ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты ведь 'раум, да? — спросил Иоситаро.

— С чего ты взял? — в свою очередь спросила девушка.

— Такой уж я подозрительный. Ну и?..

— А что, если и так?

— Тогда я спрошу: почему ты заинтересовалась простым солдатом вроде меня?

— Почему бы и нет?

— Ну, не знаю… Все-таки не так давно была крупная заваруха, пострадали ваши люди, и все такое прочее. Или, может, ты последний год прожила в каком-то другом измерении?

— Я не интересуюсь политикой. — Девушка надула губки.

— Ладно. Тогда следующий вопрос… Ты, скажем так, больно молодо выглядишь. Могу я поинтересоваться, ты совершеннолетняя?

— И что, все солдаты ведут такие разговоры?

— Не все.

Иоситаро наклонился и прошептал что-то ей на ухо. Глаза у нее стали как блюдца.

— Ты говоришь гадости! И что такое гомик?

— Неважно. Хочешь еще потанцевать?

— Ха-ха. Нет, давай лучше пройдемся. Меня зовут Лимни.

— А я Ньянгу-Все-При-Мне. — Он встал, бросил на стол монеты и натянул фуражку. — И куда отправимся?

— Может, прошвырнёмся по берегу?

— Местечко не хуже всякого другого.

Как только двери за ними захлопнулись, оглушительная музыка стала почти не слышна. Ночь была великолепная, по небу плыли все три луны. На девушке были всего лишь зеленые шелковые штаны на подтяжках, прикрывающих соски ее крепких, довольно больших грудей. И тем не менее она, казалось, не чувствовала холода. Рыжие волосы коротко острижены, а веки, губы, ногти и мочки ушей выкрашены голубым. Иоситаро поглядывал то на нее, то на мягкий изгиб береговой линии и красочные рыбацкие лодки, мимо которых они проходили, и жалел, что у него нет при себе пистолета.

— Так что ты делаешь в своем Корпусе? — спросила Лимни.

— Ничего особенного. Перекладываю бумаги с места на место. Слежу за тем, чтобы людям вовремя платили денежки.

— А-а, — разочарованно протянула Лимни. — Я думала, ты из тех, кого показывали по холо. Ну эти, с ружьями, пистолетами и все такое прочее.

— Я — нет, — ответил Иоситаро. — Я боюсь громкого шума.

Они остановились возле вытащенной на берег лодки. Иоситаро сел на песок, прислонившись к лодке спиной. Лимни устроилась рядом.

— Считай это комплиментом или нет, как хочешь, — сказал он, — но в тебе есть что-то… В общем, ты из тех девушек, с которыми я не прочь поразвлечься.

— В каком смысле?

— Черт его знает, — ответил Иоситаро. — Может, я ошибаюсь. — Он положил руки на бедра Лимни и развернул ее спиной к себе. Его ладони, описывая круги, заскользили по ее животу.

— Это мне нравится, — с придыханием сказала она.

Его руки двинулись вверх, обхватили груди, принялись щипать соски. Она тяжело задышала, повернулась, обняла Иоситаро, прижалась губами к его рту.

Внезапно глаза Лимни вспыхнули. Он успел среагировать и отбросил ее в сторону приближающегося мужчины с ножом. Вскрикнув, она упала на песок. Человек замахнулся на Иоситаро, и тот откинулся назад. Нападающий попытался достать его, но Иоситаро ухватил его за запястье, дернул вниз и нанес сильный удар коленом в грудь. Кости хрустнули, человек вскрикнул и упал. Иоситаро ногой ударил его в лицо и схватил нож за мгновение до появления второго. Он взмахнул ножом, ударил, и человек завопил, обхватив окровавленную руку.

Какое-то время нападающие пробовали добиться своего, прыгая вокруг Иоситаро. Потом он перехватил нож другой рукой, резко отпрыгнул в сторону, нанес одному из них мощный удар кулаком в шею, снова перехватил нож и резанул по незащищенному лицу противника. Тот зашатался, и Иоситаро замахал перед ним ножом, не давая приблизиться. Мужчина завороженно следил за сверкающим лезвием, и Иоситаро врезал ему ногой. Человек взревел, бросился на Иоситаро и получил еще один удар ножом по запястью. Брызнула кровь, нападающий зажал рану другой рукой. Иоситаро со всей силой ударил его ногой в солнечное сплетение. Тот сложился вдвое, упал и затих.

— Просто зло берет, как часто я оказываюсь прав, — пробормотал Иоситаро.

Лимни уже улепетывала по берегу. Он бросился за ней, догнал и с силой толкнул. Она перекувырнулась, упала и снизу вверх испуганно смотрела на него.

— Как ты догадался?

— Что ты не просто в восторге от моего прекрасного юного тела? Без проблем. Какой-то занюханный солдат один-единственный раз заходит в бар, и самая очаровательная девушка тут же кладет на него глаз, давая понять, что готова на все. В большинстве случаев нам приходится платить за удовольствие. К тому же на тебе было просто написано… что-то этакое.

— Не убивай меня, — жалобно попросила она. — Пожалуйста.

— Почему же? Ведь ты сделала все, чтобы те двое убили меня. Теперь отвечай. Ты 'раум? — Лимни коротко кивнула. — Ты и твои приятели хотели ограбить меня? Или просто убить еще одного солдата? — Она не отвечала. — Мне почему-то кажется, что последнее, прелестная революционерка. Так, теперь вопрос: что я должен сделать? Позвать копов? — Глаза Лимни расширились от страха. — До меня дошли слухи, что полиция разработала новые, очень интересные методы допроса 'раум. В особенности, женского пола.

— Пожалуйста… — заскулила Лимни.

— С какой стати? Ты-то меня не пожалела.

— Может, они и не убили бы тебя.

— Ну да. А я королева Шебы. — Он оглянулся. — Вставай. — Она послушалась, не сводя взгляда с ножа в руке Иоситаро. — Видишь вон те скалы? Иди к ним. — И снова она безропотно выполнила его приказание. — Очень хорошо. Теперь можно начинать переговоры. Или копы, или?.. Ну, пошевели мозгами. Хорошие революционеры всегда лучше соображают, когда оказываются на коленях.

Очень медленно Лимни спустила с плеч подтяжки, расстегнула молнию, и штаны упали к ее ногам. Под ними обнаружились лишь крошечные трусики. Скинув их, она оказалась полностью обнажена.

— Превосходное начало. Ну что же, пойдем дальше. — Она зашагала к нему. Дыхание у нее участилось, губы чуть приоткрылись. — Помнишь, чем мы занимались, когда нас так грубо прервали?

Лимни поцеловала Иоситаро, нащупала его пояс, щелкнула пряжкой и отстранилась.

— У нас есть поговорка, — сказала она. — Тот, кто выполнил свою задачу, получает награду.

— Иными словами, добыча достается победителю.

Иоситаро посмотрел на нож в своей руке и бросил его. Тот полетел, вращаясь — серебряное лезвие описывало круги, — и упал в воду. Иоситаро начал расстегивать рубашку.

— Нет, — остановила его Лимни. — Я хочу чувствовать твои медали. Хочу, чтобы они вдавливались в мое тело. Но прежде, как ты сказал, я должна встать на колени.

'Раум осуществили с полдюжины набегов на почтовые службы в разных городах D-Камбры, два из них — в Леггете. Налетчики точно знали, что им нужно. Они взрывали и опустошали сейфы, а также забирали всю корреспонденцию, из которой могли извлечь полезную для себя информацию. Пострадали всего двое 'раум и то не сильно. К тому времени, когда прибыла полиция, они исчезли вместе со своими товарищами и добычей.

Планетарное правительство отреагировало на это, введя новый порядок обращения с подозреваемыми. Теперь они могли содержаться под стражей без судебного разбирательства до двух месяцев. На удаленных островах для задержанных были созданы специальные центры, которые быстро наполнялись.

Генерал-губернатор Хэмер объявил о введении новых идентификационных карт для 'раум. Всякий, у кого после определенной даты не окажется никакой карты или будет только старая, подлежал немедленному аресту. Таким образом рассчитывали выявить тех, кто входил в Движение сопротивления. По крайней мере, так обстояло дело теоретически.

Совет рантье проголосовал за то, чтобы вся община 'раум уплатила штраф в два миллиона кредитов за укрывание преступников и диссидентов, за отказ поддерживать законное правительство. Однако губернатор Хэмер наложил вето на это решение.

Рантье на своих Холмах недовольно ворчали. С их точки зрения Конфедерация — или то, что от нее осталось — проявляла ненужную мягкость, бесхребетность. Сейчас требовались жесткие решения.

62
{"b":"2583","o":1}