ЛитМир - Электронная Библиотека

— Поднимайтесь! — рявкнул Дилл. — «Гамма» выходит из игры.

В ангаре вспыхнули огни. Экипаж Дилла попрыгал со своих раскладушек, установленных рядом с кораблем. Горецки натянул сапоги и, даже не застегнув их, помчался в кабину «грирсона». Дверь ангара поднялась, и корабль с воем вырвался наружу. К этому моменту весь лагерь Мэхен пришел в движение.

— Сибил-Гамма, Сибил-Гамма, — воззвал Хедли. — Я Сибил-Главный. Поднимайтесь и будьте наготове. Мы вас забираем. Засекли птичек.

— Я Гамма, — тут же откликнулся Кипчак, который, казалось, вообще никогда не спал. — А что будет с теми парнями, за которыми мы гнались?

— Мы проведем санитарную обработку с воздуха.

— Черт побери, они мои!

— Больше не твои, Петр. Теперь мы пропустим их сквозь мясорубку.

Десять минут спустя «жуков» спикировал на 'раум, спавших в полукилометре от команды «Гамма». На их головы обрушились «фурии», и маленький лагерь превратился в кромешный ад. «Жуков» пролетел над бушующим костром, развернулся и дал залп из тридцатипятимиллиметровой пушки. Все десять 'раум погибли, так и не проснувшись.

«Грирсон» опустился на крошечную поляну, сокрушая кусты и низкие деревья. Откинулся задний трап, и ночь прорезал желтый искусственный свет.

— Поднимайтесь, — приказал Кипчак. Измотанные солдаты забрались в «грирсон». Канг и Дилл раздали всем горячий кофе и свежие булочки с вложенным в них запеченным гиптелем, горчицей, кусочками соленого огурца и яйцом. Гарвин помог Иоситаро добрести до скамьи, и тот тяжело рухнул на нее, не отдавая себе отчета в том, что даже не снял ранец. Трап втянули наверх, наступила благословенная тишина, и «грирсон» взмыл в небо.

— Вы сделали это! — воскликнул Гарвин. — Заставили их обнаружить себя.

— Ты уверен? — спросил Иоситаро.

— Еще бы не уверен! Весь Корпус вот-вот обрушится на них. Ты, наверно, получишь медаль, когда все будет кончено.

— Наверно, — с набитым ртом ответил Иоситаро. — И если уж я такой выдающийся, может, удостоюсь даже ванны и чистой одежды.

Гарвин фыркнул.

— Господи! Раз уж ты сам заговорил об этом… От вас, ребята, несет, как… как…

Деб Ирзинг захихикала.

— Как будто кто-то помочился на нас, да?

— Ну, не настолько скверно, но в этом роде.

— Вот именно — в этом роде, — с этими словами Иоситаро откусил еще кусок.

— Все идет как надо, — сказал коуд Уильямс, обращаясь к командирам полков и штабистам, все взгляды которых были устремлены на экран. — Первый полк заходит слева, Второй справа, и берут их в клещи, а Третий нападает непосредственно на базу, как только мы уточним, где она находится. Четвертый полк остается в резерве.

Хедли оторвался от фотомонтажа, который внимательно изучал, и отодвинул в сторону трехмерный интерпретатор.

— Сэр?

— Что вам, альт?

— Мне кажется, я понял, где их база. Где-то здесь. Все следы ведут вот к этому утесу и потом исчезают. По-моему, наши гоблины прячутся в пещере.

— Ну и что?

— Из пещеры их будет трудно выкурить.

— Альт, — жестко сказал Уильямс, — ваши люди хорошо поработали, нашли нашего врага. Об остальном позабочусь я.

В ответ Хедли молча склонил голову.

Потребовались почти все «грирсоны» Корпуса, чтобы загрузить солдат Первого и Второго полков, а в казармах все еще оставалось полно народу. Корабли тремя звеньями устремились к западу от Леггета, туда, куда стягивались 'раум. Вой двигателей разорвал тишину в джунглях, и вышедшие на охоту звери попрятались в укрытия.

Заметив приближающиеся «грирсоны», командир 'раум приказал зенитным расчетам приготовиться. 'Раум не успели толком изучить совсем недавно попавшее в их руки оружие и торопливо, но неумело начали готовить его к бою. Рев двигателей, между тем, становился все громче. Вскоре показалась первая волна «грирсонов» — черные точки на фоне утреннего неба.

Один «грирсон» вел Бен Дилл. Едва успев высадить команду «Гамма», он получил приказ грузить солдат Первого полка.

— Кто-то хочет добраться до нас, — хладнокровно доложила Канг из своей «башни». — Сканирую… сканирую… Поймала! Он дал залп! Вниз, быстро!

«Грирсон» резко нырнул к земле, и Гарвин, прильнувший к прицелу своей пушки, почувствовал, что живот у него скрутило.

— Стрелок, — все так же спокойно продолжала Канг, — даю координаты места, где установлено орудие…

Гарвин включил систему наведения.

— Ищу, — сообщил он.

— Канг, про ракету ты не забыла? — раздраженно бросил Горецки.

— Она все еще летит, я не упускаю ее из вида… Гарвин, раздолбай их зенитку! — приказала Канг. — Пилот… Резкий поворот влево на девять часов… Давай же, круче! — Врубив двигатели на полную мощность, Горецки выполнил ее приказ. — Ах ты, маленькая сучка! Давай, лети, сейчас мы вытряхнем из тебя мозги. Ищет нас… Ищет… Еще чуть-чуть… Готово! Ракета уничтожена, капитан… Гарвин, ты что, заснул? Будешь стрелять или нет?

— Цель найдена. — Гарвин стукнулся головой о прицел орудия и почувствовал, как глаза наполнились слезами. — Навожу… Навожу…

— Пошевеливайся, мистер Копуша, — рявкнул Дилл.

— Три… Два… Один… Черт, потерял цель! Сверни чуть-чуть влево… Еще левее… — приказал Гарвин. Горецки так и сделал. — Цель найдена… Огонь! мать твою!.. — Джунгли внизу взорвались вихрем пламени, вверх взлетел фонтан из обломков орудия и фрагментов человеческих тел, повалил густой черный дым. — Цель уничтожена.

— Мистер Янсма, — сухо сказал Дилл. — Попрошу выбирать выражения. Вы на борту боевого корабля.

— Извини, Бен…

— Три минуты до места приземления, — доложил Горецки. — Скажи «крекерам», чтобы приготовились…

Первую волну пехотинцев встретила стена огня. Солдаты прыгали вниз, кое-кто так и остался лежать на земле. Зазвучали ответные выстрелы — поначалу одиночные, но вскоре они слились в несмолкающий грохот. Сержанты покрикивали:

— Быстрее, быстрее… Шевелитесь, говнюки! Убирайтесь с зоны приземления, если не хотите сдохнуть… Давайте, давайте, вперед!

Солдаты вскакивали и зигзагами отбегали в сторону под прикрытием корабельных орудий. Грохот, вспышки бластеров, крики, огонь — вакханалия разрушения.

— На каком расстоянии сейчас наше пополнение? — спросил Брайен.

— Еще двадцать минут или чуть больше, — ответила женщина-оператор.

— Слишком далеко. Передай, чтобы бросили все, кроме оружия и патронов, и поторопились. Иначе нам конец.

Женщина кивнула и включила микрофон.

Второй полк нанес 'раум удар с фланга, те отступили и начали перестраиваться. Некоторые не выдержали натиска, побежали и были уничтожены. Однако решимость остальных лишь усилилась, и бой возобновился. Обе стороны сражались яростно и безжалостно.

— Ах, сукины дети, тупицы безмозглые… — пробормотала десантница, целясь из ручного гранатомета. — Неужели вам не объяснили, что нельзя сбиваться в кучу?

Она нажала на кнопку, граната с шипением вырвалась из ствола и взорвалась в центре большой группы 'раум. 'Раум-снайпер заметил блеск ее оружия, поймал гранатометчицу в видоискатель и выстрелил. Пуля угодила ей в икру ноги, женщина вскрикнула, выронила оружие и покатилась по земле. Солдат, бывший время от времени ее любовником, на мгновение заколебался. Однако потом, подчиняясь приказу, взял ее гранатомет, пояс со снарядами и побежал дальше, от всей души надеясь, что медицинская помощь подоспеет до того, как его подруга истечет кровью. Вскоре он выкинул эти мысли из головы — было не до того.

«Грирсон» Дилла только-только взлетел, собираясь отправиться за следующей партией солдат, как внезапно взбрыкнул, начал вращаться вокруг своей оси и дважды перевернулся. Гарвин услышал, как двигатель смолк, потом взревел снова и замолчал еще раз.

— Держитесь, ребята! — закричал Горецки. — Сейчас попытаюсь запустить его снова.

— Приготовиться к вынужденной посадке! — приказал Дилл. — Хо, Гарвин, вылезайте из своих башен. — Они перебрались в общий салон, уселись на скамью и пристегнулись ремнями. — Семьдесят четыре метра до воды. Нужно попытаться спарашютировать в это дерьмо.

59
{"b":"2583","o":1}