом.

Он поймал себя на том, что слегка пьян — до состояния веселой дурашливости, когда любая глупость может показаться превосходной идеей. Ньянгу взял с горячего камня, под которым горел огонь, еще один кусок жареной баррако и положил на большую пресную лепешку. Сверху он вылил полный черпак жгучего ярко-зеленого соуса, завернул лепешку и откусил большущий кусок.

— Сколько еще таких штук ты собираешься съесть? — спросила Энджи, слишком старательно выговаривая слова, из чего можно было заключить, что она совершенно пьяна.

— Какая тебе разница? Не бойся, фигуру не испорчу, — ответил Ньянгу.

— Не хочу, чтобы ты пошел ко дну и не смог… еще кое о чем позаботиться.

— Когда наступает новый день, — сказал Ньянгу, — знай, в этот день небо упадет на землю.

— Ну, конечно, — выговорила Энджи, — только о себе и думаешь.

На циновках, разложенных вокруг аккуратного костра, лежали пятеро: Тон Майлот и его подружка Лупуль, Ньянгу, Энджи, свернувшись калачиком и положив голову на колени Ньянгу, и стройная, с пышной грудью, девушка лет шестнадцати по имени Дейра. У нее были темно-медные волосы, связанные сзади, ленивая улыбка и такие губы, что Ньянгу заставлял себя не думать о том, как он их целует. Длинный кусок ткани, обмотанный вокруг тела и закрепленный чуть выше грудей, служил ей единственной одеждой. Она как будто специально дразнила Иоситаро, позволяя ткани уж слишком откровенно сползти с бедра.

— Все мужчины такие, разве нет? — сказала Лупуль.

— Кроме меня, — ответил Тон Майлот. — Я — совершенство. — Он протяжно рыгнул. — Хочешь в этом убедиться?

— Сдается, сейчас подходящее для этого время, — сказала Лупуль, поднимаясь с циновки. Ее слегка качало. — О-па! Кажется, сегодня землетрясение.

Тон Майлот встал сперва на четвереньки, потом на ноги, и стоял с идиотской улыбкой на лице. Он смотрел вдоль побережья, где догорали две-три дюжины костров. Рядом с кострами виднелись темные фигуры. Кто-то сидел и разговаривал, кто-то танцевал под неслышную музыку, где-то слившиеся на песке пары, где-то неподвижные тени — парами или поодиночке.

— Гляди-ка, нормальные уже разошлись, — сказал Майлот. — Остались только плохие ребята. Пока! Увидимся завтра. Где-нибудь после восхода солнца.

— Ты идешь или нет? — поторопила его Лупуль. — Их ты каждый треклятый день видишь, а меня — нет.

— Уже иду, дорогая моя. — И он ушел вслед за ней в темноту.

— Итак, мы остались наедине, — сказал Ньянгу. Он наклонился и поцеловал Энджи.

— Можно и так считать, — ответила она. — Но здесь есть еще Дейра. Она смазана, заряжена и готова к применению.

Девушка засмеялась.

— К какому применению? — удивился Ньянгу.

— Покажи ему, — сказала Энджи.

Дейра поднялась, развязала шнурок на волосах, тряхнула головой, и ее медные волосы волнами спустились почти до тонкой талии. Она обошла вокруг костра, расставив ноги встала над Ньянгу, потянула узел на своей накидке, и ткань упала. На абсолютно нагом теле Дейры не было ни единого волоска.

— Как тебе нравятся эти красочные местные обычаи? — спросила Энджи.

— Э-э-э, — только и сумел ответить Ньянгу.

— Она подошла к нам, — спокойно стала рассказывать Энджи, — когда ты отправился на рыбалку, и сказала Лупуль, что ты очень симпатичный. Она хотела узнать, в каких мы с тобой отношениях, потому что догадалась, что мы не совсем чужие. Она сказала Лупуль, что я тоже очень симпатичная, и попросила сказать, что я о ней думаю. Я сказала, что считаю ее очень хорошенькой и что я не против, если она захочет меня поцеловать. Так что мы поцеловались. Она очень хорошо целуется. И не только целуется. Мы уединились в одной хижине…

Ньянгу заметил, что у него во рту пересохла слюна.

— Она ужасно красивая, разве нет? — продолжала Энджи.

— Э-э-э… Да.

— Можно, я его поцелую? — спросила Дейра.

— Конечно, — сказала Энджи и засмеялась.

Дейра встала на колени, мягко опрокинула Ньянгу на спину и склонилась над ним, приоткрыв рот. Упругие шары ее грудей коснулись его кожи. Спустя вечность она приподняла голову, чтобы мечтательно сказать:

— Он очень мне нравится.

— Мне тоже, — отозвалась Энджи.

— А теперь я хочу еще раз поцеловать тебя, — заявила Дейра.

— Почему бы нет? — ответила Энджи. Она расстегнула форменную гимнастерку, сняла ее, потом шорты и трусы. Ньянгу наблюдал за ней, повернувшись на бок.

— Кажется, ты не слишком потрясен всем этим, — сказала Энджи.

Ньянгу сдержанно улыбнулся, наклонил голову, ничего не ответил. В его тусовке девушки делали все, что могло, с их точки зрения, шокировать обывателей, и друг с другом, и с кем-то из парней.

34
{"b":"2583","o":1}