ЛитМир - Электронная Библиотека

— Войдите.

Болтали, что сент Диана Хоутон каждый вечер на военный манер утюжит стрелки на своем лифчике. Но это легко могло быть правдой. Все в ней — и очень короткая стрижка, и прямая осанка, и безупречно чистая форма — было воплощением армии. Никто не знал, хороший она офицер или плохой. Все три месяца, что она командовала первой ротой, всеми делами от ее имени успешно заведовал первый твег Малагаш.

Гарвин по всем правилам отдал ей честь и застыл по стойке «смирно», весь внимание. Только теперь он ощутил неловкость из-за торчащих из кармана его комбинезона штангенциркуля и амперметра.

— Вольно, — скомандовала Хоутон. — Тебе известно, как командование роты относится к телефонным переговорам солдат в рабочее время?

— Да, мэм, — ответил Гарвин. — Они запрещены.

— И тебе сюда тоже не должны звонить.

— Да, мэм, — согласился он.

Она протянула ему два куска регистрационной ленты вызовов по коммутатору:

— Читай.

Гарвин недоумевал. Кто бы мог ему звонить? И тут глаза его полезли на лоб. Первый вызов был от Язифь Миллазин, второй — от Лоя Куоро.

— Это, конечно, твои личные дела, — сказала Хоутон. — Но, если можно, я хотела бы задать пару вопросов.

— Да, мэм.

— Эта Миллазин имеет какое-нибудь отношение к семье горнопромышленников Миллазин?

— Самое прямое, мэм.

— Э-ээ… Стало быть, этот Лой Куоро — из тех, что владеют холо «Матин»?

— Так точно, мэм.

— Они — твои друзья?

— Одна — надеюсь, да, — сказал Гарвин. — Второй скорее враг.

— Для новоиспеченного страйкера ты вращаешься в интересных кругах.

— Вы так считаете, мэм? — Гарвин сказал это с нейтральной интонацией и вежливой улыбкой. Хоутон немного подождала, пока ей не стало ясно, что Янсма не собирается развивать эту тему. Она прочистила горло.

— Прекрасно. Я разрешаю ответить на эти вызовы прямо сейчас. Можешь воспользоваться голубым аппаратом в кабинете моего первого помощника. Он соединит тебя с городом напрямую, так что можешь не бояться прослушивания.

— Спасибо, мэм.

Хоутон оглядела его с головы до ног:

— Мне будет страшно интересно наблюдать за твоей дальнейшей карьерой, страйкер. Можешь идти.

— Это Язифь, — гортанным шепотком ответила трубка.

— А это Гарвин Янсма. Я тот самый…

— Слушай, солдат, — перебила она. — Я тогда была совершенно трезвая, так что все прекрасно помню.

— Наверное, я должен извиниться, — начал Гарвин.

— Нет, это я позвонила, чтобы извиниться, — сказала Язифь. — Перед тем как идти к Бампурам, я поссорилась с папой. Я узнала, какая я ленивая, как я не хочу работать, как я недостойна носить фамилию Миллазин и так далее. Так что настроение у меня было абсолютно гнилое, и я пыталась притворяться веселой. Так что когда вы с Лоем подрались, это стало последней каплей, и я повела себя как задница. Извини, Гарвин.

— Нет, — возразил Гарвин, — это ты меня извини. Я уже большой мальчик, и пора бы мне научиться держать себя в руках и не распускать свой длинный язык.

— А ведь все шло так прекрасно, — прошептала Язифь. — Я помню твои поцелуи.

— Я тоже. И не только поцелуи.

— Большую постель из лепестков незабудки?

Гарвин почувствовал, как кровь бросилась ему в голову:

— Что-то в этом роде.

— Если можно… Если хочешь… Может, как-нибудь встретимся еще?

— Я бы с удовольствием, — сказал Гарвин.

— Я знаю, что через четыре дня у вас будут эти дурацкие маневры, — сказала Язифь. — Папа и все вокруг собираются ехать смотреть окончание на гору Наджим. Ведь тебе дадут отпуск, когда все это закончится?

— Весьма возможно.

— Мой номер у тебя есть, — напомнила она. — Я буду везде ходить с коммутатором. Звони мне.

— Обещаю.

Он услышал какой-то шлепок, может, поцелуй, и она повесила трубку.

— Надо бы мне охладиться, — в изумлении пробормотал Гарвин и набрал второй номер.

— Информационное агентство «Матин», — проворковал женский голос. — Чем могу вам помочь?

— Это страйкер Гарвин Янсма, первая рота второго пехотного полка Ударного корпуса быстрого реагирования. Лой Куоро просил меня перезвонить.

— Подождите секундочку.

И через мгновение:

— Это Лой Куоро. Я звонил, чтобы извиниться за то, что позавчера вечером завязал с вами драку на вечеринке у Бампуров.

— Да ничего страшного, — любезным тоном сказал Гарвин. — Это было мало похоже на настоящую драку.

Голос в трубке сделался прохладней:

— Надеюсь, я не нанес вам повреждений?

— Не-а, — ответил Гарвин. — Ты вообще промазал. А потом решил искупаться.

— Может быть, когда мы снова встретимся, — после продолжительной паузы сказал Куоро, — ты разрешишь мне угостить тебя стаканчиком?

— Боюсь, это невозможно, — радостно сообщил Гарвин. — Я пью только с равными.

Раздалось злобное шипение, и связь оборвалась. Гардин выключил коммутатор и вышел из кабинета в дежурку. Сент Хоутон стояла рядом со столом Калмахоя, прикидываясь увлеченно читающей пачку приказов.

— Спасибо, мэм, — сказал Гарвин. — Весьма признателен за исключение, которое вы для меня сделали.

Хоутон пристально посмотрела на него. Янсма вел себя так, как будто они с ней ровня. Она задумалась. Может, так оно и было. И она принялась гадать, кто такой Янсма на самом деле. Тем временем он надел кепку и вышел.

Хоутон посмотрела ему вслед и только потом что-то заметила:

— Калмахой! Что это за машинное масло на полу? Это дежурная часть роты, а не свинарник! Взять тряпку и все отмыть!

— Итак, моя слава выходит за пределы роты? — сказал Бен Дилл. — Засранец, значит?

— Да, так альт Хедли и велел вам передать, — сказал Ньянгу, потихоньку оглядываясь по сторонам в поисках чего-нибудь тяжелого, чем можно будет успокоить Дилла, когда он взорвется. Единственной пригодной для этого вещью казался «грирсон», рядом с которым стоял дек Дилл. Иоситаро решил спасаться бегством. Но, вопреки ожиданиям, толстяк разразился утробным хохотом.

— Засранец Бен, а? О'кей, так оно и есть. — Он принялся молотить кулаком по обшивке «грирсона». — Народ! Вылазь из консервной банки! Устраиваем небольшую дискуссию о добровольцах, перед тем как пойти и свалять дурака, записавшись в добровольцы.

— Есть вопрос, — сказал Гарвин Диллу, когда они вместе тщательно собирали разобранный многоствольный пулемет «грирсона».

— Просите, и дано будет вам, — ответил Бен.

— РР — это разведчики-пехотинцы, так? А моторизованная рота разведки занимается тем же делом, но на машинах.

— Дураку ясно.

— Ну и как вышло, что РР играют на маневрах плохих парней, а моторизованная разведка действует в составе главных сил? Ведь будет больше похоже на правду, если те, с кем мы будем воевать — бандитов я в расчет не беру, — будут располагать значительными воздушными средствами.

— Прекрасный вопрос, — сказал Дилл. — Отвечаю. Во-первых, тот, кто в любой военной игре изображает агрессора, не должен воевать слишком хорошо, потому что если он сделает что-нибудь возмутительное, к примеру, выиграет у своих начальников, то представляешь, что будет, когда придет время для приказов о повышениях? Альт Хедли из РР ради чинов никому задницу не лижет, и поэтому он считает, что изображать плохих — это весело. В отличие от сента Лискарда, командира моторизованной разведки. И вот тебе результат: один — альт, второй, как и должно быть, — сент. Хотя занимают одинаковые должности. Еще заметь, что никто не рвется в настоящий бой, например с 'раум в джунглях. Потому что, за исключением Хедли и еще нескольких душегубов и кровопийц, никто не хочет марать руки и стрелять в людей, которыми могут оказаться женщины, дети и обыкновенные работяги. Для умников… Я имею в виду карьеристов с размахом… Для них тоже быть плохими парнями — радость небольшая. Вот почему две роты, приданные РР, были назначены, а не набраны добровольно. Ты же не рассчитываешь, что изворотливые ротные командиры вдруг пойдут и по собственному желанию сунут руку в машину для перемалывания мусора? Поэтому, молодой человек, и не стоит рваться в высокопоставленные офицеры.

37
{"b":"2583","o":1}