ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Чего угодно, мамочка?! – выпалил он. Это прозвучало пошло. Оба они выглядели младше меня, а она могла быть старше его не более, чем на три года.

– Простите, – вмешался я, – вообще-то я непрофессиональный свидетель. У меня назначена встреча с мистером Ковеном. Я могу пройти?

– Доброе утро, миссис Ковен. Я не рано? – раздался тонкий скрипучий голос за моей спиной.

Я обернулся, чтобы взглянуть на владельца этого райского голоска, он как раз входил в комнату. Им с Питом Жорданом следовало бы поменяться голосами. Внешний вид вошедшего (прекрасно вылепленная голова, увенчанная шапкой седых, почти белых волос) как нельзя лучше гармонировал бы с баритоном Пита. Его манера держаться производила впечатление внушительности и маститости, если бы не скрипучий писклявый голос, который портил всё.

– Я слышал, как прошел Пит с мистером Гудвином, и я подумал…

Миссис Ковен продолжала препираться с Питом, разнимать их было совершенно бессмысленно, особенно после того, как в разговор решила включиться обезьяна. Она трещала, как заведенная, а я в своем жилете и пиджаке постепенно покрывался потом в этой парилке. Пит и Пискля были в одних рубашках, но, к сожалению, я не мог последовать их примеру, не обнаружив при этом своей кобуры. Они продолжали в том же духе, включая обезьяну и полностью игнорируя меня. Однако в процессе разговора мне удалось выяснить, что Пискля был не Адрианом Гетцем, как я решил сначала, а Байрамом Хильдебрандом, коллегой Пита по изготовлению Дэзл Дэна.

Все было очень мило и по-домашнему, за исключением того, что я уже начал плавиться. Я пересек комнату и открыл окно, надеясь хоть этим обратить на себя внимание. Напрасно. Слегка разочарованный этим обстоятельством, но зато значительно освеженный ветром, я достал носовой платок и обтер лоб и шею. Когда я обернулся, в комнату входил еще один персонаж – розовощекое существо в норковом манто, в зеленой шляпке, приколотой сбоку к каштановым волосам. Никто не обратил на нее внимания, кроме меня. Она подошла к камину, скинула манто, под которым оказался изящный костюм из шотландки, и произнесла хрипловатым голосом:

– Через час Рукалу помрет.

Все, кроме обезьяны, замолчали. Миссис Ковен кинула взгляд на нее, потом оглядела комнату и увидела открытое окно.

– Кто это сделал?

– Я, – мужественно ответил я.

Огромными шагами, словно генерал, ведущий войско в атаку, Байрам Хильдебранд кинулся к окну и закрыл его. Обезьянка перестала болтать и начала кашлять.

– Вы только послушайте! – Баритон Пита Жордана, как только он перестал собачиться, тут же стал мягким и сочным. – Воспаление легких! Отличная мысль! Вот этим я и доведу Гетца до посинюшки.

Все кинулись к клетке посмотреть на Рукалу, даже не подумав поблагодарить ее спасительницу. Она подошла ко мне и, улыбнувшись, спросила:

– Вы Арчи Гудвин? А меня зовут Пат Лоуэлл. – Она протянула руку, и я пожал ее. У нее было крепкое пожатие, сопровождавшееся открытым взглядом чистых карих глаз.

– Я собиралась позвонить вам сегодня утром и предупредить, что мистер Ковен никогда не бывает пунктуальным. Но поскольку он сам все это затеял, я решила не вмешиваться.

– Надеюсь, в будущем вас ничто не остановит, если вы захотите мне позвонить.

– Будем надеяться. – Она взглянула на часы. – Но вы все равно пришли раньше времени. Он сказал нам, что встреча назначена на половину первого.

– Меня он просил прийти к двенадцати.

– Вот как? – Ее удивление прозвучало фальшиво, она явно прощупывала меня. – Чтобы вы сначала могли поговорить наедине?

– Наверное.

Она слегка нахмурилась и кивнула.

– Это что-то новенькое для меня. Я уже три года работаю у него агентом и менеджером, и в мои обязанности входит все – от рецептов на микстуру от кашля до наклеек Дэзл Дэна на самокатах. А тут он, даже не посоветовавшись со мной, собирает людей, да еще с представителем от Неро Вольфа, ни больше ни меньше! Насколько я понимаю, это касается новой серии «Дэзл Дэн открывает детективное агентство»? – произнесла она полувопросительно, словно оставляя на мое усмотрение расценивать это как вопрос или как утверждение.

Я смутился, и, вероятно, это отразилось на моем лице – так живо я себе представил свой рассказ Неро Вольфу о его предстоящем сотрудничестве с Дэзл Дэном. Мне с трудом удалось справиться с собой.

– Подождем – увидим, – ответил я осторожно. – Пусть мистер Ковен сам все расскажет. Насколько я понимаю, я приглашен сюда в качестве технического консультанта и представляю мистера Вольфа, поскольку сам он никуда не выезжает по делам. Надеюсь, если вы будете вести дело, мы с вами будем довольно часто встречаться и…

Тут я умолк, потому что потерял ее. Ее взгляд был устремлен поверх моего левого плеча на арку, и выражение ее лица внезапно полностью переменилось – она вся собралась. Я обернулся и увидел Гарри Ковена, который направлялся к нам. Он был небрит, его черные волосы были нерасчесаны, его могучее тело облегал красный шелковый халат, на котором желтым были вышиты маленькие Дэзл Дэнчики. Рядом с ним семенил крохотный тип в темно-синем костюме.

– Доброе утро, дорогие, – прогудел Ковен.

– Что-то здесь прохладно, – обеспокоенно произнес коротышка. Каким-то странным образом его мягкий высокий голос привлекал большее внимание, чем бас Ковена. И уж безусловно, нестройный хор приветствий собравшихся был обращен к нему. С приходом этих двоих вся атмосфера в комнате резко переменилась. Прежде хотя все и выглядели слегка «чокнутыми», но зато вели себя свободно и раскованно. Теперь же собравшиеся так зажались, что, казалось, даже слова сказать не смогут. Пришлось вступить мне:

– Я открывал окно.

– Боже мой! – Коротышка осуждающе покачал головой и припустил к клетке. На его пути стояли миссис Ковен и Пит Жордан. Они шарахнулись в сторону, словно опасались оказаться растоптанными, хотя было совершенно очевидно, что коротышке не под силу раздавить существо, превышающее размерами сверчка. И дело было не только в его росте и возрасте, он весь был как-то странно искривлен и передвигался резкими, судорожными рывками.

– Вы приехали! – пробасил Ковен. – Не обращайте внимания на Выскочку и его обезьяну. Он без ума от нее. А я называю эту комнату парилкой. – Он выдавил из себя смешок. – Ну как она, Выскочка?

– Надеюсь, что ничего, Гарри, – прозвучал тот же мягкий спокойный голос.

– Я тоже надеюсь, а то Гудвину придется несладко. – Ковен повернулся к Байраму Хильдебранду: – 728-я закончена?

– Нет, – пропищал Хильдебранд. – Я звонил Фурнари, он сказал, что все будет сделано.

– Как всегда, опаздываем. Там надо будет кое-что исправить. В третьем блоке, где Дэн говорит: «Не сегодня вечером, дорогая», оставь просто: «Не сегодня, дорогая». Понял?

– Но мы ведь уже обсуждали это…

– Помню. Делай, как я сказал. И 729-ю тоже надо будет изменить. А 733-ю ты уже закончил?

– Нет. Я только…

– А что же ты тогда здесь делаешь?

– Но вы же назначили встречу на половину первого, и Гудвин уже здесь.

– Я позову тебя, когда будет надо. После завтрака. И покажи мне 728-ю, когда переделаешь. – Ковен хозяйским взглядом окинул присутствующих. – Ну а как все остальные? Цветем? Увидимся чуть позже. Пойдемте, Гудвин. Приношу свои извинения, что заставил вас ждать. Идемте со мной.

Он направился к арке, и я последовал за ним через зал к другой лестнице. Поднявшись этажом выше, мы оказались в узком коридоре, из которого вели четыре двери. Все они были закрыты. Он повернул налево, открыл дверь и пропустил меня в комнату. Здесь было значительно лучше, чем в зале: во-первых, не было обезьяны, во-вторых, температура была градусов на десять ниже и, в-третьих, разумное количество мебели давало возможность двигаться. Прежде всего в этой комнате бросался в глаза огромный старый поцарапанный стол у окна. Предложив мне сесть, Ковен направился к столу и принялся снимать салфетки с тарелок, которыми был уставлен поднос.

2
{"b":"25831","o":1}