ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Чертовски удобный вывод, – пробормотала Хейнз.

Компьютер Спилсбери затрещал, и спиндарец протянул женщине-полицейскому распечатку своего рапорта.

– Время смерти... время смерти... Ага! – Хейнз быстро прикинула в уме. – За один цикл до взрыва бомбы.

– Плюс-минус три часа, – уточнил Спилсбери. – Точное время мы установим немного позже.

Хейнз собиралась задать следующий вопрос, но Стэн кивком головы пригласил ее отойти в сторонку. Они прошли на дальний конец скалы.

– Вы попали в точку, лейтенант. Удобная смерть. До сих пор Хейнз гадала, как следует называть в официальной обстановке коллегу, с которым ты только что была в постели. И вот обращение прозвучало впервые. Она тут же про себя одобрила решение Стэна вернуться к формальному стилю общения.

– Полицейские не принимают на веру совпадения.

– И я тоже.

Однако Стэн старался держать в узде свою недоверчивость – ведь совпадения действительно случаются в жизни. Даже самые невероятные.

Спилсбери подковылял к ним с пакетом для вещественных доказательств.

– Вот от чего он умер.

Стэн взял пакет. Пуля была из какого-то довольно мягкого металла, ее головка расплющилась так, что стала раза в два шире основания.

– Точный калибр определить не могу, – продолжал Спилсбери. – Но, вне сомнения, это пуля от охотничьего карабина. Судя по входному отверстию, убитый начал разворачиваться в сторону гор как раз в тот момент, когда его сразила пуля. Можно только пожалеть, что у вас, людей, такой непрочный внешний слой кожи – в отличие от более удачных произведений природы.

– Да, обалденно жаль, – согласился Стэн. – Лейтенант, вы в курсе, на какую дичь охотятся в этом заповеднике?

– На опасных зверей.

– К примеру?

– Я позвоню в администрацию заповедника, – сказала она и вынула из кармашка на поясе трубку-телефон.

Стэн пожевывал свою нижнюю губу, а Хейнз, с трубкой возле уха, перечисляла животных, на отстрел которых давали лицензии в этом заповеднике. Два-три раза капитан уточнял детали о животных. Лайза закончила перечисление и вопросительно посмотрела на него.

– Да, тут обитают зверушки, с которыми опасно связываться, – протянул Стэн. Природа одарила их всем, чтобы талантливо убивать. Лайза озадаченно покосилась на него.

– Да, – продолжал он, – как только что выразился сотрудник заповедника – “эффективные орудия смерти”. Мохнатые, крепкая чешуя, панцирь и все такое. Словом, звери, которых убить непросто, одной пулькой не свалишь.

Однако до Хейнз все еще не доходило, к чему он клонит.

– Когда пытаешься свалить большое и свирепое животное, – продолжал пояснять Стэн, – особенно если оно имеет панцирь, нужно прибегать к помощи по-настоящему больших пуль.

Когда он служил у Богомолов, ему случалось по долгу службы сталкиваться лоб в лоб с большими и свирепыми существами – и убивать их.

– Так вот, необходима пуля из самого твердого сплава, литая. Всякая другая, что помягче, непременно расплющится, когда ударится о панцирь.

Лайза взяла пакет с пулькой из рук Стэна и задумчиво проговорила:

– Таким образом, даже начинающий охотник зарядит ружье пулей из мягкого металла только в одном случае – если идет на легкую дичь, у которой к тому же тонкая кожа.

– К примеру, хочет убить человека, – закончил за нее Стэн.

– Да, капитан, не нравится мне все это. Поганое дело.

Стэн был вынужден согласиться.

– Знаешь, – продолжала Хейнз, – что скажут мои боссы, когда я доложу им, что начальник спецназа Крегер был замешан в заговоре? Что спецназ направили в этот район, зная о предстоящем, – и затем расплатились с Крегером дыркой в грудь.

Стэну достаточно было одного взгляда на нее, чтобы понять: детектива по расследованию убийств волнует не это. Как узнать, один ли полицейский столь высокого ранга замешан в этом деле? А вдруг их несколько?

– Что-то мне подсказывает, что многие из твоих боссов трусливо подожмут хвост, – сказал Стэн.

– Мерзость, мерзость и еще раз мерзость. Ладно, двигаем отсюда и поглядим, какие еще гадости поджидают нас сегодня.

Глава 16

– Динсмен – вот кто наш тронутый бомбист, – мрачным тоном изрекла Лайза.

Стэн мог только теряться в догадках, почему она не рада этому открытию, но сейчас было важнее удостовериться, что полиция не ошибается в личности преступника. Он понимал: безопаснее доложить Императору, что докладывать нечего, чем дать недостоверную информацию.

– Этого типа лишь подозревают по основательным причинам или же он уличен окончательно?

– Никто не уличен окончательно, пока не расколется. Но за вычетом Динсмена, никто не мог совершить такое преступление. Он единственный незарегистрированный спец по бомбам в Прайм-Уорлде.

– А каким образом вы регистрируете тронутых бомбистов? – заинтересованно осведомился Стэн.

– Мы со всей пристальностью наблюдаем за типами, которые зарабатывают на жизнь взрывами, – сказала Хейнз. – А поскольку их вообще немного и они к тому же периодически подрываются на своих же произведениях, то следить приходится за горсткой людей.

– А мы исходим из предположения, что преступник – коренной житель Прайм-Уорлда?

– Приходится для начала ограничить круг подозреваемых. К тому же за последний год на Прайм-Уорлд не прилетал ни один из подпольных специалистов по взрывным устройствам.

– Продолжай.

– Динсмен – специалист по раскрутке страховых компаний. Использует армейскую взрывчатку.

– Кем бы ни был преступник, он действительно использовал армейскую взрывчатку.

– Второе: этот фокусник за всю жизнь ни разу не покидал нашей планеты. За несколько циклов до того, как из Алэна сделали котлету, – продолжала Хейнз, – Динсмен был в долгах как в шелках и задолжал всем акулам-ростовщикам в округе. А потом вдруг разом расплатился со всеми и стал швырять деньги направо и налево. Он околачивался по разным питейным заведениям с псаурусцами. Хочешь спросить, кто такие псаурусцы? Объясняю: существа вроде ящериц – размером крупные, но промышляют жульничеством – мелким. Словом, этот Динсмен вдруг начинает платить за всю шайку и обещает в будущем закатывать еще большие пиры. А поскольку он расплатился с соуардскими подпольными ростовщиками, которые дерут десять процентов в месяц, ему снова повсюду открыли кредит. После чего он исчезает.

Стэн глубоко задумался над тем, что сообщила Лайза. Погруженный в свои размышления, он подошел к перилам ее дома-корабля и стал рассеянно смотреть на лес внизу.

В связи с перенаселенностью Прайм-Уорлда и нехваткой места для жилищной застройки, которая к тому же строго контролировалась властями, умные головы измыслили некоторые довольно изощренные формы решения проблемы жилищного кризиса. Скажем, некто владеет лесным массивом, в котором строительство жилья категорически запрещено. Но в законе ничего не сказано о пространстве над лесом. И вот оно уже сдано внаем и над лесом возносятся дома-корабли, оснащенные мощным маклиновским генератором. Форма домов самая разная, но квартплата примерно одинаковая непомерная. Зато жильцы получают по-настоящему уединенное жилье, причем очень комфортабельное, за вычетом того, что эти дома немного треплют штормовые ветры.

Хейнзовский дом-корабль состоял из одной, но очень просторной комнаты. Кухня и туалет располагались на корме за перегородкой. Лайза разделила комнату передвижными ширмами, что давало ей возможность с необыкновенной легкостью менять конфигурацию своего жизненного пространства в любой день, когда выдавался свободный часок. Обстановка состояла из одноцветных навесных шкафов, которые смотрелись весьма необычно в эпоху повального увлечения многоцветьем, а также из нескольких низких столиков и подушек, которые служили и стульями, и кушетками, и кроватями.

Стэна, в общем-то, не тянуло что-либо изменить в этом уютном доме. Он ему нравился. Но рабочие проблемы не давали расслабиться.

– Ты рассказала мне не все?

29
{"b":"2584","o":1}