ЛитМир - Электронная Библиотека

— А дальше занимаемся нашим любимым делом, — сказал Бен. — Сидим и ждем.

— Ты хоть догадываешься, чего мы ждем?

— Ни хрена я не догадываюсь, — очвегил Дилл. — Мы как грибы. Нас держат во мраке и кормят одним дерьмом.

Через восемь часов по коммутаторам разнесся приказ:

— Всему личному составу покинуть машины!

— Оружие с собой брать? — спросил Гарвин.

— Брать, — ответил Дилл. — Если сомневаешься — бери.

Через десять минут после того, как они построились перед своим «грирсоном», в их направлении с грязно-желтого неба начал спускаться еще один звездолет.

— Господи, это еще что такое? — спросил Гарвин.

— Кажется, это флагманский корабль класса «ремора», — ответила Канг. — По идее он должен командовать флотилией более мелких боевых кораблей. Когда я была маленькой, я склеила модель такого, но у моей модели не было всех этих дополнительных блистерных установок и пушек.

— В нашем захолустье это обычная история, — вступил Дилл. — После долгих уговоров Конфедерация наконец соизволяет снабдить тебя нужным кораблем, рассчитывая, что его хватит на пару поколений. Так что тот, кто стал счастливым обладателем корабля, должен сам его модернизировать, пока голова не лопнет.

— Интересно, а чем они проводили всю эту модернизацию — кувалдами? — недоумевал Горецки. — И что вот это такое?

«Вот это» было четырьмя новехонькими патрульными кораблями, ровным строем расположившимися вокруг флагманского корабля.

— Понятия не имею, — признался Дилл. — Этот бегемот выглядит так, как будто им командовал еще мой дедушка. А прикрыт он четырьмя непонятными хреновинами, которые, похоже, прилетели прямо с Центрума на прошлой неделе.

В их наушниках раздался щелчок, и послышался голос коуда Уильямса:

— Личному составу Ударного корпуса быстрого реагирования! Приготовиться к торжественной встрече Алена Редрута, регента Ларикса и Куры.

— Вот сукин сын! — сказал Гарвин. — Я помню, что когда мы на «Мальверне» летели с Центрума, ходили слухи, что мы везем какое-то сверхновое секретное оружие. Интересно, Редрут купил все это у пиратов или…

— Заткнулся бы, — посоветовал ему Дилл. — Помнится, ты говорил, что хватит с тебя неприятностей.

Флагманский корабль приземлился, патрульные остались в воздухе. Носовая часть большого корабля была украшена какой-то эмблемой, но Гарвин не мог разглядеть ее в деталях, в отличие от названия корабля: «Корфэ».

Коуд Уильямс приказал всем кораблям, участвующим в церемонии, находиться в степени боеготовности «желтый», то есть все ракеты, бомбы и снаряды, извлеченные из хранилищ, находились в соответствующих установках. Гарвин вспомнил «Мальверн», голубоглазого подручного Редрута, Селидона, и подумал, что на месте Уильямса он бы привез сюда в три раза больше артиллерии в степени боеготовности «красный» и поднял бы ее в воздух, а не сидел на земле в качестве доступной мишени.

Генерал-губернатор Хэмер в сопровождении коуда Уильямса и милля Рао вышел из-под купола и направился к «Корфэ». За ними поспевала кучка штабных офицеров, знаменосная группа и оркестр. С корабля, в свою очередь, опустились сходни, по которым на планету сошли четыре человека. В знак приветствия прибывших приспустилось знамя Камбры, заиграла музыка.

— Господи, пусть они сразу отправляются по своим делам, — сказал Горецки. — У меня нет ни малейшего желания изображать перед ними дрессированную болонку.

Однако официальные лица направились в сторону почетного караула с явным намерением пообщаться с солдатами.

— Смирно, ребята! — скомандовал Дилл, и вся его команда вытянулась, держа в полной боеготовности боковое зрение. Гарвину особенно хотелось рассмотреть Алена Редрута. Никогда он не был в такой близости от, по-видимому, последнего представителя вымирающего вида абсолютных диктаторов. Ничего особенного в Редруте он не заметил. Диктатор был приземистым, лысеющим мужчиной в возрасте около сорока и больше напоминал рядового чиновника, чем средневекового феодала. На Редруте была простая темно-коричневая гимнастерка и составляющие с ней костюм брюки. Шею украшал единственный орден. Шедшие рядом с ним двое были, несомненно, телохранителями.

Все внимание Гарвина приковал к себе человек, шедший за спиной Редрута. Это был высокий атлет с длинным, в свое время зашитым явно подручными средствами шрамом поперек лба. Лицо его выражало смесь легкой брезгливости с любопытством естествоиспытателя. Он был в темно-зеленой парадной форме со множеством регалий, в черных высоких ботинках. Он был подпоясан широким ремнем, на котором с одной стороны висел кинжал в ножнах, с другой — пистолет в кобуре. Гарвин прекрасно помнил, как этот человек — Селидон, предводитель пиратов — стоял в дверях казарменного отсека «Мальверна». «Меня невозможно узнать, — думал Гарвин, в то время как командование приближалось к их „грирсону“. — Я им не интересен, просто один из солдат».

Вопреки его ожиданиям, Селидон остановился.

— Если вы не возражаете, — обратился он к Уильямсу, — мне бы хотелось задать несколько вопросов вашим людям.

— Пожалуйста, задавайте, — неуверенно ответил Уильямс.

Селидон подошел к Диллу, осмотрел нашивки у него на груди:

— Ты служишь второй срок?

— Да, сэр, — ответил Бен.

— Хочешь сделать военную карьеру?

— Пока не решил, сэр.

Селидон кивнул, а затем перевел взгляд пикирующего ястреба на Гарвина:

— Ну-с, страйкер. Каковы твои обязанности?

— Стрелок, сэр.

— Какова максимальная дальнобойность одной из твоих пушек?

— Секретная информация, сэр.

— Мне ты можешь сказать, — фыркнул Селидон. — Ларикс и Кура — твои союзники, а я долгое время был офицером Конфедерации.

Гарвин хранил молчание.

— Отвечай, страйкер, — приказал коуд Уильямс.

— Теоретически — девяносто километров, если положение цели определено с достаточной точностью, — как по учебнику отбарабанил Янсма. — На практике — не рекомендуется стрелять, если расстояние превышает шестьдесят километров. Да и то лишь при безукоризненных погодных условиях.

— Не слишком-то далеко, — заметил Селидон. — А в бою дальше сорока и не попадешь. Ты уже был в настоящем деле?

— Нет, сэр.

— Как думаешь, в обстановке реального боя ты хоть во что-нибудь попадешь?

— Попаду во что нужно, сэр.

Селидон чуть улыбнулся:

— Надеюсь, это не просто бравада. А что могут твои пулеметы?

— Дальнобойность — четыре тысячи метров, максимальная эффективность — при визуальном наблюдении за целью прямым образом или при помощи оптики.

— Сколько требуется времени, чтобы перезарядить пулеметы?

— Около трех минут, сэр.

— Ты, кажется, сможешь и быстрее, — похвалил Селидон. — Ты способный парень. Поздравляю, хорошо знаешь свое оружие. Теперь, если мне будет позволено, я задам другой вопрос. Не беспокоит ли тебя, что у вашего Корпуса нет межзвездных кораблей и что в системе Камбры нет кораблей Конфедерации?

— Нет, сэр, это меня не беспокоит. О делах такого масштаба должен думать не я, а коуд Уильямс.

— А что ты думаешь о мусфиях?

— Я ничего о них не думаю, сэр.

— Они тебя не беспокоят?

— Нет, сэр. С ними у нас мир. А что, стоит тревожиться?

Селидон кивнул, как будто был удовлетворен ответами.

— И последний вопрос. Давно ли ты служишь в Ударном корпусе?

— Восемь месяцев, сэр. Я прибыл с Центрума на корабле «Мальверн».

Селидон слегка вздрогнул и попытался замаскировать растерянность.

— Никогда не слышал о корабле с таким названием, — сказал он. — Успешной службы. — И пошел дальше.

Высокопоставленные лица двинулись за ним. Коуд Уильямс задержался.

— Когда-то я приказал тебе переосмыслить твое приключение, не так ли?

— Да, сэр, — ответил Янсма.

— Я не полный осел. Я видел сейчас реакцию Селидона на твои слова. И я способен переоценивать ценности, когда это необходимо. Надеюсь, ты ни с кем не делился своими теориями насчет «Мальверна»?

44
{"b":"2583","o":1}