ЛитМир - Электронная Библиотека

Ньянгу узнал местность. Это был гористый район в центре острова Дхарма. В верхнем левом углу карты можно было различить окраины Леггета. Там и сям на карте были нарисованы разноцветные стрелочки. Женщина с нашивками твега не смогла удержать тяжелый вздох.

— Узнаете? — спросил Хедли, которому явно понравился этот вздох.

— Да, сэр, — ответила женщина. — Те же места, что и… три года назад.

— Они самые, — сказал Хедли довольным тоном. — И точь-в-точь тот же долбаный сценарий. — Он коснулся рукой одной из стрелок. — В общих чертах замысел такой. Ударный корпус совершает высадку вот здесь, в тридцати километрах к востоку от Леггета и натыкается на окопавшегося врага, то есть — на нас. Они, эти могучие долбаные истребители всего живого, теснят нас вот сюда, к северу, к подножию горы Наджим. Потом Ударный корпус быстрого реагирования идет в заключительную атаку на наши позиции. А мы, вместо того чтобы отступить дальше к востоку, на взгорье, как сделали бы любые ребята даже со слабыми мозгами, мы вместо этого позволяем загнать себя вот сюда наверх, почти к самой вершине Наджима. Здесь мы самоубийственно держим последний рубеж обороны, на котором нас ликвидируют или берут в плен. После этого командование победившего Корпуса, то есть коуд Уильямс и его штаб, дает торжественный обед в честь Планправа и присутствующих рантье, чтобы все толстопузые могли восхвалять нашу смертоносную доблесть.

Моника Лир подняла руку.

— Давай, Моника.

— Босс, не примите на свой счет, но, может, для Корпуса было бы полезнее отработать оборонительную задачу против, скажем, атаки из космоса? Противник типа мусфиев или тех пиратов, что украли корабль с нашим подкреплением.

— Попробуй увидать вещи крупным планом, Моника, — мягко сказал Хедли. — Атаковать гораздо романтичнее, чем сидеть в вырытой канаве.

— Вот дерьмо, — сказала Лир.

— Нашего мнения, — пояснил Хедли, — спрашивали не больше, чем всегда. Дела такие, что две роты дрессированных людей должны заняться рытьем окопов и довольствоваться ролью, которую штаб прописал для них в сценарии. Рота РР должна изобразить отвратительных диверсантов, шебуршащихся в неглубоком тылу противника, пытаясь вызвать сумятицу. Есть кое-что, что сыграет нам на руку. Местные жители хором пророчат, что долбаный сезон дождей в этом году наступит раньше. Так что не сегодня-завтра начнется прелестная непогода, в которой нам будет очень удобно прятаться.

Послышаася смех, и Ньянгу увидел, как многие лица расплылись в злорадных усмешках, предвкушая хорошую забаву.

— Хорошенько рассмотрите карту, — сказал Хедли, — и думайте, как получше всыпать горячих нашим благородным братьям. Победить нам, к сожалению, никто не позволит. Но я бы хотел, чтобы белые шляпы вышли из этих учений с ощущением, как будто их хорошенько поимели. И последнее. Я собственноручно распну на кресте всякого, кто хотя бы заикнется об этом посторонним. Нас ждут абсолютно настоящие джунгли, а среди местных есть настоящие горячие головы, не очень-то жалующие девиц в солдатской форме. Поэтому у каждого в мешке будет лежать один магазин с боевыми патронами. Просто на всякий случай. Если каким-то образом эти заряды будут перепутаны с холостыми, которые вам выдадут официально, то ждите милосердия всех богов во Вселенной, потому что у меня его не найдется ни капли. А если вы к тому же и застрелите кого-нибудь, то я прослежу, чтобы вы отправились на скамью подсудимых с обвинением в убийстве, и никто в РР больше никогда не увидит настоящих боеприпасов, кроме как на стрельбище. Все. Командирам подразделений принять командование… Гуляйте. — Хедли направился в сторону дежурки.

— Сэр? — окликнул его Кипчак.

— Что нужно, Петр?

— Пару минут наедине, — сказал Кипчак. — Страйкер Иоситаро хочет показать вам нечто, что должно вас заинтересовать.

— Идите за мной. Оба.

— Ньянгу, — сказал Петр, — сходи за шмотками.

«Шмотками» оказались те самые два коммутатора, дубинка, пистолет-парализатор и идентификационные карточки, которые Гарвин отобрал у напавших на него. Гарвин все рассказал Ньянгу. Спросил, какие будут версии. Не позвонить ли в полицию? Ньянгу, как и предполагалось, на это только фыркнул. Может, рассказать своему ротному командиру? Ньянгу спросил, что Янсма думает об этой даме. Гарвину не часто приходилось сталкиваться с сентом Хоутон, но если судить по ее правой руке, Малагашу, то многого от нее ждать не приходилось. Ньянгу предложил обратиться к его ротному, Хедли, который казался и умным, и информированным.

— О'кей, — согласился Гарвин. — Но постарайся меня сюда особенно не путать.

— Чего ты дергаешься? Ты — просто молодой красивый парень, возвращавшийся с вечеринки экстра-класса на Высотах и попавший в засаду.

— Коуд Уильямс заявил, что не хочет больше никогда в своей жизни видеть мое молодое красивое лицо. Я стараюсь выполнить его пожелание.

— Напрасно ты так беспокоишься, — сказач Ньянгу. — Ладно, скорее всего, мне придется сказать Хедли, кто эта несчастная жертва нападения. Но я попрошу его не упоминать имен.

Хедли внимательно осмотрел один из коммутаторов.

— Прекрасная вещь, к тому же новая. И точно такая же, как и вторая. Зачем это простому грабителю? Тем более — с шифратором? Грабитель продал бы это и закайфовал бы на выручку. Да еще парализатор. Или приятели твоего приятеля человеколюбивы, или он был нужен им живой.

— Я задавался теми же вопросами, сэр, — сказал Иоситаро.

— Эти карточки… Они принадлежат 'раум.

— Как вы определили, сэр? — спросил Кипчак.

— Лет семь назад рантье на своем Совете приняли решение и провели его через Планправ — чтобы на идентификационных карточках 'раум должен стоять индекс «V». Если я скажу, что эти благородные джентльмены чрезмерно фанатичны в делении людей на классы, то это, конечно, будет злостной клеветой, — иронически заметил Хедли. — Но зачем кому-то из 'раум, пусть это даже бандиты из джунглей, надо брать в плен обычного рядового солдата? Расскажи-ка мне, что за тип этот твой друг.

Ньянгу рассказал о Гарвине.

— Почему он не позвонил в полицию? Большинство солдат, сталкивающихся с преступниками, обычно обращаются туда, — спросил Хедли.

— У нас с ним похожие взгляды, сэр, — честно ответил Ньянгу. — Ни он, ни я никогда особенно не дружили с полицией.

— Ага, — понял Хедли. — Значит, он не хочет светиться в этом деле? Хорошо, я сделаю, что в моих силах. Во втором отделе есть люди, которым я доверяю. Расскажу им вашу историю. А еще — кое-кому в Политическом Анализе. Это полицейское разведывательное агентство планеты, и они довольно профессиональны. И неудивительно — за двести с лишним лет своего существования успели навести порядок в организации. Вы оба возвращайтесь к своим делам. И спасибо, что доложили об этом происшествии.

— У меня есть предложение, сэр, — сказал Ньянгу. — Вы говорили о том, что требуются добровольцы на БМП. Я хочу передать это моему другу.

— Он служит на «грирсоне»?

— Да, сэр. Третий взвод первой роты второго пехотного полка. Стрелок.

Высокий и худой Хедли медлил с ответом.

— Командир его машины — такой огромный сукин сын по имени Бен Дилл, — пояснил Петр.

— А, знаю… точнее — слышал о нем. Жесток, непочтителен, размером с «Жукова». Если бы не его нежелание ходить пешком, мог бы стать отличным офицером РР. Хорошо. Давай к нам эту тыкву со всеми огурцами. У нас для каждого засранца найдется работа.

Страйкер Гарвин Янсма вбежал в дежурку первой роты, сорвал с головы рабочую солдатскую кепку и застыл в ожидании. На только что начищенный пол с его одежды потихоньку капало машинное масло. В дежурке сидел только дневальный роты, низкорослый и гаденький финф Калмахой.

— Тебя хотела видеть командир роты, — сказал он Гарвину.

— Твег Рик мне уже это сказал.

— Она в кабинете. Сперва постучись.

Перебирая в уме все свои проступки. Гарнин пересек холл и по-деловому постучал в дверь.

36
{"b":"2583","o":1}