ЛитМир - Электронная Библиотека

Уже к концу дня над головами послышался рев двигателя. Солдаты поспешно покинули тропу, стараясь не смотреть вверх. Кипчак почувствовал, как кровь пульсирует у него в висках.

«Ублюдки, ублюдки, ублюдки! Ведь обещали же — никаких полетов над головой. Наверно, проклятому Уильямсу не терпится отщипнуть кусок от этого пирога…»

Корабль снова пронесся над ними, Кипчак рискнул взглянуть вверх и разглядел логотип на борту — «Матин»! Он снова мысленно выругался, однако на этот раз в другой адрес.

«Где-то у нас течь, а иначе откуда бы журналюги узнали, что в этом секторе что-то происходит? Ишь, так и рыщут».

Иоситаро тоже заметил логотип.

«Нужно будет рассказать Гарвину, — подумал он. — В следующий раз, когда он снова схлестнется с Куоро, пусть утопит его по-настоящему, а не просто искупает».

Корабль сделал еще один заход над безликими джунглями и улетел. Патруль двинулся дальше.

Ближе к сумеркам солдаты почувствовали запах дыма, услышали крики гиптелей и поняли, что впереди деревня. Она была немного больше первой, и от нее расходились три дороги. Донеслись звуки смеха, приветственные возгласы и… запах жареного мяса. Наверняка очень вкусного. После концентратов, которые солдаты жевали чисто механически, этот запах вызвал у них раздражение.

— Два человека, — шепотом распорядился Кипчак, — Вернитесь к ручью и наберите воды… Иоситаро, — продолжал он. — Думаю, утром они отправятся дальше по верхней тропе, но на всякий случай установи «жучки» на нижней. Возьми себе в помощь Ирзинг.

Иоситаро снял рюкзак, достал из его кармана два крошечных устройства, похожих на гвозди со слегка увеличенными шляпками, и растаял в сгущающемся мраке. Он пожалел, что у него нет пистолета, но их не выдавали; желающие покупали пистолеты сами. В команде это смог позволить себе только Кипчак. Какой-то гиптель не то услышал, не то учуял Иоситаро и закричал, но никто в деревне не обратил на это внимания. Найдя тропу, Иоситаро установил датчики с обеих сторон от нее и присыпал их землей.

Он крался на расстоянии всего трех метров от одной из хижин, когда услышал тяжелое дыхание мужчины и стоны женщины. Потом она вскрикнула, а мужчина издал что-то вроде рычания.

«Я — скверное завершение того, чем они тут занимаются», — подумал Иоситаро, а потом все мысли выскочили у него из головы, потому что мужчина вышел из хижины. Обнаженная, неясно различимая фигура. Иоситаро медленно поднял бластер, удивляясь, почему у него выворачивает все внутренности при мысли о необходимости убить голого человека.

Мужчина стоял, вглядываясь во мрак, и палец Иоситаро все сильнее давил на спусковой крючок. Потом мужчина засмеялся и начал мочиться. Иоситаро ощутил брызги на своем лице. Закончив, мужчина почесался, вернулся в хижину и веселье возобновилось. Иоситаро с трудом проглотил ком в горле и продолжил путь. Ирзинг следовала за ним, точно тень. Плечи ее подрагивали от смеха.

«Вот так в Корпусе и становятся легендой», — подумал Иоситаро.

Петр повел свою команду вверх по склону холма на небольшую ровную площадку.

— Здесь безопаснее, — шепотом сказал он. — Думаю, мы сможем увидеть, по какой тропе они пойдут. Вряд ли кому-то придет в голову разгуливать тут в темноте. Или даже мочиться, — добавил он со смехом. — Здесь неподалеку есть большое озеро, Иоситаро. — Можешь сходить помыться, а мы постараемся не забыть, что не стоит стрелять, когда ты будешь возвращаться обратно.

Они стояли на страже втроем — Кипчак, Джил Махим и Иоситаро. В деревне все давно угомонились, горели лишь два или три костра. Холм был достаточно высок, что позволяло видеть залив, слабый отблеск света над Леггетом и остров Шанс — дом, тепло, сухая одежда, нормальная еда, — словно драгоценность, сияющий огнями в центре залива.

Кипчак сказал, что сейчас все спокойно и можно поговорить, но и Махим, и Иоситаро молчали. Ночь, джунгли и близость 'раум не располагали к разговорам. Ночь была очень ясная, на небе сияли ослепительные в своей первозданной красоте звезды. Иоситаро пожалел, что не знает, где искать звезду того мира, откуда был родом.

Внезапно он даже подпрыгнул от неожиданности, когда Петр заговорил — негромко и задумчиво, как будто размышляя вслух.

— Мне запомнилось одно холо, которое я видел, когда был мальчиком. Старая запись, даже краски начали выцветать. Там рассказываюсь о какой-то планете под названием Рим и о созданной ими Империи. Солдаты, которых называли легионерами, защищали ее границы, обеспечивали безопасность Империи. Может, именно тогда я решил, что хочу стать солдатом. Обеспечивать безопасность людей — этому стоит посвятить свою жизнь… Ну, там были варвары, которые не оставляли в покое Империю, все время нападали на нее. Мало-помалу они откусывали от нее то один кусок, то другой, и она стала сокращаться, а потом и вовсе исчезла с лица земли. У меня не выходило из головы увиденное. Каково было этим легионерам? Где-то далеко на краю земли, глядя на звезды и зная, что там враг, понимая, что ты полностью отрезан от всего, никакой поддержки и не к кому обратиться за помощью, когда придут варвары. Каково это — быть частью последнего легиона, как были они? Никогда не думал, что узнаю это на собственной шкуре.

Он замолчал, и дальше тишину нарушал лишь шорох легкого ветра.

— Разведка сообщает, что наша команда все еще преследует их, — сказал Дилл. — На ночь 'раум остановились в другой деревне, а «Гамма» расположилась на холме и ждет. 'Раум, похоже, ничего не замечают — жрут, пьют и вполне счастливы.

— И что командир собирается делать дальше? — спросил Горецки.

— Согласно указаниями сента Ангары, о которых нам, вообще-то, не положено знать, поскольку наше дело летать и больше ни во что не совать свой нос… он собирается следовать за 'раум, пока они не выведут его на какую-нибудь более стоящую цель. Или, если слежка обнаружится, он свернет им шеи.

— Надеюсь, он найдет подходящую цель, — сказала Канг. — Что-нибудь вроде штаб-квартиры. И мы ее — ам! И нету.

— Успокойся, Хо, — призвал ее Гарвин. — Желаемое приходит к тому, кто умеет ждать.

— Черт побери, не хочу ждать, хочу покончить с ними!

— По тому, как ты это говоришь, тебе следовало бы стать стрелком.

— Ну уж нет, — ответила Канг. — Нажимать на спусковой крючок может любой дурак, а чтобы овладеть электроникой, нужны мозги.

— В таком случае, думаю, тебя ждет разочарование, — заметил Гарвин. — Спорю, что если мы в конце концов найдем их, то не обнаружим ничего более сложного, чем украденная у нас же аппаратура.

— Вот тогда я и попрошусь в стрелки.

— Ну-ну… — Гарвин переключился на Бена Дилла. — Знаешь ли ты, о, просвещенный и выдающийся командир боевого корабля, что мне только что пришло на ум?

— Ц-ц-ц! О каком уме можно говорить, пока ты не стал деком? Но ладно уж, напряги свой умишко.

— Эти 'раум… — продолжал Гарвин. — Они ведь в основном живут в городах, верно? И больше всего их в Леггете?

— Да, если не считать шахт на С'Камбре. — ответил Дилл. — Но еще они просто кишмя кишат в маленьких деревеньках, разбросанных по сельской местности… Не понимаю, к чему ты клонишь.

— Мы не вечно будем такими тупицами и найдем способ добраться до них, раньше или позже, как ты считаешь?

— С коудом Уильямсом это вполне возможно.

— Ну вот, а когда мы начнем всерьез доставать их, — продолжал Гарвин, — им будет все труднее находить поддержку в деревнях, у рыбаков и так далее. Верно?

— Самой собой, — ответила Канг. — В особенности если мы придумаем еще какую-нибудь хитрость. К примеру, начнем контролировать все магазины в городе, отслеживая крупные сделки. Таким образом можно будет выявить деревни, которые снабжают этих говнюков.

— Неплохая мысль, — заметил Гарвин. — Эта женщина достойна повышения в звании. Ну, значит, мы начнем всерьез доставать их, выбивать, так сказать, почву у них из-под ног. Правильно?

— Правильно, — согласился Дилл. — Мы такие безжалостные и неумолимые.

56
{"b":"2583","o":1}