ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Любовница без прошлого
Загадки современной химии. Правда и домыслы
Охотники за костями. Том 1
Подземные корабли
Правила магии
Время Березовского
Дама из сугроба
Тобол. Мало избранных
Без опыта замужества

— Каждый раз?

— Практически да, — ответил Петр. — Они каким-то образом умеют различать, когда мы на самом деле высаживаемся, а когда только делаем вид. Такое впечатление, что у них на всех полянах установлены подслушивающие устройства… хотя мы не сумели обнаружить ни одного… Или что они ведут наблюдение за всеми полянами. На этой неделе пострадали уже четыре моих патруля. — Он сделал ком-оператору знак подойти и взял микрофон: — Сибил-Главный, я Сибил-Гамма. Сели. Обнаружены. Ждем.

— Я Сибил-Главный, — послышался голос. — Будьте наготове. Вас сейчас подберут.

— Поняли, что происходит, босс? — спросил Петр.

— Понял. Твои люди все делают как надо. Проблема не в вас, и она очень проста. Проблема в том, что эти мерзавцы, похоже, переигрывают нас.

Глава 29

Коуд Уильямс сидел в своей комнате, с хмурым видом потягивая херес — остался последний ящик, завезенный еще с Центрума, и мысль об этом отнюдь не способствовала улучшению его настроения, — когда в дверь постучали.

— Войдите.

На пороге возник Джон Хедли.

— Разрешите, сэр?

— Валяйте, альт. Выпьете? Это херес. Ничего больше за фальшивыми книжными полками не осталось.

— Нет, сэр. Мне нужно ваше одобрение.

— Петр, Моника, — радушно сказал Хедли. — Берите кружки и подтаскивайте кресла. Мне нужны добровольцы для одного чертовски непростого дела.

— Босс, я согласен на что угодно, если это поможет нам выбраться из того дерьма, в котором мы оказались, — ответил Кипчак.

— И я тоже, — заявила Моника Лир.

— Мне нужны не просто добровольцы-одиночки, — сказал Хедли. — Мне требуются две команды. Одна для проведения самой операции, а другая для поддержки.

— В таком случае, «Гамма» в вашем распоряжении, — ответил Кипчак.

— И «Бета», — добавила Моника.

— Вы не хотите спросить мнения своих людей?

— Нет нужды, — ответила Моника. — Я говорю от имени всех.

Кипчак кивнул в знак согласия.

— Я немного поболтал с Богом, — сказал Хедли. — Коуд Уильямс выслушал меня и заявил, что стоит попытаться. Похоже, его тоже достало то, как развиваются события.

— Не имея ни малейшего желания обидеть его, — заметил Кипчак, — полагаю, что другой реакции и быть не может. Пока что все наши усилия идут прахом.

— Да, положение серьезнее некуда, — согласился Хедли. — План, значит, такой. Мы высаживаем одну патрульную группу по свежему следу… Я, кажется, придумал, как сделать так, чтобы их не засекли… И они остаются там, пока мы не заберем их.

— Сколько времени?

— Если понадобится, до тех пор, пока все не погибнут, или не уйдут в отставку, или не истечет срок их службы.

— А как насчет пополнения припасов?

— Возьмете с собой концентраты и не получите больше ничего, пока совсем не оголодаете, — ответил Хедли. — Тогда мы сбросим вам что-нибудь, со всеми возможными предосторожностями.

— А как насчет воздушной поддержки? — спросила Моника. — Приятнее, знаешь ли, пробираться по этим вонючим джунглям, когда у тебя над головой болтаются начальники.

— Эту часть обеспечит Уильямс, — ответил Хедли. — Я занимаюсь только самой высадкой и дальше, вплоть до того момента, когда вы наткнетесь на что-нибудь по-настоящему серьезное и вынуждены будете обратиться за помощью. До тех пор будете действовать полностью самостоятельно.

— Давай вернемся к тому, чем нам предстоит заниматься, — сказал Кипчак. — Как все это будет происходить?

— Команда высаживается, преследует этих мерзавцев, — объяснил Хедли, — до того места, куда они направляются, а там либо уничтожает их, либо заставляет сдаться. Если дело обернется совсем скверно, мне дано разрешение призвать на помощь всю возможную поддержку.

— Всю возможную поддержку — это что значит?

— Хоть весь Корпус, — ответил Хедли.

Моника присвистнула.

— Как это тебе удалось? Застукал Уильямса в постели с мертвой женщиной или живым мальчишкой?

— Ох, не веришь ты в людей… Он просто выслушал мои рассуждения и дал «добро».

— В самом деле, просто, — заметила Моника.

— Ну все, идите и готовьте свои команды, — распорядился Хедли. — У меня еще полно дел до того, как вас выбросят в джунгли.

— Наш умница Хедли снова ищет добровольцев, — сказал Бен Дилл. — Еще одна прогулка с РР… Только на этот раз все будет по-настоящему. Они придумали что-то новенькое, а что именно — большой секрет.

— Почему бы и нет? — ответила Канг. Двое других просто кивнули.

— Не знаю, в чем тут соль, но мы отправляемся немедленно. Гарвин, твой дружок Иоситаро тоже тут как тут, с командой «Гамма».

— Ну, раз так, значит, и впрямь все будет по-настоящему, — заметил Гарвин.

— Надеюсь, — с тоской в голосе сказата Канг. — А то я уже начала опасаться, что так и состарюсь за компьютерным симулятором, не застрелив никого взаправду.

Под пристальным взглядом коуда Уильямса пятьдесят солдат вошли в ангар и уселись на полу. Он подождал, пока охранники закрыли за ними дверь.

— Добрый день. Я буду краток. Эта операция проходит под руководством альта Джона Хедли из «Разведки и рекогносцировки». Он и объяснит вам все подробности. Я же хочу сказать лишь, что мы в Корпусе всегда действуем как единая команда. Ваша задача — еще раз доказать это. У меня все.

Хедли отдал ему честь. Уильямс ответил тем же и, к удивлению солдат, уселся со скрещенными ногами на бетонный пол, точно простой страйкер.

— Единая команда, — начал Хедли, — Верно сказано. Я хочу, чтобы, начиная с этого момента, вы выбросили из головы все мысли о том, кто лучше — разведчики, связисты, пехота или еще кто-то. У нас одно, общее дело — убивать или захватывать в плен 'раум, которые не дают людям жить спокойно. Именно это мы и собираемся делать. Не захватывать территорию, не заводить дружбу с жителями деревень, не позировать для холо. И вот еще что важно — мы не будем убивать тех, кто не пытается убить нас. Если кто-то «думает», что перед ним гоблин, это еще не повод открывать огонь. Если кто-то «думает», что в деревне прячутся 'раум, это еще не повод, чтобы стирать ее с лица земли. Хватит с нас этих глупостей. Нам нужны гоблины и только гоблины, либо мертвые, либо пленные, которые запоют у нас не хуже птичек и расскажут о своих друзьях все. В конце концов мы переловим их, чего бы это ни стоило. И как только это произойдет, дальше будет вот что. Жители деревень задумаются, на правильной ли они стороне. А тех, кто работал на шахтах или чем там они занимались до того, как начали принимать участие во всех этих беспорядках, потянет вернуться к мирному труду. И пока мы этого не добьемся, нам не будет покоя.

Похоже на обычные занятия, думал Иоситаро, хотя и не совсем. Инструктором у них был Кипчак, и в тренировках участвовала вся команда.

— Я хочу добиться от вас чисто мышечной реакции при столкновении с врагом, — заявил Петр. — Когда еще ваши мозги раскачаются.

Этим они и занимались. В случае нападения каждый должен был отпрыгнуть в сторону, один человек вправо, другой влево. Развернувшись в направлении стрельбы, первый давал очередь и отбегал назад, второй делал то же самое. И так продолжалось до тех пор, пока патруль не отрывался от неприятеля. Они повторяли это снова и снова там, где никакая опасность им не угрожала, — в глубине джунглей острова Шанс, причем использовали только боевые патроны. В случае ошибки никто их не наказывал, только Петр с укором покачивал головой. Тем не менее — наверно, потому, что через несколько дней все то же самое им предстояло пережить «по-настоящему», — это воспринималось хуже любого наказания, которое могла бы придумать изобретательная Моника Лир.

Моника тоже тренировала своих, безжалостно гоняя их снова и снова. Медленная, бесшумная ходьба — с носка на пятку одной ноги, потом другой. Все должно быть разложено по местам, чтобы в любой момент можно было, не задумываясь, найти любую нужную вещь: в нижних карманах жилета патроны, личная «аптечка» в верхнем левом кармане рубашки, сухой паек в верхнем правом, и так далее, и тому подобное. При такой стандартизации солдат, в случае необходимости, мог найти все это днем или ночью и не только на себе, но и на другом, если этот другой был ранен или мертв.

54
{"b":"2583","o":1}