ЛитМир - Электронная Библиотека

— Убейте его! Убейте его!

В первый раз в своей жизни он обрадовался появлению копов.

Их было трое. Увидев Энджи с оружием в руке, они выхватили свои пистолеты. Она выстрелила в одного, попала в руку и бросилась бежать к монорельсовой станции.

Ньянгу помчался следом напрямик через кусты, еще не решив, что будет делать, если догонит Энджи на станции. Куда, к чертям, подевались его «сопровождающие»? Пока он не видел и не слышал никого из них.

«Ладно, сука, ты явилась лично, чтобы прикончить меня, и расплатишься за это», — стучало в голове.

За его спиной копы снова открыли стрельбу.

«В кого они палят?» — удивился он.

Кто-то закричал:

— Стой!

Однако Иоситаро сделал через плечо лишь грубый жест и продолжал бежать.

На мгновение остановившись за деревом, достаточно широким, чтобы защитить его от выстрела, он оглянулся назад. Увидел, как Дейра на четвереньках убегает за корабль, почувствовал облегчение и снова припустил к станции.

Впереди взорвалась граната. Вот он уже вырвался из парка, увидел вздымающиеся рядом со станцией клубы дыма, два распростертых тела и поблескивающие на земле осколки стекла. Энджи взбегала по ступенькам, за нею — двое мужчин. Один остановился, тщательно прицелился и метким выстрелом сбил антенну на крыше станции.

Вагон находился внутри станции, слышался вой турбин. Взорвалась вторая граната, грохнули выстрелы. Иоситаро влетел в здание станции, вскочил на подоконник, ухватился за верхний срез оконной рамы, подтянулся, влез на крышу и увидел, как вагон медленно отходит от станции. Не раздумывая, Ньянгу прыгнул и с грохотом приземлился на крышу вагона. Заскользил и едва не свалился, когда вагон начал набирать скорость. Он прижался к поверхности крыши, подполз к вращающемуся маяку и ухватился за него. Вокруг него свистел ветер.

«И что теперь, идиот несчастный, что теперь? Надеешься, что они не слышали грохот твоего падения на крышу и что проклятый вагон не помчится слишком быстро и не сбросит тебя?»

Он нащупал другой каблук, оторвал его и вытащил антенну, тут же согнувшуюся под напором ветра. Нажал клавишу «ПИТАНИЕ», а потом «ОТПРАВИТЬ».

— Г… Это Н.

Затрещали статические разряды, и Ньянгу вздрогнул. Это временное устройство связи делали техники-'раум, у которых, как известно, руки из задницы растут, хоть они и клялись, что засечь его будет невозможно и что его частота не совпадает ни с одной из частот Корпуса. И все же он опасался, что вот-вот снизу загремят выстрелы, которые проделают дыры в металлической крыше и в нем самом, любимом.

— Г… Говори, — сказал Гарвин на удивление спокойно, и Ньянгу постарался, чтобы его голос звучал точно так же.

— Сижу в дерьме. — Он коротко объяснил, что произошло.

— Что тебе нужно?

— Крылья, жопа… Хорошо бы кто-нибудь встретил вагон на следующей станции с эскадрильей «Жуковых».

— Никаких «Жуковых», но люди там будут. Здесь большой человек, он отдаст приказ. Держись. Мы вытащим тебя оттуда.

— Хорошо бы.

Однако монорельсовый вагон так и не добрался до станции в Леггете. Там, где серебряные рельсы делали поворот над Холмами, они проходили на высоте всего десяти метров над заросшей густым кустарником землей. Внезапно внутри вагона грохнуло. Турбина взвыла и смолкла.

Иоситаро рискнул выглянуть вниз и увидел, как с протестующим, визгливым скрипом замка открылся аварийный выход. Спрыгнул человек с пистолетом — руки широко раскинуты в стороны, плащ хлопает на ветру — и благополучно приземлился. За ним последовали Энджи и второй мужчина. Энджи обернулась, взглянула на вагончик. Ньянгу вжался в крышу. Троица стала продираться сквозь густые заросли и исчезла из вида.

Ньянгу Иоситаро, безоружный, перебирая в уме сотню глупостей, которые он уже сделал и, возможно, еще сделает, спрыгнул в заросли, перекатился и пошел следом за тремя «бородами».

— Г… Это Н.

— Говори.

— Очевидно, вечеринка будет не на станции.

— Хватит трепаться. Что случилось?

— Они спрыгнули за пределами Леггета и просочились в город.

— Дела… Что же, придется все начинать сначала?

— А вот и нет, дружище. Я сел им на хвост. Запиши координаты. Раб, Зуд, Семь, Свобода, Королева, Раб, Медаль, Носилки, Стручок, Медаль, Свобода. Приведи больших парней с палками. Эти люди нам не друзья.

— Уже идем.

Склад находился в грязном портовом районе Леггета. Никаких табличек с указанием имени владельца на нем не было. Иоситаро спрятался в ближайшем проулке и следил за выходами. Три раза прилетали и улетали грузовые лихтеры с надписью: «Рада. Торговля оптом и в розницу» на борту.

«Ловко. — Ньянгу покачал головой. — Еще одно доказательство неподкупности копов».

Дважды он разговаривал с приближающимся Гарвином, ломая голову над тем, каких «больших парней с палками» тот приведет.

По улице прошел невысокий мужчина с метлой, свернул в проулок и беззубо улыбнулся.

— Вернись на один квартал, — сказал он. — Тебя ждут в сгоревшем здании.

И зашаркал дальше. Иоситаро проверил, нет ли «хвоста», и пошел, куда было сказано.

Когда-то в здании размещался парк грузовых кораблей вместе с оборудованием для их ремонта, и искореженные пламенем машины все еще были разбросаны то там, тот тут на грязном, почерневшем от копоти полу. Когда Ньянгу вошел внутрь, у него заслезились глаза. Здесь собралось, по крайней мере, пятьдесят 'раум, не очень больших и не с палками. Одеты в рабочие комбинезоны, две трети — мужчины, некоторые совсем юные. Но все с разнокалиберным оружием и решимостью в глазах. У входов стояли охранники.

Гарвин сидел на перевернутом, выгоревшем дотла корабле. Увидев Ньянгу, он встал. В руке у него был пистолет.

— Будущие братья и сестры, — начал он. — Мой брат, Иоситаро, выследил наших врагов. Тех, которых в их логове называют «бородами». О том, что там трое из них, нам известно точно, но, скорее всего, больше. Мы не знаем, что находится в этом здании. Мы не знаем, какое у них оружие. Но выяснять все это у нас нет времени. Надеюсь, там у них центр подпольной организации, убивающей ваших женщин, ваших детей, ваших мужчин. Мне бы хотелось захватить хотя бы одного пленника, чтобы потом допросить его и выяснить, сколько еще этих самых «бород» нам предстоит найти и уничтожить.

Мы должны нанести удар сильно и быстро, поскольку полиция появится вскоре после того, как начнется стрельба. Как только станет ясно, что убивать больше некого, покиньте здание. Если будут раненые, постарайтесь унести их с собой, чтобы избавить от жестокого обращения полиции. Если понадобится, бросьте оружие и растворитесь в толпе — каждый из вас, как боец, важнее любого пистолета или бомбы. Я пойду первым, за мной все остальные, как договорились. Там нас может ждать все что угодно. Там находится самое сердце врага. Помните — их руки запятнаны кровью, и они не заслуживают милосердия.

По толпе прокатился шепоток, все потянулись к выходам. Гарвин спрыгнул на пол, подошел к Иоситаро.

— Готов?

— А то, — ответил Ньянгу. — Где ты насобачился так выступать?

— В цирке, — сказал Гарвин и направился к выходу.

Склад обслуживал не только торговые предприятия семьи Рада, но и дюжину более мелких магазинов. Для девятнадцати дезертиров, завербованных Энджи Радой, это было место, близкое к нирване, если не считать отсутствия сексуальных услад. В выходящей на залив задней части склада они устроили себе премилые комнатки, перетащив туда из лагерного снаряжения койки и плиты. Периодические набеги обеспечивали их едой, спиртным, холо и прочими радостями жизни. Реквизировали все это они лишь время от времени и из разных мест, чтобы было не слишком заметно.

Энджи стояла перед большой трехмерной картой Леггета, а шестнадцать «бородатых» внимательно слушали ее. Семнадцатый охранял главный вход, которым пользовались грузовые суда, а еще двое были в городе на разведывательном задании.

70
{"b":"2583","o":1}