ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я выжидал.

Он еще раз вздохнул.

– Который сейчас час?

Я ответил, что без двадцати пяти семь.

– Осталось всего два с половиной часа, и надо еще поужинать. Я был уверен, что развитие событий само по себе даст мне предостаточно материала, чтобы придумать какой-нибудь ловкий трюк, но я ошибался. Нет, я не хочу сказать, что я вел себя как глупец. Возможно, я слишком понадеялся на свой талант и изобретательность, но, согласись, у меня для этого были все основания… И все-таки я совершил ошибку. После обеда со мной без конца пытались увидеться разные люди, но я никого не принял. Я надеялся изобрести какой-то хитроумный ход без всяких толчков извне и не смог… Мне надо было с ними встретиться. О нет, я вполне справлюсь, не то чтобы у меня вообще не было никаких идей, может, я даже как-то и выйду из положения. И все-таки я совершил непростительный промах. Вот даже сейчас, ты предложил рассказать мне про мисс Фрейзи, а я отказался. Это было уже вообще просто нелепо. Я тебя слушаю, Арчи.

– Слушаюсь, сэр. Так вот, как я уже сказал, она проводила пресс-конференцию. Когда я туда приехал…

До нас донесся звон дверного колокольчика. Я вопросительно посмотрел на Вульфа. Он тут же встрепенулся.

– Впустить! Кто бы там ни был!

17

Это оказался Вернон Асса.

В краснокожем кресле он все-таки смотрелся лучше миссис Уилок. По крайней мере заполнил его в ширину, к тому же смуглый цвет лица хорошо гармонировал с красным, хоть в длину и он явно не добрал. Многих людей довелось наблюдать мне в этом кресле, ни только одному оно оказалось точно впору. Но об этом как-нибудь в другой раз…

Вам могло показаться, будто после всего, что было только что сказано наверху, Вульф так и кинется гостю на шею, но этого не случилось. Когда он, предварительно причесавшись и заправив рубашку, спустился вниз, он сразу же прошел к своему креслу, уселся и резко проговорил:

– Я могу уделить вам, мистер Асса, всего несколько минут. Чем могу служить?

Асса взглянул на меня. Я уж было подумал, что он вот-вот снова примется за старую песенку, что ему, мол, желательно побеседовать с Вульфом наедине, но оказалось, он просто искал что-нибудь приятное для глаз, пока собирался с мыслями. Помню, когда вся эта компания из «ЛБА» заявилась к нам в первый раз, этот был самый нетерпеливый, все время дергал Хансена и попрекал Вульфа, что тот даром тратит время. Теперь похоже, остепенился, усвоил, что спешка ни к чему хорошему не приводит.

Он посмотрел на Вульфа.

– В отношении встречи сегодня вечером… Вам надо её отменить.

– Да ну! – Вульф по-петушиному вскинул голову. – Это еще почему же?

– Но… ведь это же очевидно. Разве нет?

– Мне, во всяком случае, нет. Так что, боюсь, придется пояснить.

Асса поерзал в кресле.

– Как вы понимаете, – сказал он, – наша главная проблема уже решена, благодаря вам, разумеется. Я имею в виду ту проблему, из-за которой мы в панике бросились к вам в среду. У нас, конечно, не было никаких шансов завершить конкурс без осложнений и даже определенных разногласий после того, что случилось с Далманном и пропажи его бумажника, но когда мы шли к вам, нам казалось, что нас ждет полная катастрофа… Вам удалось её предотвратить. Хансен совершенно уверен, что с юридической точки зрения мы теперь совершенно чисты. Ведь раз конкурсанты получили ответы – а мисс Фрейзи зря отрицает, это ей все равно ничего не даст, – мы спокойно можем аннулировать эти стихи и заменить их новыми; именно так мы, конечно и поступим, и любой суд в мире нас оправдает. Определенные трудности здесь все равно остаются, но с этим уж ничего не поделаешь. Своей блестящей уловкой вы спасли конкурс от неминуемого краха, так что примите мои поздравления.

– Мистер Асса, – глаза Вульфа были обращены к гостю, но полузакрыты, – вы выступаете от имени моего клиента, фирмы «Липперт, Бафф и Асса», или от себя лично?

– Как вам сказать… Я ведь, как вам известно, являюсь компаньоном фирмы, но сюда пришел по собственной инициативе и на свою ответственность.

– А ваши партнеры, они в курсе, что вы здесь и с какой целью?

– Нет, мне не хотелось затевать длинных и сложных дискуссий. Я принял решение прийти только полчаса назад. Ваша встреча начнется в девять, а сейчас уже почти семь.

– Понятно… Так вы полагаете, что это я послал конкурсантам ответы… или во всяком случае поручил кому-то это сделать?

Асса провел языком по губам.

– Я этого прямо не утверждал, но, полагаю, это сейчас не так уж важно. Ведь Гудвин все равно является вашим доверенным лицом. Невозможно представить себе, с чего бы кому-то из конкурсантов, если он убил Далманна и взял из бумажника ответы, рассылать их остальным, значит, остаетесь только вы.

– Ну, не так уж и невозможно, – возразил Вульф. – А если, например, он, к своему ужасу, обнаружил, что в ситуации, которую он сам же и создал, они для него даже хуже, чем просто бесполезны?

Асса кивнул.

– Я, разумеется, об этом подумал и все-таки считаю, что это невозможно. Есть еще одна причина, почему я не сказал партнерам о своем визите сюда. Дело в том, что я вполне отдаю себе отчет, что вы не можете признаться в том, что сделали для нашего спасения. Я не жду, что вы признаетесь в этом даже мне, не говоря уж обо всех остальных, особенно Хансене. Да нам и не нужно, чтобы вы в этом признавались, потому что ведь вы работали на нас, значит, с юридической точки зрения может выглядеть, будто это сделали мы сами, а это была бы катастрофа. Теперь вы понимаете, что у меня сеть основания не говорить об этом прямо.

– Весьма тронут вашей снисходительностью, – сухо проговорил Вульф. – Но все-таки почему же надо отменить встречу?

– Потому что она не принесет никакой пользы, но может нанести вред.

Глаза Вульфа были по-прежнему полузакрыты.

– Она позволит мне честно заработать свой гонорар. Я следую тому определению своей задачи, которое дал ей мистер Хансен: «выяснять, кто взял бумажник и у кого находятся ответы». А это еще предстоит сделать.

– В этом нет никакой необходимости, во всяком случае в данный момент, поскольку проблема с конкурсом уже решена. Вы уже заработали свой гонорар и вы его получите.

– Но ведь вы сказали, мистер Асса, что выступаете только от своего имени.

Красный кончик языка снова показался, коснулся губ.

– Я лично гарантирую вам оплату, – проговорил он.

Вульф отрицательно помотал головой.

– Боюсь, это для меня неприемлемо. Я ответствен только перед своим клиентом, и его обязанность оплатить мои услуги, не подлежит передаче третьему лицу. Что же касается отмены встречи, то об этом не может быть и речи. Если бы эта просьба была единодушной и исходила от мистера Баффа, О'Гарро, Хансена, Хири и вас, разумеется, и все вы привели бы достаточно веские аргументы, тогда бы я мог рассмотреть ваше предложение, хотя, возможно, отказал бы вам и в этом случае. А сейчас я даже не стану его рассматривать.

Асса посмотрел на меня, потом взглянул на столик с напитками, снова перевел глаза на меня и спросил:

– Я вижу там у вас бутылку перно, это мой напиток… Можно мне немного выпить?

Я ответил, что, конечно, можно, и спросил, нужен ли лед, но он отказался. Тогда я передал ему один из наших старомодных стаканов и бутылку, он плеснул туда на два своих пухлых пальца, и не сойти мне с этого места, если он тут же, не разбавляя, не выпил это залпом, будто какое-нибудь дешевое виски. Мне не жалко перно, я вообще его не пью, но ведь есть же какой-то здравый смысл… Мало того, он налил себе еще, на сей раз всего на палец, и, даже не пригубив, поставил стакан на столик у подлокотника кресла, прямо рядом с бутылкой. Потом пару раз проглотил слюну, видимо, запивая спиртное.

– Весьма своевольная позиция, мистер Вульф, – сказал он. Потом сделал паузу, как бы подбирая слова. – Откровенно говоря, я никак не пойму, чего вы хотите добиться. Ведь гонорар свой вы получите, а кто взял этот бумажник, с нашей точки зрения, то есть в том, что касается конкурса, уже не имеет никакого значения. Разумеется, это все еще сохраняет свое значение как мотив убийства, но мы ведь вас нанимали не для расследования убийства. Это дело полиции. Почему вы так настаиваете на этой встрече?

36
{"b":"25833","o":1}