ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Почувствуй,что я рядом
Повелитель мух
Естественная история драконов. Мемуары леди Трент. Путешествие на «Василиске»
Библия секса. Обновленное издание
Королевская кровь. Расколотый мир
Не хочу жениться!
Туристический сбор в рай
Марс и Венера на свидании. Как установить прочные отношения с партнером
Шоу для меня одной, или Я была последней, кто любил тебя до слёз
A
A

– С какой стати? – спросило сразу несколько голосов.

– Потому что, невзирая на наш временный неуспех и на тщетные усилия Императора добраться до истины, дело сдвинулось с места и набирает обороты.

– Так что же мы теперь предпримем? Неужели каждый выберет щель понадежнее и юркнет в нее? – Этот вопрос задал Бэн Лусери, один из немногих генералов промышленности, которых Хаконе искренне уважал.

– Нелепо даже думать об этом. Наш координатор – и я всей душой согласен с его решением – дает “добро” на переход ко второму этапу операции. Этот этап, господа, мы окрестили “операция Заара Ваарид”. Итак, дни невыносимого диктата сочтены. Операция “Заара Ваарид” обречена на успех.

Глава 31

Маленький человечек с помощью крюка вылавливал бревна в пруду, втаскивал на цепной конвейер, а пьяница – главный механик – тем временем сидел, навалившись спиной на штабель распиленных досок, и горланил песню. Наик Раи и старший субадар Читтаханг Лимбу одобрительно наблюдали за работой карликовой лесопилки.

Стэн захлопнул коробочку с моделью лесопилки, и фигурки тут же исчезли, хотя капитан в душе надеялся, что его “бухарик” успел сделать еще глоток из бутылки, прежде чем исчезнуть.

– Нехорошо, что вы переезжаете, – сказал наик Раи. – Как вы там будете разбираться, какие носки когда носить?

– Вы уверены, что поступаете правильно? – поддержал его Лимбу на гуркали.

– Да будь оно все проклято, – ругнулся Стэн. – Я ни в чем не уверен, субадар. Я ничего не знаю наверняка, кроме того, что откомандирован для выполнения особого задания. И то, что ты примешь командование над гурками.

– А я знаю наверняка одно – я за вас готов любому яйца открутить! – рассмеялся Лимбу и козырнул своему капитану. – Ума не приложу, что происходит, капитан. Надеюсь, все обернется к лучшему.

– Спасибо за добрые слова, Читтаханг. Не кипятись по поводу того, что я уезжаю. А теперь – все. Свободны.

Оба гурка взяли под козырек и вышли из комнаты Стэна. Тот занялся упаковкой чемоданов. Загудел дверной звонок, и Стэн хлопком ладони открыл дверь.

Это была Лайза. Он сразу обратил внимание на ящичек с антипрослушивателем в ее руке. Аппарат был включен. Как только дверь за ней закрылась, он решил, что долг первым делом обязывает его поцеловать лейтенанта Хейнз – крепко-крепко.

Когда они наконец оторвались друг от друга, Лайза улыбнулась.

– Ну что, опять жизнь вверх тормашками – как обычно?

– Зато ногами в воздухе от души подрыгаю, – отшутился Стэн.

– Переезжаешь?

– Какая ты наблюдательная! Переезжаю организовывать “надежную явку”.

– А я знаю, что ты не переезжаешь, а улетаешь. И очень далеко. Вместе со своим коротконогим пузатым и хамоватым дружком.

– Говори да не заговаривайся!

– Мы разыскали нашего знаменитого доктора Кнокса.

Хейнз бросила карточку с информацией на стол капитана.

– Ну-ка, ну-ка, рассказывай – с подробностями.

– Настоящие имя доктора Кнокса – Харс Стинберн. Уволен из разведотряда “Меркурий”. В заключении военного трибунала сказано, я цитирую, “уволен с целью очищения рядов”.

Стэн испытал первый прилив облегчения – по крайней мере в заговор вовлечен человек, который уже не служит в армии.

– Судя по документам, этот доктор Стинберн, человек нрава крутого, сторонник крайних мер в имперской политике, был отправлен в качестве бортового врача с командой, у которой был приказ умиротворить жителей одной звездной системы – в карточке указано, какой именно. Там возникли беспорядки, и нужно было как-то утихомирить бузотеров.

Обитатели этого мира были существами непритязательными – все, что им требовалось, это копья со стальными наконечниками. Вот им и подарили для установления мира большое количество таких копий. Да только доктор Кнокс устроил так, что стальные наконечники оказались высоко радиоактивными. Вот, оказывается, чем вы, ребята, занимаетесь! Ну и ну!

– Не капай мне на мозги, Лайза.

– Извини. У меня был тяжелый день. Короче, все местные жители по-быстрому откинули коньки. Смерть косила их в таком темпе, что уже к тому времени, когда команда умиротворителей вместе с хитроумным доктором Стинберном покидала планету, разумных существ там не осталось и она была свободна для заселения имперскими колонистами. К несчастью для нашего доброго доктора Стинберна, кто-то настучал на него, и он попал-таки под трибунал.

Стэн уже сунул карточку в считывающий аппарат на своем столе и слушал Хейнз только в четверть уха.

– Так-так... Выдворен из рядов... В тюрьму все же не попал... дураки, надо было засадить!.. уволен в запас... нигде не работал.

Стэн выключил считывающий аппарат и вопросительно посмотрел на Лайзу.

– Хоть он нигде и не работал, – сказала она, – мы все же разыскали его. Но он не в Прайм-Уорлде.

– А где?

– Затаился в укромном местечке Вселенной – на малой планете под названием Кулак.

Хейнз протянула капитану еще несколько карточек.

– Как ты умудрилась найти его так быстро?

– Ты подчеркивал, что этот наш доктор Кнокс – самовлюбленный эгоцентрик. И я подумала, а может, он настолько тщеславен и недалек, что не пожелал расстаться с профессией, которая может его выдать, и продолжает работать врачом – вместо того чтобы стать кем-то неприметным, вроде корабельного повара. И я оказалась права. Он нанялся врачом по контракту на Кулак – под именем Уильяма Блока.

Стэн запустил карточки в считывающий аппарат и, по мере просмотра материала об астероиде Кулак, то бледнел, то серел, то покрывался холодным потом. Не будучи человеком трусливого десятка – вся его биография доказывала это, сейчас он здорово перепугался – и радовался, что Хейнз, занятая своими размышлениями, смотрела на него мало и рассеянно.

“Лучше бы я остался в отряде коммандос, – думал Стэн про себя. – Вероятность, что я так влипну, была меньше, чем десять тысяч к одному. Но не с моим счастьем...

– Ты слышал о планетке Кулак?

Еще бы он не слышал! Но Стэн не стал вдаваться в подробные объяснения – все это было до такой степени личное, болезненное. Кулак был малой планетой – очень крупный астероид с ядовитейшей атмосферой и с окружающей средой, убийственной для человека. Вертится на своей орбите где-то на самом краешке Галактики. Только одно представляло интерес на Кулаке – тамошние металлы кристаллической структуры были живыми, росли подобно растениям. Один из этих металлов был неправдоподобно легкий и одновременно тверже любого металла или сплава, известного имперским ученым. Как раз его химические особенности и описание внешнего вида имелись на одной из карточек.

Но Стэн был отлично знаком с этим металлом, он собственными руками сделал из этого металла спрятанный в рукаве кинжал, что был его постоянным спутником. Кинжал был изготовлен еще тогда, когда Стэн жил на Вулкане – в тамошнем “Адском Котле”, тюремном секторе для провинившихся рабочих-рабов. В Адском Котле он работал в зоне номер тридцать пять, которая была точнехонькой копией всех прелестей убийственной атмосферы и прочих условий на Кулаке – вплоть до того, что там и там смертность среди работников была стопроцентной. И вот судьба подкидывает Стэну кошмарный сюрприз – необходимость как бы вернуться в Зону-35. Да, никогда в жизни он так не пугался, а уж жизнь пугала его и пугала – казалось, пора бы ей и устать.

Стэн усилием воли угомонил резь в желудке и продолжал просматривать содержание информационных карточек. После открытия астероида Кулак, обнаружившая его компания пыталась вести там разработки природных богатств, но сочла это нерентабельным и опасным и забросила тамошние шахты. Через несколько лет независимые шахтеры, закаленные мужчины и женщины, возобновили работы – не пропадать же добру! Работа на Кулаке не относилась к разряду легких, поэтому за врача, изъявившего работать там, да еще целых два земных года, вцепились руками и ногами. А поскольку большинство шахтеров сами были отпетыми уголовниками, которые скрывались на краю Галактики от имперской полиции, то лишних вопросов Харсу Стинберну никто не задавал, хотя наниматели отлично понимали – от хорошей жизни на Кулак не летят. Про Кулак говорили, что там даже к государственным изменникам отнеслись бы не строже, чем к прохиндею, который забыл уплатить налог на поддержку сирот.

44
{"b":"2584","o":1}