ЛитМир - Электронная Библиотека

— Правильно, — согласился Ангара. — Конец легенды наступит тогда, когда мы его подвесим за задницу.

— А вот и неправильно, — возразил Хедли. — Отмотай обратно к тому моменту, когда он целится из бластера, и дай крупным планом его лицо. Приглядись повнимательней.

— Он напуган, — сказал Ангара. — Поэтому и мигает так часто. У меня тоже был бы тик, если бы я предал все и всех, с кем делал общее дело.

— Чертовски странный, какой-то неровный тик. Нет, что-то тут не так. — Хедли попросил уже заметно раздраженного Ангару еще два раза прокрутить эту сцену, а потом взял блокнот и карандаш. — Ты имеешь представление об азбуке Морзе?

— Более или менее. Правда, это было очень давно.

— Ну, давай еще разок, только медленно.

По мере того как сцена разворачивалась перед его глазами, Хедли писал что-то в блокноте.

— Теперь мне нужно кое с кем связаться. — Он защелкал клавишами, сделал запрос, выслушал ответ и отключился.

— Ну, ну. Все гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд, — заявил он. — Я попросил еще раз проглядеть личное дело финфа Янсмы. Ничего, в общем-то, нового — он преуспел во всем, чему обучался. Включая курс коммуникации, причем в том числе и методом гипно-кондиционирования. И вот тебе результат. Веко у него не просто так подергивается, а в коде азбуки Морзе: «Т, У, Д, А, И, С, Ю, Д, А».

Ангара смотрел на буквы, пытаясь понять, что они означают.

— Ну и какой в этом смысл, Хедли? Чушь какая-то.

— Почему же чушь? «Туда и сюда» значит, что он как бы работает на обе стороны. А что ничего больше не успел сказать, так у него времени было в обрез.

— Ох, мать твою… — не удержался Ангара. — С ума можно сойти!

— Это точно. Ну что, какое принимаем решение? Верим ему? И если да, как вступить с ним в контакт? Давай, мессия, изреки что-нибудь.

— Не знаю, — ответил Ангара. — Я сначала должен обдумать твой первый вопрос.

— Иоситаро, — очень вежливо сказал Хедли. — У меня есть к вам предложение.

«„Вам“, скажите пожалуйста. Будь начеку, маленький смуглый братец».

— Да, сэр! — Ньянгу постарался изобразить высшую степень заинтересованности.

— Все строго секретно, — заявил сент Ангара. — Садитесь, пожалуйста.

«Пожалуйста? Ну, держись, Иоситаро».

— Мы неправильно оценили поведение вашего друга Гарвина Янсмы, — сказал Хедли. — Теперь у нас есть основания верить, что он невиновен и очень хорошо соображает.

Ангара объяснил все, что случилось с Гарвином — слухи об этом уже доходили до Иоситаро, — упомянув и о его кодированном подмигивании. Да, его друг и впрямь соображает быстро.

«Вероятно, проклятые 'раум угрожали разорвать его на части, выбить ему мозги. Он, конечно, не сам додумался до того, что так скверно воняет. И лучше бы ему быть поосторожнее в этом кроличьем садке. А то он решит, что всех перехитрил, станет самоуверенным и нарвется на неприятности. Влипать во всякое вонючее дерьмо — это больше по моей специальности».

— Очень интересно, — сказал Иоситаро, когда Ангара закончил. — И, признаться, я вовсе не удивлен. Но зачем вы рассказываете все это мне?

— Мы хотим, чтобы вы проникли туда и вытащили его.

— Ух ты! Сент, я ведь не боевой робот, — с кривой усмешкой ответил Ньянгу. — И зубы у меня не стальные, и карманной ядерной пушки на заднице нет. Может, вам про меня чего лишнего наговорили?

Ангара бросил взгляд на Хедли.

— Ваши мальчики из РР такие же предусмотрительные, как их начальник.

— Надеюсь, — ответил Хедли. — Иначе можно считать, что мы обучали их впустую.

— Мы снабдим вас мини-комами для связи с полицией и РР. И обеспечим хорошее прикрытие.

— Какое, к примеру?

— К примеру, будто вы тоже решили дезертировать.

— С какой стати я должен все это делать? Может, Янсма мне и друг, но…

— А что, если мы повернем дело так, будто вы помогли ему дезертировать? — предложил Ангара.

— Не пойдет.

— И отдадим вас под трибунал?

Иоситаро открыл было рот, но не произнес ни слова.

— Ну же, говорите! — поощрил его Хедли.

— Лучше не надо, сэр. У меня и без того хватает врагов.

Ангара вопросительно поднял бровь.

— Не понял. Ну-ну, продолжайте.

— Очень хорошо… сэр. Вся эта показуха с трибуналом, которую они устраивают специально для холо. Под барабанный бой в знак позора срывают с человека нашивки, эполеты, рвут их, швыряют в грязь медали. Драматично, конечно… сэр… Но, по правде говоря, все это пустяки по сравнению с тем, что меня беспокоит на самом деле.

Ангара вспыхнул, и Хедли усмехнулся, взглянув на него.

— Почему?

— Потому что в обычной жизни все совсем не так драматично.

— У вас, видимо, есть некоторый опыт в этой области? — спросил Ангара. Ньянгу не ответил. — Простите. Продолжайте.

— Попробуйте взглянуть на это с позиции 'раум. Как я, значит, с криками убегаю от копов. Та же самая показуха, о которой я говорил. И первое, чем они займутся, это будут проверять меня, как только смогут.

— Вряд ли у них есть сканеры.

— Плевал я на сканеры, — заявил Иоситаро. — Я запросто проведу любой сканер.

Хедли удивленно уставился на него.

— Как? Прошу прошения, сейчас не время, но как-нибудь потом вы непременно покажете мне этот трюк. Ладно, продолжайте. Простите, что прервал.

— Что меня беспокоит, это официальные документы. Наряды, всякие бумаги, которые должны быть заполнены для того, чтобы офицер предстал перед военно-полевым судом. В них должны быть убедительные доказательства того, что я перекинулся на сторону 'раум. А иначе как вы отдадите меня под суд?

— К чему все это? Вы сходите с ума. Пока правда будет известна только в Корпусе и на самом высоком уровне. У нас не должно быть поводов для беспокойства, — упрямо возразил Ангара.

— В Корпусе, сэр? Последний раз, когда я был в штаб-квартире, мне попались на глаза около десяти клерков-'раум. Не пытайтесь убедить меня в том, будто коуд Уильямс и милль Рао лично занимаются своими файлами.

— Только потому, что некоторые из наших клерков вышли из среды 'раум… — начал Ангара.

— Мы должны считать их врагами. Не говоря уж о том, что я не верю, будто кто-то в самом Корпусе не разболтает этот секрет своему дружку из копов. И пошло-поехало. А что среди наших 'раум у них есть агенты, это не вызывает у меня никаких сомнений. Очень скоро все, включая 'раум, будут знать, что старина Иоситаро вздумал поиграть с ними в кошки-мышки. А ведь именно я рискую своей задницей, если влезу в это дело. У меня, знаете ли, есть некоторый опыт в таких делах. Если что-то может обернуться в худшую сторону, оно непременно так и обернется. А покойничком-то быть мне.

— Ладно, — сказал Хедли. — Оставим эту идею. Мы найдем другой способ установить контакт с Янсмой. Но хотелось бы, чтобы вы помогли нам разработать план, поскольку вы знаете Янсму лучше всякого другого.

— О чем разговор? Я с вами. И мы должны сделать это, так или иначе.

Ньянгу возвращался в казарму с мрачной миной на лице и тяжестью на сердце.

— Что с тобой? — поинтересовался Кипчак.

— Сволочи! — огрызнулся Иоситаро. — Они все твердили, что Гарвин предатель, и пытались из меня вытянуть, не знаю ли я чего-нибудь.

— Эй, Ньянгу! — вмешался в разговор Герд. — Чего ты от них хочешь? Одно слово — начальники.

— Да, в самом деле, чего от них хотеть? Я скажу вам, что они сделают. Развесят по всему городу афиши с изображением Гарвина, и какой-нибудь коп застрелит его. А потом они выяснят, что все совсем не так, и скажут: «Ох, простите, ошибочка вышла». Что, сами понимаете, Гарвину Янсме уже не поможет. Тупицы они и есть тупицы, черт бы их побрал.

— Может, мне поговорить с Хедли? — спросил Пенвит. — Я как-никак хорошо знаю Гарвина.

— Попытайся. Но что я им ни толковал, они точно не слышат.

— Ты бы лучше успокоился и пошел поспал немного, — мягко сказал Кипчак. — Тебе сегодня ночью дежурить, третья смена.

67
{"b":"2583","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику
Женщина глазами мужчины: что мы от вас скрываем
Моей любви хватит на двоих
Рыскач. Битва с империей
Мой личный враг
Метро 2035: Бег по краю
Вне сезона (сборник)
П. Ш.
Начало жизни. Ваш ребенок от рождения до года