ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Серия процессов была отупляющей. По крайней мере Хейнз имела возможность выступить свидетелем в суде. Стэн тоже давал показания, но, как доверенное лицо Императора и секретный служащий, он свидетельствовал из опечатанной комнаты и голос его был изменен электронными средствами, чтобы никто не мог его узнать.

Как ни старались адвокаты заговорщиков, как ни пытались доказать, что обвинения подтасованы, девяносто пять процентов их подзащитных были признаны виновными в государственной измене, которая каралась смертной казнью.

Даже те пять процентов заговорщиков, что были оправданы и уцелели, не избежали императорской мести. Скажем, только накануне в новостях промелькнуло короткое сообщение о том, что недавно отпущенный на свободу видный промышленник погиб при странных обстоятельствах – его яхта взорвалась...

Хейнз пресекла все мысли в этом направлении. Сейчас она наслаждалась райской благодатью отдыха и не хотела думать о мерзком. Для нее даже санкционированное Императором убийство не переставало быть убийством.

Солнце медленно клонилось к закату, Хейнз дремала, и в ее сознании шевелились томные мысли...

Раздался какой-то шум – приближался летательный аппарат. Хейнз стряхнула дремоту и потянулась за простыней. Тут она узнала в водителе гравитолета Стэна – и оставила простыню в покое. Ее томные мысли обрели более четкие очертания.

Стэн пришвартовался, зашел сперва в кухню, взял банку пива и вышел к своей подруге на палубу.

– Как дела? – спросила она.

– Бог их знает, – сказал он. – И плохо, и хорошо.

– Располагайтесь рядом и докладывайте, капитан.

– Начну с хорошей новости. Меня повысили.

– О, за это стоит выпить! Раздевайтесь, майор!

Стэн подчинился приказу, разделся и лег рядом с голой Хейнз. Он заурчал от животного наслаждения, перекатываясь на солнце. Хейнз переждала, пока он дурачился, затем строго сказала:

– Давай, Стэн, не томи. Рассказывай!

* * *

В этот день действительно смешалось хорошее и дурное. После того как “Нормандия” вернулась на Прайм, Стэн занял прежний пост командира отряда гурков, но то и дело его откомандировывали для выполнения особых заданий – в том числе давать показания в суде.

Количественный состав отряда гурков был восстановлен, и на время отсутствия Стэна ими формально командовал Читтаханг Лимбу, хотя на самом деле он пока залечивал раны в госпитале.

Стэн только ночевал во дворце, да еще залетал туда перекусить. Несколько случайных встреч с Императором в коридорах носили тревожащий капитана характер – были короткими и очень официальными.

Но этим утром властитель вызвал его к себе.

Пока Стэн входил в его кабинет, отдавал честь и докладывал о своем прибытии. Император молча неподвижно сидел за своим рабочим столом. Прошло довольно много времени, прежде чем он заговорил.

Стэн примерно предполагал, о чем пойдет речь. Но он ошибся.

– Капитан, вы готовы отправиться на войну? – внезапно спросил Император.

Стэн заморгал глазами. В голове мелькнуло несколько вариантов ответа. Все показались ему глупыми, и он промолчал. И оказался прав – вопрос был риторическим.

– Выслушайте мое предсказание, капитан, – продолжал Император. – Но пусть останется между нами. В ближайшие пять лет война с Таанским Союзом неизбежна.

Вид у Императора был довольно грустный.

– Ладно, капитан Стэн, вольно. Садитесь.

Стэн испытал некоторое облегчение. Он решил, что Император вряд ли предложил бы человеку сесть перед тем, как отправить его в отставку.

– Ну-с, капитан, что думаете?

Стэн был вконец озадачен. Как всякий профессиональный военный, он свято верил в ту несколько нелогичную истину, что дело любого солдата любыми способами избегать войны.

Император продолжал вещать:

– И эта война будет страшной, уж поверьте мне. Да-да. Разведка докладывает, что таанские доки работают на полную мощность – вооружают все космические корабли, вплоть до прогулочных яхт. И таанцы скупают АМ-2 – где угодно, у кого угодно и по любым бешеным ценам. Я запретил рассказывать об этом в программах новостей, но на границе уже произошло множество стычек между таанцами и нашими патрульными кораблями. Впрочем, зачем я не говорю всей правды! Все разведывательные корабли вернулись продырявленными.

Император достал из ящика стола фляжку. Стэн еще больше успокоился. Раз властитель пригласил его сесть, а теперь, может, и выпивкой угостит – дела не так уж плохи для Стэна. Возможно, он сохранит свои капитанские лычки.

– Я так старательно избегал вас, капитан, – сказал Император, – потому что старался поменьше думать о том страшном событии, которое повлекло за собой теперешние осложнения. Говоря по совести, все, кто был как-то замешан в заговоре, попали в мой черный список. Если ты Император, ты всегда прав, и горе тому, кто видел твои ошибки.

Он наполнил два металлических стаканчика, и Стэн узнал запах стрегга.

– К этой штуке хоть и не сразу, но привыкаешь, – промолвил властитель, но Стэну стаканчик пока не предлагал. – Помните, как мы набрались в День Империи?

Стэн помнил.

– А помните, что я вам тогда сказал?

Стэн не забыл.

– Ладно, я сделаю следующий шаг вместо вас. Император взял со стола несколько листков бумаги с приказами и положил перед Стэном.

– Не трудитесь читать сейчас. Говоря коротко, вы получаете новое назначение. В летную школу. Так-то вот... Кстати, как зовут вашего друга-толстячка?

– Старший сержант Килгур, Ваше Величество.

– Да, он самый. Вас не удивило его внезапное исчезновение?

Алекс действительно неожиданно исчез месяца полтора-два назад.

– Я сорвал его с места, потому как до меня дошли слухи, что он вознамерился жениться. На какой-то бабенке из полиции. Болван. Разве сорвиголовы вроде него, которые так часто играют со смертью, имеют право жениться? Впрочем, он сейчас вроде бы не горюет – осваивает ремесло быть важной персоной.

Парень теперь больше не сержант. Я его произвел в мичманы. Раз уж он остается служить в космофлоте, где сословная система цветет махровым цветом, не хочется, чтобы офицеры затирали такого парня.

Император в задумчивости поднял свой стаканчик и произнес:

– Капитан, а теперь я бы не возражал, если бы вы встали по стойке “не очень вольно”.

Стэн взмыл со стула и вытянул руки по швам.

– Касательно вас... – Император выдвинул ящик стола и выудил оттуда маленькую голубую коробочку. – Вы у нас теперь майор. Вот ваши знаки отличия. – Он толкнул коробочку по столу в сторону Стэна. – А сейчас можете наконец взять стаканчик.

Стэн подчинился.

– Я хочу произнести тост. За вас, майор. Это последнее наше свидание. Больше мы никогда не свидимся – ни при каких обстоятельствах.

Император встал.

– Итак, ваше здоровье, майор Стэн.

Стэн выпил. Сейчас стрегг показался ему не крепче воды.

* * *

Пока Хейнз обдумывала все рассказанное – за вычетом уверенности Императора в неизбежности войны, о чем капитан умолчал, Стэн допил пиво и пошел в дом за добавкой.

– Да, я узнал еще одно, – сказал он, вернувшись и садясь рядом с подругой. – Ты тоже получишь какое-то повышение.

Но Хейнз думала совсем не об этом.

– Выходит, ты покидаешь нас, чтобы стать курсантом, летного училища? Когда?

– Когда?.. Между прочим, есть еще одна хорошая новость, – сказал Стэн. – Похоже, у меня завелись кое-какие деньжата.

Дело заключалось в том, что высланные Идой деньги наконец дошли до него. И теперь у новоиспеченного майора появились такие пачки банкнот, какие ему и не снились.

– Прежде чем я поеду учиться, а ты приступишь к работе на новом месте назначения, – закончил Стэн, – мы с тобой устроим себе долгий-предолгий отдых в каком-нибудь шикарном спокойном месте.

Хейнз улыбнулась, отпила из своего стакана и подмигнула возлюбленному:

– Эй, солдатик, не хочешь подурачится?

Стэн рассмеялся и опустился на колени рядом с ней. Она притянула его к себе, и он ощутил прикосновение ее грудей и губ, а потом – потом было только дурманящее тепло его величества солнца.

69
{"b":"2584","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Капитан жизни. История self-made миллионера, который встал у руля своего успеха
Ведьма и бесполезный ангел
Методика доктора Ковалькова. Победа над весом
Невеста по приказу
Счастье для людей
Записки неримского папы
Лунный календарь на 2019 год
Бешеный прапорщик: Вперед на запад
Победителей не судят (СИ)