ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
S-T-I-K-S. Территория везучих
Взлет Роя
Ты письмо мое, милый, не комкай
Не смогу жить без тебя
Траектория полета
В партнерстве с ребенком. Как слышать друг друга и вместе находить решения
Книга радости. Как быть счастливым в меняющемся мире
Мозг подростка. Спасительные рекомендации нейробиолога для родителей тинейджеров
Я сбилась с пути

— Спроси их, не хотят ли они меня навестить.

— Как скажете, сэр.

Если он изобразит сексуально озабоченного дурачка, то, возможно, что Селидон и Редрут воспримут его менее серьезно. Ньянгу надеялся, что так он умно все планировал, а не находил оправдание своим развратным наклонностям.

На следующее утро на удивление хорошо отдохнувший Иоситаро встретился со своими телохранителями, которые были именно такими, как он хотел, — большими, молчаливыми, страшными и, он надеялся, такими же тупыми. Он расспросил их о подготовке и узнал, что оба они имели опыт в драках, и не более того. Во всяком случае, так они сказали. Один из них сказал, что они будут рады помочь Ньянгу с безопасностью. Тот ответил, что, кажется, уже разобрался с этим.

— Обычно лейтеры считают необходимым, — сказал телохранитель, — иметь сотрудников — бывших военных, например — которые занимаются мелочами, на которые у нас не хватает времени. И потом, они в форме и лучше выглядят для публики.

— Какими мелочами? — поинтересовался Ньянгу.

— Они проверяют, нет ли бомб в автомобилях, расчищают вам дорогу на мероприятиях и вообще заботятся о том, чтобы те, кого вы встречаете, знали, какая вы важная персона.

— Я пока подожду, чтобы найти нужных людей, — соврал Ньянгу. Он подумал, что шпионить на чужой планете достаточно сложно и без целой свиты. Он обойдется тем, что уже есть.

Разобравшись с личными потребностями, пора было браться за работу как для себя, так и для Редрута.

— Кем вы работаете? — спросил Ньянгу.

— Привратником, сэр.

— Извините за глупый вопрос, но непохоже, чтобы предприятия в этом квартале нуждались в охране. Ни одно из них, кажется, не является правительственным.

— Нет, сэр. Я наблюдаю за социально неприспособленными, смотрю, кто уходит и кто приходит, и докладываю обо всем подозрительном.

— Вам нравится ваша работа?

Коренастый привратник огляделся по сторонам, но когда Ньянгу улыбнулся, почувствовал себя увереннее.

— Ничего работа, сэр.

— У вас, кажется, акцент.

— Да, сэр, то есть, наверное, сэр. Я с Куры. Простите за дерзость, сэр, но у вас акцент ничуть не меньше, чем у меня.

Телохранители Иоситаро нахмурились, но при виде его улыбки их лица разгладились.

— Хм, Кура. Я там еще не был, но слышал, что это в основном сельская местность, джунгли и фермы.

— Верно, сэр.

— Должно быть, для вас была большая перемена — переехать на планету с таким количеством городов, как Ларикс.

— Да, сэр, большая.

— Вы когда-нибудь хотели вернуться?

Его собеседник ужаснулся:

— На Куру? Господи, конечно нет. Прошу прощения, сэр.

— Почему? Там такая тяжелая жизнь?

— Нет, сэр. Там совсем не так, как на Лариксе. Маленькие деревни, почти нет городов. Большие семьи, так что все знают друг друга и стараются помочь, если есть какие-то проблемы. Но…

— Продолжайте, — сказал Ньянгу.

— Ну, во-первых, там призраки.

— Какие призраки?

— Извините, сэр, — сказал привратник. — Не хотел об этом упоминать, даже если все так думают. Я знаю, это все неправда, уомбли давно исчезли, а может, их и не было никогда.

Иоситаро хотел спросить, что такое, черт возьми, уомбли, но решил, что лучше это выяснить потихоньку потом.

— Я почему не хочу возвращаться, сэр, — продолжал его собеседник. — Все находится в Лариксе, и если ты здесь пробьешься, особенно в Агуре, то ты чего-то стоишь, сэр.

— Вы староста квартала?

— Да, сэр. — На женщину явно произвело впечатление, что она беседует с таким важным лицом, как лейтер. — Уже шесть или семь лет.

— А что случилось с прежним старостой?

— Не знаю, сэр. Говорят, он не прислушивался к тому, что говорят люди.

— А вы прислушиваетесь?

— Точно, сэр. Не хочу хвастаться, но думаю, что это такие люди, как я, обеспечивают безопасность Протектора Редрута, благослови его Бог. Особенно от камбрийских шпионов.

— Без всякого сомнения, — согласился Ньянгу.

* * *

— Так что от старост кварталов эти рапорты попадают к вам? — спросил Ньянгу.

— Да, сэр, — ответил его собеседник, худой мужчина, и указал на свое безупречно чистое рабочее место. — Заметьте, никакой необработанной документации. Я читаю рапорты и передаю их на следующий уровень в течение суток, а как правило, даже в течение нескольких часов. Потом, если мой начальник сообщает, что с кем-то надо побеседовать или… еще хуже, я отправляюсь со стражей и помогаю их забирать, если так было приказано. Я слежу, чтобы все в квартале знали, что случилось, и выдаю награду старосте, который первым информировал меня о социально неприспособленной личности.

— Все районные рапорты сводятся воедино, — деловито объяснял его следующий собеседник, — потом сводка отправляется в… — он оборвал фразу.

— Можете употребить это слово, — сказал Ньянгу.

— В разведслужбу Протектора. А там на их основе оценивают обстановку.

— Предположим, количество жалоб на… Вы, наверно, называете это социальными нарушениями — извините, я пока только учусь терминологии — удвоилось. Что случится тогда? — спросил Ньянгу.

— Тогда весь район наказывают — урезают их дополнительные рационы или даже отказывают им в разрешении провести летний отпуск в зонах отдыха. Иногда мы даже лишаем их права посещения и просмотра спортивных мероприятий. Как вы наверняка знаете, это важный район. У нас здесь на полную мощь работают верфи. Так что мы наблюдаем за всеми очень тщательно.

— Ясно, — сказал Иоситаро. — А если из района поступало меньше жалоб, чем обычно?

— Возможно, увеличится количество малых льгот, — ответил чиновник. — Или, скорее всего, на их дисплеи передадут поздравительное послание от Протектора Редрута. У нас хранится несколько вариантов таких записей.

«Сукин сын, — подумал Ньянгу. — Эти поганцы все друг на друга стучат и тиранствуют: чем выше уровень, тем больше. Это как болезнь, и у всех у них температура».

— Сразу несколько человек, с которыми я разговаривал, упоминали камбрийских шпионов, — сказал Ньянгу.

Они были в квартире Селидона — такой же полупустой, как его каюта на корабле. Селидон улыбнулся.

— Да, и что?

— Насколько мне известно, камбрийцы только недавно начали засылать шпионов на Ларикс, — сказал Иоситаро. — А откуда взялись эти? Я о них никогда не слышал.

— У Протектора Редрута необычайная способность вынюхивать шпионов из других систем, — ответил Селидон. — Он уже два или три года выявляет камбрийские шпионские сети. До этого нас сильно беспокоили анархисты с миров Конфедерации. К счастью, Протектор обнаружил и уничтожил их и не позволил им отравить обстановку.

— Понятно, — сказал Иоситаро.

— Обычно предатели появляются, когда у Протектора возникает интерес к какому-то району. Вполне понятно, что предполагаемый враг творит ужасные дела и этим оправдывает беспокойство Протектора.

— А вы, очевидно, уверены, — заметил Ньянгу, — что эти комнаты Протектор не прослушивает.

— Ничего подобного я не предполагаю, — ответил Селидон. — Я преданный слуга Протектора, и мне нечего бояться.

— Боже, опять? — прошептала блондинка.

— Хочешь, чтобы я остановился, Эниде?

— Нет, я просто… устала, пытаясь угнаться за тобой. Мне еще двадцати нет, а тебе сколько, под тридцать?

— Немного побольше, дорогая.

— Ты никогда даже не выглядишь усталым.

— Это все гигиена и святость характера.

Эниде хихикнула:

— У меня нога выскочила. Привяжешь опять?

Ньянгу надеялся, что Эниде просто глуповата, а не пытается постельными разговорами заставить его сбиться в легенде. Он предпочитал тупых агентов тупым контролерам. Ему вовсе не хотелось из-за недоразумения попасть на допрос третьей степени.

12
{"b":"2585","o":1}