ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наездник, застреленный прямо в седле, чуть ли не у подножия Эмпайр Стейт Билдинг, — газеты этот факт проглотили как самый что ни на есть естественный. Оружия не нашли, и свидетели — те, что наблюдали зрелище из-за кустиков, пока помалкивают.

Городские власти вынуждены были начинать с другого конца — поисками мотивов и возможностей. За истекшую неделю множество имен выплыло на поверхность и множество людей получило официальные приглашения; в результате луч подозрения задержался на шести точках. Самая соль сцены в конторе: здесь находились сейчас пять пунктов сего списка, причем, по-видимому, каждый жаждал, чтобы Вулф уберег его от этого слепящего прожектора, нацелив внимание на шестую точку, на отсутствующего…

— Позвольте высказаться мне, — предложил Фрэнк Бродайк нарочито благородным баритоном. — Мистер Поул обрисовал ситуацию неточно. Суть дела в том, что каждый из нас так или иначе безосновательно ущемлен. Мало того, что его подозревают в преступлении, которого он не совершал, полиция за неделю ничего не добилась да и вряд ли способна добиться, а мы так и останемся под грузом ложных наветов.

Бродайк сделал соответствующий жест рукой. Нарочито благородным был не только его баритон, но и сам он с ног до головы. Он был несколько моложе Поула и в десятки раз элегантнее. Его манера всячески подчеркивала то обстоятельство, что ему трудно быть самим собой, потому что (а) он находится в конторе у частного сыщика, а это вульгарно, потому что (б) он обречен на общество лиц, с которыми обычно не общается, а это конфузно; наконец, потому, что (в) предметом дискуссии должна стать его связь с убийством, а это абсурдно. Он между тем продолжал:

— Мистер Поул предложил обратиться к вам за советом и помощью. Меня лично интересует одно: устранение несправедливых придирок. Если для этого нужно поймать преступника и найти улики, отлично, ловите преступника и находите улики. Если виновным окажется Виктор Талботт — отлично, это меня также вполне устраивает.

— Какие там «если», — брякнул Поул. — Это работа Талботта, и ее просто надо связать с самим работником.

— И с его помощницей, Ферди, не забудь, — тихо подсказала Дороти Кейс.

— Бросьте!

Все взгляды обратились к говорившему, чье участие в беседе до сих пор ограничивалось единственной репликой: «Опять они не о том!» Головы пришлось повернуть, потому что он сидел у самого изгиба арки. Его пронзительный голос соответствовал его громкому имени, Вейн Саффорд, и, соответственно, противоречил достаточно тусклой внешности.

Вулф кивнул:

— Согласен с мистером Саффордом, — глаза Вулфа проделали дугу, и он назидательно воздел палец. — Мистер Поул за свои деньги хочет получить непомерно много — не по деньгам. Леди и джентльмены, меня можно нанять, чтоб я поймал рыбу. Но нельзя указывать, какую рыбу конкретно. Вы вправе указать мне, что моя конечная цель — поимка убийцы, но вправе ли вы говорить мне, кто он, не имея никаких улик: тогда зачем тратить на меня деньги?

Все промолчали.

— У вас есть улики, мистер Поул?

— Нет.

— Откуда же вы знаете, что это сделал Талботт?

— Знаю — и кончено. Мы все знаем. Даже мисс Кейс знает, только слишком она упряма, чтоб признать это вслух.

Вулф снова прочертил взглядом дугу.

— Это правда? Вы все так думаете?

Молчание.

— Значит, идентифицировать рыбу предстоит мне. Возражений нет? Мистер Бродайк?

— Да.

— Мистер Саффорд?

— Да.

— Мисс Руни?

— Да. Только все равно, по-моему, это сделал Вик Талботт.

— Никак вас не перевоспитаешь… Мисс Кейс?

— Да.

— Мистер Поул?

Нет ответа.

— Мне нужны официальные полномочия, мистер Поул. Если подтвердится кандидатура мистера Талботта, у вас будет возможность выплатить мне надбавку. Так или иначе, я нанят для установления фактов?

— Разумеется, реальных фактов.

— А других не бывает. Даю гарантию обходиться без нереальных фактов. — Вулф нажал кнопку у себя на столе. — Да будет вам ясно, что вы несете ответственность, равно: коллективную и индивидуальную — по договору со мной. А сейчас…

Дверь холла отворилась, вошел Фриц Бреннер и приблизился к Вулфу.

— Фриц, — сообщил ему Вулф, — обед рассчитывай на пятерых гостей.

— Да, сэр, — ответил Фриц, не моргнув глазом. Таков уж Фриц — и учтите, что он сумеет выкрутиться, не опускаясь до омлета или консервированного супа. Когда он открывал дверь, Фрэнк Бродайк вдруг заявил протест:

— Лучше имейте в виду четверых. Я скоро уйду — у меня свидание за обедом в другом месте.

— Отмените! — гаркнул Вулф.

— Боюсь, ничего не получится…

— Что ж, тогда я не смогу взяться за это дело, — отрезал Вулф. — О чем вы думаете? Запущенная история недельной давности… — Он посмотрел на стенные часы. — Вы все нужны мне — на целый вечер, а возможно, и на большую часть ночи. Я должен знать о мистере Кейсе и мистере Талботте все, что знаете вы. К тому же, коль вы хотите, чтоб я очистил ваш облик от несправедливых подозрений в глазах полиции и толпы, я должен начать с самого себя. На что потребуются часы и часы тяжкого труда.

— О! — воскликнула Дороти Кейс, и брови ее взметнулись. — Вы подозреваете нас?

Не обращая на нее внимания, Вулф переспросил Бродайка:

— Итак, сэр?

— Мне надо будет позвонить, — пробормотал Бродайк.

— Пожалуйста, — согласился Вулф, как бы ставя точку. Его глаза вновь прочертили дугу слева направо, потом опять налево, пока не остановились на Одри Руни, та сидела на заднем плане, чуть в сторонке от Вейна Саффорда. — Мисс Руни, — кивнул он, — вы весьма уязвимы… Когда мистер Кейс уволил вас и за что?

Одри, прямая и неподвижная, произнесла только:

— Ну, значит… — И тут ее речь была прервана новыми обстоятельствами. Прозвенел звонок, на который пришлось вместо меня среагировать Фрицу. Потом дверь холла распахнулась, вошел Фриц, закрыл за собою дверь и объявил:

— Там, сэр, к вам джентльмен. Мистер Виктор Талботт.

Это известие спикировали на нас, подобно парашютисту, приземлившемуся в эпицентре пикника.

— О господи! — воскликнул Вейн Саффорд

— Черт побери! Откуда бы он?.. — начал было Фрэнк Бродайк — и оборвал себя на полуслове.

— Значит, вы ему сказали?! — Поул чуть не забрызгал слюной Дороти Кейс.

Дороти в ответ всего только подняла брови. Эта тактика мне уже малость поднадоела — захотелось чего-нибудь посвежей.

Глаза Одри Руни выглядели как пара блюдец.

— Пусть войдет, — приказал Вулф Фрицу.

Как и миллионы моих сограждан, я имел возможность прицениться к Виктору Талботту по его изображениям в газетах и секунд через десять после его появления в конторе решил, что ярлычок, прежде за ним закрепленный, может оставаться на своем месте. Парень из тех, кто на званом обеде обносит всех закусками на подносе, заглядывая каждому в глаза и расточая налево и направо свои шуточки. Если не брать в расчет меня, он был самый привлекательный кавалер в нашем обществе.

Едва появившись, он одарил взглядом и улыбкой Дороти Кейс, прочих же проигнорировал, прошествовал к столу Ниро Вулфа, притормозил и произнес любезно:

— Вы, разумеется, Ниро Вулф. Ну а я — Вик Талботт. Полагаю, вы предпочтете обойтись без рукопожатий при сложившихся обстоятельствах — ежели, конечно, вы беретесь за дело, которое эти люди вам предлагают. Ну, как?

— Приветствую вас, сэр, — прогромыхал Вулф. — Боже мой, скольким убийцам я пожимал руки, а, Арчи?

— Эдак сорока, — прикинул я.

— По меньшей мере. Кстати, это мистер Гудвин, мистер Талботт.

Вик кивнул мне. И тотчас встал лицом к лицу с нашими гостями.

— И что же, друзья? Удалось вам подрядить великого сыщика?

Фердинанд Поул покинул свой стул, взявши курс на пришельца. Я вскочил на ноги в полной боевой готовности. Но Поул ограничился минимумом: хлопнул Талботта по плечу и проурчал:

— Послушай-ка, мой мальчик. Здесь твой номер не пройдет. К твоим розыгрышам мы уже все попривыкли, — и Поул оборотился к Вулфу: — Зачем вы его сюда впустили?

2
{"b":"25836","o":1}