ЛитМир - Электронная Библиотека

— Поскольку ты, Гарвин, уклонился от ответа на мой первый вопрос, — сказал Миллазин, — попробую задать другой. Что ты думаешь о визите регента Редрута? Не пугайся. Обо всем, что происходит в системе, мне становится известно спустя несколько секунд. Как-никак, мы, семья Миллазин, принадлежим к рантье.

— Не уверен, что мне есть что сказать по этому поводу, сэр, — ответил Гарвин. — Ясно одно — все случившееся тщательно изучается.

— Ты, я вижу, осторожный молодой человек? Твой ответ даже не подтверждает того, что Редрут был здесь.

— Так точно, сэр.

— Большинству людей в твоем возрасте не терпится, чтобы все знали, какой важный секрет им доверен. Если, конечно, он им доверен.

— Не так давно мне был преподан другой урок.

Миллазин промолчал. А Гарвин не стал ничего объяснять.

— Ну, хорошо, — снова заговорил магнат. — Должен признаться, вся эта история с Редрутом мне не нравится. Он появляется на С-Камбре, встречается с Хэмером и его сотрудниками — встреча продолжалась полдня — и возвращается на Ларикс-Куру. Никаких банкетов, никаких официальных визитов на D-Камбру. Даже по кому не связался ни с кем из тех, с кем встречался в прошлый раз. В частности, со мной. Мне это определенно не нравится. Поскольку он появился на С-Камбре, можно предположить, что его визит как-то связан с добычей минералов. И все же он не поговорил со мной, хотя я владею одной из самых крупных горнодобывающих компаний. Я обеспокоен. А что ты думаешь по этому поводу?

— Полагаю, вы правы, сэр, — ответил Гарвин. — Это жаркое великолепно, не правда ли?

— Прекрасно. Сдаюсь, финф Рот-На-Замке, — сказал Миллазин и, обращаясь к дочери, добавил: — Твой молодой человек — само благоразумие.

Язифь засмеялась, вспомнив урок плавания, преподанный Лою Куоро.

— Что тебя так развеселило?

— Ничего, папа.

— Ну-ну… Попробую подыскать для беседы совершенно нейтральную тему. Как чужеземец, какого ты мнения о D-Камбре, Гарвин? — спросил Миллазин.

— Это интересно.

— Сам-то ты откуда?

— Ну, я много где побывал, сэр. Наша семья, знаете ли, все время путешествовала.

— А чем вы занимались?

— Так, небольшое семейное предприятие.

— Очень интересно. А ты, значит, решил нарушить традицию?

— Нет, какое-то время я занимался тем же, сэр, — ответил Гарвин. — Но обстоятельства изменились, и я поступил на военную службу.

— Не такая уж плохая идея, — заметил Миллазин. — Я часто пытаюсь представить себе, как повернулась бы моя жизнь, если бы я пошел в армию. И вот ты торчишь здесь, на краю Вселенной?..

— Пока да, сэр. Мне нравится Камбра.

Он бросил на Язифь многозначительный взгляд и был тут же вознагражден за это. Она скинула туфельку и принялась пальцами ноги незаметно поглаживать внутреннюю сторону его бедра.

— Это хорошо, — сказал Миллазин. — В таких пограничных краях всегда найдется дело для честолюбивых молодых мужчин и женщин.

— Собственно говоря, мы с другом как раз сегодня обсуждали эту тему. Если предположить, что я оставлю военную службу, чем бы я мог тут заняться?

Теперь нога Язифи поглаживала колени Гарвина.

— Я заметил, что ты умеешь пользоваться ножом и вилкой, а о твоем благоразумии я уже сказал. Все это может обеспечить тебе возможность поступить на службу в какую-то фирму. К примеру, горнодобывающей корпорации «Миллазин» нужны надежные люди в службу безопасности.

— Вообще-то, если я оставлю военную службу, то вряд ли меня устроит дело, где меня запросто могут пристрелить.

Миллазин улыбнулся.

— Честолюбие у нас ценится высоко и обычно вознаграждается. Как ты наверняка заметил, на D-Камбре классовое общество.

— Да, — спокойно ответил Гарвин.

— Многие считают, что это соответствует естественному порядку вещей.

— Это я тоже заметил.

— У Гарвина… недавно произошло… столкновение с Лоем Куоро. — Язифь вопросительно посмотрела на обоих, пытаясь понять, стоит ли объяснять подробнее.

— Значит, это ты искупал нашего молодого придурка в пруду с лилиями?

— Я, сэр. Но меня спровоцировали.

— Типично для Куоро. И для отца, и для сына. Умом не блещут оба. Он, видно, как всегда, распустил язык насчет того, что 'раум от природы низшие существа. Себя он, конечно, относит к разряду высших.

— Так оно все и было, сэр. К тому же в это время один из 'раум стоял рядом с ним. Я подумал, что это не слишком… ну, вежливо.

— Именно из-за такой болтовни людей и подстерегают в темных переулках, — сказал Миллазин. — Я советовал ему держать свое мнение при себе или, по крайней мере, думать, где ты распускаешь язык. Но он не желает ничего слушать. Остается надеяться, что он наберется благоразумия до того, как кто-то преподаст ему более суровый урок, чем ты.

Как я уже говорил, на D-Камбре установилось классовое общество, почти сразу после того, как первые колонисты высадились здесь и открыли шахты. 'Раум появились позднее и стали разрабатывать для нас эти шахты. Такое положение вещей устраивает большинство. Однако надо видеть, что это равновесие достаточно шаткое… Что с тобой, Гарвин?

Гарвина прошиб пот. Нога Язифи теперь орудовала у него между ног. Сама она с трудом сдерживала смех.

— Ничего, сэр. Здесь немного жарковато.

Миллазин кивком головы подозвал официанта и распорядился увеличить скорость вращения вентилятора. Пока он отвлекся, Гарвин ущипнул Язифь за ногу. Она дернулась и бросила игру.

— Ну, на чем мы остановились? — спросил Миллазин.

— Вы объясняли, почему рантье по праву являются хозяевами системы Камбра, — ответил Гарвин.

Взглянув на него, Миллазин не увидел на лице молодого человека ничего, кроме выражения живого интереса.

— Идем, Гарвин, — сказала Язифь. — Только что объявили твой шатл.

— Иду. — Он осторожно выбрался из гравимобиля, сознавая, что немного пьян. — Спасибо за обед и… интересную беседу.

— Тебе спасибо, — ответил Миллазин. — Мне было приятно встретиться. Ты произвел на меня впечатление не меньшее, чем на мою дочь. Буду рад увидеться с тобой снова, Гарвин Янсма.

— Спасибо, сэр. Мы непременно увидимся.

— Ну, идем же, — сказала Язифь. Он направился к ней, мельком взглянув на табло.

— Ты решила, что мой шатл уже отбывает. Но у меня есть еще пятнадцать минут.

— Я хочу тебя поцеловать, чучело. И на это уйдет ровно пятнадцать минут.

— Давай найдем место потише. Знаешь, чего я на самом деле хочу больше всего? — Он наклонился и что-то сказал ей на ухо.

— Гарвин Янсма, что за выражения! — Она сделала обиженный вид.

— Я хотел объяснить тебе, чем мы будем заниматься в следующий раз.

— Да, теперь понятно… Знаешь, я хочу того же, — шепнула она.

— О, всемогущий! Никак не рассчитывал услышать это от тебя.

— Бывает, — хриплым, гортанным голосом ответила она. — Я еще и не то могу.

Глава 24

Альт Джав Хофзейгер едва не плакал. Никто — ни его глубокоуважаемый отец, хаут в отставке там, на далеком Маурене IV, ни инструкторы военной школы в Центруме, ни даже его товарищи-офицеры — никто не рассказывал ему, что такое бой на самом деле.

Бой… Они шли, вооруженные до зубов. Над головой кружили напичканные ракетами «жуковы» и «грирсоны», и Хофзейгеру было приказано стрелять в любого, кто откажется сдаться по первому требованию.

Бой… Но стрелять-то было не в кого. Им попадались тишь невежественные жители холмов, которых его вопросы ставили в тупик. Казалось, они даже не знали, где обозначены на карте их паршивые маленькие деревеньки.

Каждый из трех истекающих потом операторов тащил по кому, из которых доносились несмолкающие вопросы, приказы и угрозы.

Из одного кома: «Дельта-два, я Дельта… Пожалуйста, сообщите свое местоположение…»

Дельта — это командир Четвертого пехотного полка, милль Фран Вигли, грубоватый, но незлой человек, к которому Хофзейгер относился с уважением до того, как начатся весь этот кошмар. Сам Хофзейгер принадлежат к этому же полку — рота «Дельта», второй взвод; под его командой находилось семнадцать человек.

47
{"b":"2583","o":1}