ЛитМир - Электронная Библиотека

'Раум попрятались кто куда и начали отстреливаться, но пушки «грирсона» и пулеметы солдат гремели, не переставая. Тявкнул гранатомет, и граната упала рядом с ком-оператором Брукса. В панике тот откинул ее ногой. Граната взорвалась, и три ком-оператора погибли.

Брукс стоял на коленях, стреляя в солдат. Вокруг умирали его братья и сестры, но он продолжал стрелять. В какой-то момент он понял, что противник побеждает. Он вскочил и, пригибаясь, побежал к прорезающему стену туннелю.

Гарвин бросился за ним.

— Куда, идиот? — закричал Кипчак, но помчался следом.

Словно из ниоткуда возникла ослепительная вспышка. Кипчака перевернуло и шмякнуло о стену. Медленно сползая по ней, он увидел рядом с собой вязкое пятно и понял, что это его собственная кровь. В руке словно сам собой появился небольшой нож. Но пальцы разжались, нож упал на булыжник. Кипчак умер.

Перепрыгнув через труп, Иоситаро выстрелил в ту сторону, откуда к Кипчаку пришла смерть, и вбежал в дверной проем. Тут на него обрушилась тишина. Снаружи доносились глухие звуки взрывов, но они казались частью другого мира. Перед ним был изгибающийся коридор и уходящие вверх ступени. Иоситаро увидел на них чьи-то ноги и едва не выстрелил, но вовремя разглядел форменную одежду и понял, что это Гарвин. «Брукс не стал подниматься наверх, — решил Ньянгу. — Ну, и дурак же Гарвин, что полез туда». — И побежал по коридору.

Мимо просвистел выстрел, и неизвестно откуда появился Брукс, целясь в него из бластера. Иоситаро метнулся в сторону и вскрикнул, почувствовав сильный удар в плечо. Пальцы разжались, пистолет выпал из них.

Брукс сделал шаг назад, чтобы иметь возможность прицелиться, но Иоситаро с силой врезал ему коленом. Брукс вскрикнул, отступил, и Ньянгу выбил бластер из его рук. Брукс — сильный, мускулистый человек, много лет проработавший в шахте, — оттолкнул его от себя и нанес мощный удар кулаком в живот. Иоситаро согнулся, хватая ртом воздух. Брукс пытался схватить его за шею, но Ньянгу изо всех сил прижал подбородок к груди. Тогда Брукс вцепился ему в лицо, норовя добраться до глаз.

Рука Иоситаро медленно скользнула к поясу и нащупала застежку чехла. Вытащив нож, он с силой погрузил его в бок Брукса. Тот вскрикнул, отпрянул, все еще с ножом в боку, зашатался, и тут… Гарвин выстрелил три раза подряд прямо ему в грудь. Брукс сделал пируэт, словно оскользнувшись на льду, вскинул руки к далекому небу и рухнул на пол.

— Вообще-то я справился бы и сам. — Ньянгу с трудом встал, опираясь на стену. Горло, казалось, было забито песком. — Но все равно спасибо.

— Справился сам? — возмутился Гарвин. — Если бы не я, он вытащил бы нож и всадил его тебе в задницу.

— Дерьмо… — пробормотал Иоситаро и заковылял к двери.

Он вышел на солнечный свет. Вокруг валялись погибшие 'раум из отряда Брукса, но сейчас это было неважно.

Ньянгу вглядывался в мертвое лицо Кипчака, пытаясь понять, какие чувства владели им в последний момент — ненависть, ярость или, наоборот, ощущение покоя. Но ответа не было.

— Эй! — послышался чей-то возглас. — Тут кое-кто еще жив.

Солдат поднял бластер.

— Нет! — закричал Иоситаро. — Нам нужен пленный.

Солдат неохотно опустил оружие. Ньянгу взял бластер, лежащий рядом с одним из трупов, проковылял несколько шагов и увидел Пойнтон. Она подняла на него взгляд и сказала:

— Убей меня сразу.

— Ты ранена?

Она покачала головой:

— Взрывная волна.

— В таком случае, поднимайся. — Морщась от боли, она повиновалась. — Иди передо мной в сторону «грирсона».

— Боишься застрелить меня перед своими братьями и сестрами? — насмешливо спросила Пойнтон.

— Леди, сейчас я слишком устал, чтобы бояться чего бы то ни было. Вперед!

Он довел ее до «грирсона» и сделал жест в сторону проулка. Побледнев, не отрывая от него взгляда, она шагнула, куда он указывал.

— Давай. Я готова.

— Джо, — сказал Иоситаро. — Катись отсюда к черту.

— Хочешь застрелить меня при попытке к бегству? Нет уж, лучше убей прямо на этом месте.

— Я сказал — катись отсюда к черту, разве не понятно? И никогда, никогда, никогда больше не влезай в такое дерьмо.

Джо Пойнтон медленно попятилась. Отойдя от него метров на десять, она повернулась, бросилась наутек и скрылась за углом.

Ньянгу обернулся и увидел Гарвина, поигрывающего пистолетом.

— С какой стати ты ее отпустил?

Иоситаро пожал плечами:

— А что? По-моему, неплохая идея.

Глава 36

Спустя две недели после гибели Брукса Эск связался по кому с коудом Рао. Рядом с ним был Вленсинг.

— Мы покидаем вашу с-с-сис-с-стему. Возвращаемс-с-ся домой. Мы предупреждали вас-с-с, что произойдет, ес-с-сли погибнет хотя бы один мус-с-сфий. Теперь мне необходимо проконс-с-сультироватьс-с-ся со с-с-сво-ими лидерами. Я нас-с-строен пос-с-советовать им отка-затьс-с-ся от курс-с-са мира в отношении вас-с-с.

Тут вмешался Вленсинг:

— При с-с-следующей вс-с-стрече с-с-с вами мы, с-с-скорее вс-с-сего, не будем прятать с-с-свои когти. Мы вернемс-с-ся, но не с-с-с инженерами и шахтерами, а с-с-с воинами. Думаю, нас-с-с ждет интерес-с-сное время.

Глава 37

Альт Гарвин Янсма в полном великолепии новенькой иссиня-черной формы, с рядом медалей на груди, расплатился с водителем.

— Подождать вас? — спросил тот.

— Нет.

Гарвин начал подниматься по ступеням. На колоннах по обеим сторонам от входа в особняк были повязаны черные ленты, черный венок висел на двери. Янсма «расправил» лицо и нажал кнопку звонка. Прозвучал мелодичный звон. Камера наблюдения повернулась в его сторону. Однако больше ничего не происходило. Гарвин собрался было позвонить снова, как вдруг дверь открылась и на пороге возник крупный, могучий мужчина.

— Да, сэр?

— Я Гарвин Янсма, друг Язифи. Она дома?

— Дома, — ответил телохранитель и развернул какой-то листок бумаги. — Она велела мне сказать вам следующее, дословно. — Дальше он уже читал по бумаге: — «Пожалуйста, Гарвин, уходи и не пытайся больше увидеться со мной. Теперь я управляю папиной компанией, и у меня совсем нет свободного времени. Стоит мне увидеть тебя, и это сразу напомнит мне о случившемся и о том, что ты вместе со всем своим Корпусом не смог сделать так, чтобы папа остался жив».

Гарвин удивленно воззрился на телохранителя.

— Чушь какая-то.

— Миллазин могут позволить себе поступать так, как считают нужным.

— Судя по всему, у меня нет возможности… Я не смогу убедить вас позволить мне увидеться с ней? Может быть, если бы мы поговорили, она… не… — Голос Гарвина сошел на нет.

Телохранитель покачал головой.

— Сожалею, альт. Но тут ничего не поделаешь.

Спускаясь по ступеням, Гарвин услышал, как за его спиной захлопнулась дверь.

— Лишнее подтверждение того, что мечты обычно не сбываются, — пробормотал он и по длинной, извилистой улице зашагал в сторону Леггета.

Глава 38

— Значит, конец?

Гарвин взял бутылку, убедился, что она пуста, и бросил через ограду. Достал из холодильника другую и тупо уставился на пробку. Вытащил нож, открыл лезвие и ударил им по горлышку бутылки. Горлышко вместе с пробкой отлетело на пол. Он отпил и передал бутылку Иоситаро.

— Да, — ответил тот, отхлебнув из бутылки. — Полагаю, что конец. При условии, что коуд Рао сумеет обеспечить прямые выборы, а рантье послушно заткнутся и будут просто делать деньги. Им, как всегда, повезло, да и 'раум тоже. Из отщепенцев они внезапно превратились во всеобщих любимцев. Не сомневаюсь, очень скоро Камбра станет одним из лучших миров.

Гарвин вспомнил о Язифи, проглотил ком в горле и взял у Ньянгу бутылку.

— Все это, конечно, очень мало похоже на то, как военные победы изображают по холо.

— Да уж, — согласился Иоситаро. — Слишком дорого нам все это обошлось. Уильямс, Воксхолл, Гонсалес…

82
{"b":"2583","o":1}