ЛитМир - Электронная Библиотека

Дилл пожал плечами:

— Не знаю, сэр.

— Скорее всего, не отменены, — заключил Хедли, — Продолжайте выполнять задание и все это дерьмо… без всякой поддержки с воздуха.

— Не понимаю, — сказал Воксхолл. — Почему они отбирают машины у нас, а не возьмут их из общего резерва?

— По одной простой причине. Дилл, заткни свои долблные уши, чтобы не думать невесть что о себе и всякое дерьмо о своем начальстве.

— Слушаюсь, сэр, — ответил толстяк, не пошевелив и мизинцем.

— «Агрессор» всегда проигрывает! Нам упростили эту задачу. Ты ведь не забыл, что в этой постели мы снизу?

Аспиранг вздохнул:

— И что нам теперь делать?

— То же, что и всегда. Включить мозги и разработать план «Б».

Глава 20

Позиции «синих» представляли собой полукруг километром ниже плоской верхушки Наджима. Еще в полукилометре ниже по склону находилось возвышение, избранное коудом Уильямсом для торжественного приема. Все чины ниже милля немедленно стали называть этот холм не иначе как «Пупырь».

Свой штаб Уильямс разместил в походных шатрах сразу за Пупырем и замаскировал. Ни один офицер в здравом рассудке не отважился бы послать в этот район какой-нибудь, будь он хоть трижды симулированный, снаряд. Повышениями в Корпусе никого не баловали. На верхушке Пупыря устроили крытые трибуны для гостей, а с одной стороны растянули ярко раскрашенный тент для банкета. Коуд Уильямс был готов к окончательной победе.

Генерал-губернатор Уилт Хэмер явился со сворой советников и встревоженным лицом. Коуд Уильямс отдал ему честь, и Хэмер отвел его в сторону, подальше от чужих ушей.

— Поразительно, что вы так спокойны, — сказал Хэмер.

— Не вижу предмета для беспокойства, — ответил Уильямс. — Маневры идут в строгом соответствии с заранее намеченным планом.

— Я имел в виду вовсе не маневры, — в крайнем раздражении бросил Хэмер. Он оглянулся по сторонам и понизил голос: — Визит Редрута — вот что меня беспокоит.

— Жизнь научила меня, — напыщенным тоном произнес Уильямс, — не беспокоиться о двух вещах сразу. Я уверен, что регент Редрут просто хочет обсудить насущный для всех вопрос о Конфедерации. Может быть, у него для нас хорошие новости. А может, у него есть план, требующий совместных усилий. Его последний визит был в высшей степени дружественным, не так ли?

— Так, так, — нетерпеливо подтвердил Хэмер, — но все же…

— Все будет в полном порядке.

— Хочу надеяться, что вы правы.

И они разошлись, считая друг друга редкостными кретинами и желая один другому в ближайшем же будущем поскользнуться и свалиться в выгребную яму.

В километре к западу от Пупыря прятались два десятка человек в форме солдат Конфедерации. Чтобы укрыться, они использовали старый прием первых колонистов D-Камбры — нашли заросли квэльфа. Квэльф растет по кругу, выпуская во все стороны отростки. Они укореняются и становятся сначала молодыми побегами, а потом и взрослыми деревьями. По мере того как они растут, их стволы сближаются и наконец срастаются, а весь квэльф становится непроходимой изгородью. Но внутреннее пространство, от десяти до тридцати метров в диаметре, свободно, прикрыто сверху листвой и образует прекрасное убежище. Вход обычно делают, спиливая один из стволов, а потом ставят его на место.

Джорд'н Брукс взглянул на часы.

— Они начнут свою идиотскую последнюю битву через тридцать минут. Нам пора. Да поможет нам Единый выполнить наше предназначение.

Двадцать человек молча взяли оружие и направились к выходу из квэльфа.

— Что за расспросы, папа? — сказала Язифь Миллазин. — Я ведь могу и обидеться. Мне захотелось посмотреть на это, потому что… Ну, потому что ты сам хотел, чтобы я больше участвовала в делах семьи. А ведь мы ведем дела с армией, разве нет?

Годреви Миллазин приподнял бровь.

— Язифь, если я твой отец, это еще не значит, что я круглый дурак. С солдатами у нас нет никаких дел. Разве что ты продаешь им что-то в этой своей бельевой лавке для траты денег, которую ты уговорила меня для тебя открыть. И я ни за что не поверю, что тебе захотелось помокнуть здесь под дождем, чтобы просто разделить со мной удовольствие от созерцания грязных солдат, бегающих вверх-вниз по горам. Кто он? Надеюсь, он хотя бы в достаточно высоком звании и мне не придется скрипеть зубами?

Язифь с невинным видом «сделала» глаза.

— Папа, ты в своем уме? О чем ты? — Она захихикала, а ее отец криво усмехнулся. Один из его телохранителей указал им на отведенные для них места на трибуне.

— Что здесь происходит? — с раздражением спросил у солдата Лой Куоро.

— Простите, сэр, распоряжение коуда Уильямса, — ответил Реб Гонсалес. — Ваша машина реквизируется до конца маневров.

— Что-о-о? Вы не имеете права! Этот подъемник принадлежит программе новостей «Матин»! Вы что, не знаете, что такое «Матин»?

— Знаю, сэр. Это холо. Но я исполняю приказ. Пожалуйста, покиньте машину!

— Но ведь мы даем репортажи о ваших чертовых маневрах! Если вы отберете у нас подъемник, мы не сможем освещать учения!

— Да, сэр, — сказал Гонсалес. — Мне очень жаль, сэр. Так вы выйдете из машины сами, сэр?

— Черта с два, — бросил Куоро. — Водитель, поднимаемся!

Пилот потянулся к пульту управления, а Гонсалес распахнул дверь и выволок его из кабины.

— Ах, ты, чертов… — Пилот вскочил, сжав кулаки. Гонсалес ударил его сперва ладонью в живот, а потом тон же рукой свалил боковым ударом в шею.

— Я все видел! — крикнул Куоро.

— Видели, как ваш пилот поскользнулся и упал? — сказал Гонсалес. — И стукнулся головой о камень? Кстати, действительно стукнулся. Кроме вас, это видели еще шесть человек. И если вы решите выдвинуть обвинения, они с удовольствием засвидетельствуют, что все было так, как я сказал. А теперь, когда вы выйдете из подъемника… сэр, мы сможем заняться своим делом.

Куоро вышел, и два страйкера взяли его под локти.

— Ведите его к остальным, — приказал Гонсалес. — И позаботьтесь о медицинской помощи этому бедному парню, который споткнулся.

В стороне от главной дороги накопилось уже восемь гражданских подъемников, как частных, так и принадлежащих каким-то компаниям. Высаженных из них пилотов и пассажиров охраняла полудюжина солдат РР. Из зарослей вышел альт Хедли.

— Этот обязательно поднимет вонь, — откомментировал произошедшее Гонсалес.

— Скорее всего, так, — согласился Хедли. — Но если бы мы его отпустили, он обязательно сказал бы что-нибудь в эфире. А в штабе Корпуса все-таки не вполне отсутствуют мозги. Жалко, конечно, этого журналиста. Ты помнишь, как они горячо выступали за повышение довольствия всем офицерам в чине альта?

— Ничего не слышал об этом, сэр. Я смотрю только передачу «Как потратить лишние деньги».

— Да ты первоклассный сатирик! — Хедли в задумчивости побарабанил пальцами по корпусу подъемника. — С другой стороны, он нам, конечно, может попортить кровь… Мне нужны трое… нет, четверо из… Кто у нас на бочке? «Гамма»? — Хедли поднял голос: — Кипчак, Дорвит с пулеметом, Хекмайер и этот новенький, Иоситаро, — ко мне!

Все четверо вышли из зарослей.

— Забирайтесь по порядочку в этот сраный журналистский подъемник и ждите в полной готовности. Сейчас мы станем настоящими наглыми вонючими ублюдками вне закона.

Залп симулированных ракет прогремел в тот же миг, как показавшаяся с востока, из-за пелены дождя, первая волна «грирсонов» приземлилась неподалеку от Пупыря и из них посыпалась пехота. Все это было очень зрелищно: взрывались заранее заложенные фугасные заряды, дымовые ракеты чертили в небе изящные дуги, хлопали пристрелочные выстрелы из орудий «грирсонов» и «жуковых».

Если кто-то и заметил, что «грирсоны» приземлялись неуверенно, чтобы избежать случайных повреждений, то никто не сказал об этом вслух. Так же как никто не поинтересовался, почему вместо более эффективной и менее кровавой фланговой атаки Уильямс приказал атаковать позиции «синих» в лоб.

41
{"b":"2583","o":1}