ЛитМир - Электронная Библиотека

— Почему ты так долго не звонил?

— Я узнал тебя! — воскликнул он.

— Да уж должен бы, — ответила Энджи.

— Чего ты добиваешься?

— Я разыскиваю людей, недовольных тем, как идут дела, и желающих внести свой вклад в изменение ситуации. Начать предполагается с убийства 'раум.

— Думаешь, меня это заинтересует? — спросил Иоситаро.

Возникла пауза. Потом:

— Помнишь деревню?

— Конечно.

— Приходи туда, тебя встретят. Но смотри — никаких ловушек, никаких хвостов.

— Значит, ты мне не доверяешь? Где, в таком случае, гарантия, что меня не прихлопнут, если я приду? И потом. Убивать 'раум — это, конечно, дело хорошее, но что будет дальше?

Снова молчание.

— Ты морочишь мне голову?

— Нет, — ответил Иоситаро.

— Лучше бы и впрямь нет. Ладно. У меня нет времени ломиться в открытую дверь. Когда… если… ты созреешь, позвони снова по этому номеру. Только не тяни. Время болтовни кончилось. — И Энджи отключилась.

Полиция начала доставлять транспортными кораблями тех 'раум, у которых хватало храбрости — или была большая нужда — продолжать работать за пределами Экмюля. На борту очередного такого корабля уже находились девятнадцать 'раум, а двадцатый бежал к нему, подгоняемый шуточками остальных, что, дескать, он заодно с «бородами» и, наверно, поэтому не торопится. И тут взорвалась бомба, установленная в небольшом корабле, припаркованном рядом со стоянкой.

Погибли все девятнадцать 'раум и двое полицейских. Единственным уцелевшим оказался тот, кто опоздал. Лежа на мостовой и чувствуя, как с неба на него падает то, что никак не могло быть дождем, он клялся, что теперь никогда не будет никуда приходить вовремя, потому что, спасибо Единому, именно это спасло ему жизнь.

— Очень немногие солдаты Корпуса пожелали присоединиться к нам, — заметила стройная, симпатичная женщина. — И большинство из них оказались заблудшими 'раум. На время они забыли свой долг, стали сторожевыми псами рантье, но потом осознали свою ужасную ошибку. Однако двое из этих последних погубили себя безвозвратно, вообразив, будто смогут стать двойными агентами. — Женщина помолчала. — Их смерть была нелегкой. Они не успели принести нам ни малейшего вреда.

— Это хорошо, — откликнулся Гарвин, стараясь, чтобы в его голосе было всего понемногу — одобрение, энтузиазм и страх. Только последнее далось ему без труда.

— Гарвин Янсма… Получил звание финфа за боевые заслуги… Чужеземец, что, может быть, и неплохо… Стрелок боевого корабля… Третий взвод, Второй полк… Не удивляйся, у нас есть свои люди в лагере Мэхен. У тебя были какие-то неприятности, Янсма?

— Нет, мэм.

— Тогда с какой стати ты перебежал к нам?

Работая на публику, Гарвин тяжело вздохнул.

— Когда я завербовался в армию, то рассчитывал стать воином, бойцом, но никак не полицейским. В особенности, мне и в голову не приходило, что, защищая жирные задницы толстосумов, придется убивать простых людей.

— Но разве не такова сама природа военной службы?

— Может, и так. Может, я плохо подумал, когда принимал решение.

— А может, и нет. — Женщина в задумчивости покусывала нижнюю губу. — Чем ты занимался до того, как поступил на военную службу?

— Торговлей, — соврал Гарвин. — Не слишком удачно.

— Если бы мы… Если бы Движение… хотя бы временно получило передышку, тебе можно было бы поручить заняться поставками. Однако время — это как раз то, чего нам катастрофически не хватает. Ты солдат, прошедший специальное обучение, а таких среди нас не много. Все те военные навыки, которыми мы обладаем, приобретаются ценой гибели наших товарищей. В этом смысле ты мог бы представлять для нас определенную ценность. Но не считай нас дураками. Мы устроим тебе проверку, которая свяжет тебя с нами неразрывно. Даже если ты и вынашиваешь мысли о предательстве.

— Проверяйте как хотите, я буду только рад, — горячо воскликнул Гарвин, чувствуя, как внутри у него все напряглось.

— Старик теперь не знает, можно ли вообще кому-нибудь доверять, — сказал сент Ангара. — Мало нам было дезертиров. Теперь выясняется, что один из них сделал себе карьеру — у 'раум.

— Похоже на то, — вздохнул Хедли. — Хотя… Чертовски удивительно, по-моему. Давай-ка прокрутим запись снова, только с отключенным звуком. Я по горло сыт криками и стрельбой.

Ангара нажал клавишу, и застывшее перед ними изображение ожило.

Это была одна из улиц Леггета. Каменное здание протянулось почти на весь квартал, и камера была установлена напротив него, через улицу. На здании висела скромная вывеска: ГОРНОДОБЫВАЮЩАЯ КОМПАНИЯ «МИЛЛАЗИН». На площадке около здания стояли три бронированных лихтера, рядом с которыми расхаживали четыре вооруженных охранника.

— Бедняга Миллазин, — пробормотал Хедли. — Сначала они пытаются захватить его дочь, потом воруют его золото.

— Интересно, что огорчило его больше?

— Первое, — ответил Хедли. — Он в самом деле ее любит. К тому же она еще совсем девочка. Золото просто стало последней каплей. Но у него есть еще повод для огорчений… Я тут поболтал с ребятами из экипажа «грирсона», на котором летал Янсма, и выяснил, что у парня что-то было с дочерью Миллазина.

Изображение замерло, и Ангара удивленно взглянул на молодого офицера.

— Трудно поверить, что это случайное совпадение.

— Вот-вот, и мне так показалось. Чертовски интересно. Давай смотреть дальше, друг мой. Может, мы что-то и упустили.

Ангара снова нажал клавишу.

Из здания компании «Миллазин» вышли шесть человек, каждый тащил небольшой переносный сейф с деньгами. В среднем лихтере открылись боковые двери. До сих пор все происходило в соответствии со стандартной процедурой доставки денег на шахты С-Камбры — наличные кредиты вместо электронного перевода. Шахтеры-'раум, не слишком доверяя своим боссам — и не без оснований, — настаивали, чтобы им платили «настоящими» деньгами. Однако в процессе передачи денег произошло нечто непредвиденное. Из бокового проулка вынырнули два бронированных грузовых корабля и протаранили передний и задний лихтеры. Из кораблей попрыгали 'раум и открыли стрельбу. Охранники ответили огнем, побежали, но были застрелены. Подлетели два других лихтера, их задние двери распахнулись, оттуда выбросили трапы, и 'раум начали грузить сейфы на борт. Все 'раум были в капюшонах с масками. Все, кроме одного.

— Дай-ка нашего мальчика крупным планом, — попросил Хедли. Ангара так и сделал. И экран заполнил Гарвин Янсма с бластером в руке. — Отлично. Теперь вернись назад, к тому моменту, как он выпрыгивает из корабля.

Быстрая прокрутка, и вот уже Гарвин вместе с 'раум соскакивает на землю, прицеливается, нажимает на спусковой крючок, прицеливается снова…

— Ну-ка, еще раз, — сказал Хедли. — Останови момент, когда он стреляет. Хорошо. У этого бластера небольшая отдача, тебе не кажется?

— Пожалуй.

— Расширь угол. Ну а теперь покажи мне, кого он застрелил.

Ангара отмотал запись назад, вперед, назад, вперед…

— Никого, — ответил он. — Дерьмовый стрелок?

— Имеет квалификацию меткого стрелка, — заявил Хедли. — Может, они пока не доверяют ему и не дали боевых зарядов?

— Не факт. Однако ясно, что это была проверка. Им, без сомнения, известно о существовании камер, фиксирующих все происходящее на входе в компанию «Миллазин», и недаром лицо открыто только у него одного. Они сделали все, чтобы теперь ему просто некуда было деться. Даже если у него нет боевых зарядов, уже самого факта, что он принимал участие в этой операции, достаточно, чтобы ему пришлось несладко, когда мы его схватим.

— Может быть, — сказал Хедли. — Пошли дальше. Так. Вот он делает вид, что стреляет… Взгляни-ка на эту женщину у него за спиной. Ее обрез, между прочим, все время нацелен в юного финфа Янсму, видишь? Да, они не доверяют ему. Смотрим дальше. Теперь он делает то, что ему приказано, — просто стоит и ждет, пока они крикнут, что все золото погружено. Забирается в лихтер — ну, чем не мятежник? — и отбывает вместе с остальными и добычей. Конец эпизода, начало легенды. Теперь один из наших врагов — Янсма-мятежник, черт бы его побрал. Правильно?

66
{"b":"2583","o":1}