ЛитМир - Электронная Библиотека

— Очевидно.

— Протектор Редрут мало кому позволяет носить оружие, — сказал Селидон. — Но поскольку вас почти наверняка пригласят работать на наше правительство, вряд ли с этим будут проблемы. Спасибо за честность.

Иоситаро развел руками:

— Я еще не забыл, на кого работаю.

— Хорошо, — сказал Селидон. — Растяпы, которые не нашли это оружие, будут наказаны. Но я хочу вот что посоветовать. Не носите какое бы то ни было оружие, даже нож, в присутствии Протектора. Он… нервничает.

— Спасибо за предупреждение.

Селидон подошел к буфету и открыл его.

— Выпить хотите?

— То же, что и вы.

— Это тройной травяной чай, — сказал Селидон, наливая два стакана из металлического чайника. — Он помогает мне думать. — Он протянул один стакан Ньянгу. — Да, вы служили Протектору… и его мирам… долгие годы.

— И я был вознагражден за это, — ответил Иоситаро.

— Ваше вознаграждение ждет вас на Лариксе, в наших самых надежных сейфах, — поправил Селидон. Он сделал глоток и поглядел на Ньянгу. — Вы, должно быть, рано занялись своей… профессией. Я ждал кого-то постарше.

— К несчастью, я старше, чем выгляжу, — парировал Иоситаро.

Селидон подождал дополнений и разъяснений, но понял, что их не последует.

— Я отправился с группой приема, поскольку решил, что нам с вами надо поговорить прежде, чем вас приветствует Протектор Редрут.

Ньянгу сделал заинтересованное выражение лица, но промолчал.

— Думаю, вы знаете, что автократы весьма подозрительно относятся к своим шпионам, особенно главным шпионам. И не без причины.

— Разумеется.

— Возможно, вам будет интересно узнать, что я не только командую вооруженными силами, но уже шесть месяцев возглавляю разведку Протектора. Эта последняя должность мне не по душе, и я занимаю ее только в силу необходимости. Человек, занимавший ее до меня, считал себя крупным специалистом по макиавеллиевской тактике. Я заметил, что те, кто громко и с гордостью объявляют себя интриганами, обычно кончают жизнь с изумлением на лице и куском стали между шестым и седьмым ребрами. Но это так, к слову. Этот умник решил поиграть с Протектором в политику против меня. Не знаю почему. Ябыл вполне занят и доволен своими обязанностями, и ни он, ни его должность мне были совершенно ни к чему. Так или иначе, он стал представлять угрозу, и мне пришлось с ним… разобраться. Так что теперь его обязанности включены в мои, а он — лишь пыль на ветру. Я объясню, какое отношение это имеет к вам. Я полагаю, что Протектор Редрут предложит вам должность в правительстве, скорее всего в ранге лейтера. Он захочет, чтобы вы были его специальным советником по камбрийскому вопросу, и если вы будете хорошо работать, вас продвинут. Так вот, если это случится, не забывайте, что произошло с вашим предшественником, который считал себя таким ловким, и умерьте ваши амбиции. — Селидон холодно улыбнулся. — Мы подойдем к Лариксу через два прыжка. Мой сотрудник проводит вас в более удобную каюту. Можете ходить на корабле куда захотите. Добро пожаловать на Ларикс и Куру, Эб Йонс.

Иоситаро встал, поклонился и последовал за женщиной.

«Идиот, — думал он. — Сначала говорит мне, что хитрецов всегда кто-нибудь да обхитрит, а потом сам это же и делает. Будто я не встречал достаточно дураков с собственными группировками, чтобы не знать, что за мной будут наблюдать. Но все равно надо вести себя очень осторожно».

Глава 6

Ларикс / Ларикс Прима

В порту Ньянгу и Селидона подобрал лимузин с военной символикой. После множества приветствий он взлетел. Иоситаро заметил, что корабль сопровождали два вооруженных «жукова», и спросил, в чем была опасность.

— Никакой опасности, — ответил Селидон. — Протектор считает, что любое появление члена правительства на публике должно сопровождаться демонстрацией мощи. При этом рабочим есть не только чем восхититься, но и над чем задуматься, если они замышляют хоть малейшее нарушение.

Агур был городом-монолитом. Его громоздкие многоэтажные здания часто занимали целые кварталы. Казалось, что их не построили, а просто вылили на землю из какого-то сосуда. Голый бетон был обычно выкрашен в коричневый или голубой цвет, а единственным украшением зданий были нарядные разноцветные вывески расположенных внутри предприятий.

Лимузин пролетел метрах в десяти над улицей, сирена выла во всю мощь. Ньянгу видел пешеходов и людей в маленьких транспортных средствах типовой конструкции. Подъемников в воздухе было мало.

— Протектор предпочитает, чтобы люди пользовались наземным транспортом или нашим весьма эффективным метро, — сказал Селидон тоном официальной публикации. — Подъемники, как правило, оставлены для официальных дел или, в более крупном варианте, для того, чтобы отвозить граждан в колизеи или загородные зоны отдыха.

Люди носили яркую одежду часто плохо сочетающихся цветов, которая выделялась на фоне унылых зданий. Ньянгу не мог сказать, были ли они счастливыми, грустными или сердитыми.

— Да, из чистого интереса, — спросил Ньянгу, — как вы поступаете с преступниками и диссидентами? Репрограммируете?

Селидон холодно улыбнулся.

— Нет, нам редко приходится этим заниматься, — ответил он. — И мы используем термин «социально неприспособленные». Протектор не считает нужным позволять им жиреть за счет общества, бездельничая в тюрьмах и строя планы незаконного обогащения после освобождения. Вместо этого их посылают на тяжелые физические работы в опасных зонах. Шахты на дне моря, станции на спутниках и тому подобное. Те, у кого сроки поменьше, если они их переживают, обычно не представляют угрозы обществу. Что касается диссидентов… Настоящие диссиденты были в прошлом поколении. А остальные… Да вы все сами увидите.

Ньянгу сам когда-то был угрозой обществу. Да и сейчас, по меркам Ларикса, он точно был диссидентом. Он задумался над словами Селидона.

Через несколько минут Селидон ткнул его в бок:

— Вон дворец Протектора.

Он находился посреди города и занимал территорию диаметром в три-четыре километра. Огромное здание в центре в стиле рококо было грандиозно на зависть любому диктатору: сплошные шпили, купола, разноцветные пузырьки и странные башенки.

Иоситаро решил, что когда-нибудь, если у него будет шанс и достаточно взрывчатки, он нанесет по нему удар ради всех архитекторов Вселенной.

— Вы не догадываетесь, почему вас разоблачили? — спросил Протектор Ален Редрут. В громадном кабинете было только два человека. По крайней мере, Иоситаро мог видеть только двоих. Он предполагал, что Редрут был не настолько глуп, чтобы встречаться с кем-то без вооруженного прикрытия, и мог только гадать, сколько стрелков спрятано за стенами.

Редрут был ниже среднего роста, лет ему было сорок с небольшим, и он лысел. Вида он был кроткого, только вот в глазах был странный неподвижный блеск.

— Вообще-то, догадываюсь, сэр, — ответил Ньянгу. — Одна из моих агентов, находившаяся под наблюдением, связалась со мной, чтобы сообщить, что силы Конфедерации планируют еще одно наступление. У меня для такой связи были промежуточные станции в космосе, и они сумели проследить сигнал до моей базы. Я успел только задействовать механизмы самоуничтожения и сбежать прямо в том, что на мне было.

Редрут наклонился поближе:

— Куда они пойдут, Йонс? Ваш агент успела вам сообщить?

— Я получил только обрывок, — соврал Ньянгу. — Они затребовали карты для запасной точки прыжка в систему Ларикса, поскольку их первая попытка не удалась. Агент ничего не сказала о том, когда именно будет вторжение.

— И в чем задача Корпуса?

— По словам агента, один из них сказал другому что-то насчет «бригады по слому». Полагаю, это значит, что они пришлют что-то вроде группы саботажников, — сказал Иоситаро.

Редрут сжал губы.

— Мы будем готовы, — твердо сказал он. — Мы остановим их в космосе, как в прошлый раз, и на этот раз разрушим их корабль или корабли.

10
{"b":"2585","o":1}