ЛитМир - Электронная Библиотека

Следующие три дня Иоситаро ждал, не поднимется ли тревога, не ответят ли на сигнал его коммуникатора пеленгаторы. Никакой реакции не последовало, во всяком случае, он ничего не заметил.

Он вернулся в Агур к своим обязанностям — снова начал путешествовать по Лариксу, стараясь увидеть и оценить как можно больше.

Вторым пунктом в его программе стояло посещение гвардии Протектора, элитной охраны дворца. Он выразил интерес к тому, что двигало гвардейцами, из каких слоев общества они происходили, могли ли их совратить печально известные «социально неприспособленные». В основном они делились на две категории. Одни фанатически верили, что жизнь прошла не зря, если удастся прикрыть Протектора своим телом от бластера. Но была горстка тех, кто прикидывался преданным, а тем временем холодно оценивал шансы и держался поближе к власти.

Этими последними, по очевидным причинам, он очень интересовался и пытался найти способ использовать их.

Что бы он им ни сказал, это не должно было сгодиться для доказательства его предательства.

Ньянгу возвращался к лимузину, где его ждали телохранители, когда к нему подошла шикарная рыжеволосая женщина с нашивками сотой группы.

— Лейтер Йонс? — в ее улыбке виделся какой-то намек.

— Да? — он вежливо улыбнулся, восхищаясь ею и стараясь понять, почему от ее вида у него в голове завыла тревожная сирена.

— Вы меня помните?

— Нет, я… — Ньянгу замолчал. Он вспомнил.

— Я Маев, — сказала рыжая. — Мне показалось, что я тебя узнала еще утром, когда ты осматривал гвардию. Мы с тобой крутили роман еще рекрутами, когда лейтер Селидон захватил наш корабль «Малверн» по пути на Камбру. Тогда ведь тебя звали Ньянгу Йоши-как-то-там, верно? Как ты сюда попал?

Глава 9

Kypa / Kypa Четыре

В борту камбрийского истребителя келли-класса открылся люк, вылетел дротик размером не больше человека и помчался вниз к Куре Четыре.

— Кошмарная разведка, — сказал Дилл из-за спины капитана «Парнелла» мила Лискеарда.

— Точно, — согласился Аликхан. — Должны быть данные от шпионов, снимки со спутников.

— И пара разведчиков на земле, чтобы проверить обстановку перед высадкой боевого отряда, — добавил Гарвин.

— Почему бы вам, обормотам, не отвалить с моего мостика? — проворчал Лискеард. — Когда ты критиковал мое умение пилотировать на подлете, и то лучше было.

— Это не ко мне, — ответил Гарвин. — Я знаю свои полномочия.

— Мысль интересная, — заметил Дилл. — Когда найдешь мои, расскажешь?

— Как прикажете, сэр, — сказал Аликхан. — Можете открыть файл по вашим недостаткам, и я с радостью надиктую текст. Массу текста.

— Отличная идея, — проворчал артиллерийский специалист, работавший за панелью по соседству с Лискеардом. — Господа, может, все-таки вы дадите мне подлететь и не попасть под обстрел.

* * *

«Парнелл», один из первых четырех истребителей, построенных на Камбре, представлял собой компромисс между тем, что было необходимо, чего хотел Корпус и что можно было срочно построить. Для кораблей этого класса, по сути, использовали чертежи стандартного судна планетного патруля, но увеличили его по всем измерениям. На корабле был экипаж в двадцать человек, четыре противокорабельных ракеты «годдард» в гнездах под носом, пара башенок с пушками и четыре противоракетные установки «тень».

Каждая из верфей Камбры, усовершенствованных и расширенных после мусфийской войны, могла в месяц выпускать один такой истребитель. Еще месяц требовался на внутреннее оборудование. Кораблей больших размеров сейчас пока не строили: расходы на постройку и материалы увеличивались не в арифметической прогрессии, а по экспоненте.

С какой скоростью строили корабли на Лариксе и Куре и насколько они были велики — не знал никто. Но все предполагали худшее — на войне так было надежнее всего.

— И чего тебе надо? — вежливо поинтересовался Бен Дилл у мусфия.

— Узнать, почему ты ведешь себя как идиот.

— Я всегда так делаю.

— Ты пилот, — сказал Аликхан, — а вызвался на задание для пехоты. Это глупо.

— Я уже сказал Гарвину на Камбре, — ответил Дилл, — я соскучился. Давно не было никаких неприятностей.

— Понятно, — отозвался Аликхан. — Да, глупо. Но не глупее, чем мне вступать в Корпус. Почему ты меня не спросил, не хочу ли я быть глупее, чем я есть?

— Честно говоря, — задумчиво сказал Дилл, — мне это в голову не пришло. Но даже если бы пришло, вряд ли я бы тебя взял. Что будет, если на Куре нас засекут? Ты не думаешь, что у кого-нибудь может и крыша поехать, если они увидят у себя в джунглях этакое чудовище с коричневой шкурой?

— С термином «крыша поехала» я незнаком, — заметил Аликхан, — но могу догадаться о его значении. Но почему это должно удивить больше, чем десять странно одетых и до зубов вооруженных людей, которые шляются вокруг и ищут, что бы уничтожить?

— Хмм, — отозвался Дилл. — Замечание верное, и я даже не хочу обдумывать такую возможность. Извини, что не дал тебе шанса погибнуть, Аликхан. Но ты вот о чем подумай. Ты ведь будешь забрасывать нас на «велве», верно? А ты хороший пилот. Пожалуй, второй после меня. Так что когда мы начнем звать на помощь, будет кто-то, кто не обделается в штаны и сможет нас забрать.

— Никак не пойму, почему людей так заботят экскременты, — ответил Аликхан. — Я принимаю твое извинение, и когда понадобится вас забрать, я там буду — неважно где, когда и для чего.

Через две смены, когда десантники РР пытались убедить самих себя, что им нравится жить на головах у экипажа «Парнелла», что они бесстрашны и эта непонятная миссия их не беспокоит, в маленькую грузовую каюту, которую они заняли для своих нужд, гордо вошла техник беспилотного разведчика.

— Мил Янсма, сэр, — сказала она, — смотрите и восхищайтесь. Смотрите и восхищайтесь.

— Разведчик вернулся?

— Не просто вернулся, но никто там даже не догадался, — ответила она. — Нет, вы смотрите и восхищайтесь!

— Ладно, команда, — приказал Гарвин. — Разворачивайте запись. Будем решать, где мы за них возьмемся.

Куру Четыре выбрали потому, что предвоенные данные разведки указывали на нее как на самую населенную планету системы, хотя всем четырем планетам еще тысячелетие не придется беспокоиться о перенаселении. Беспилотный разведчик сделал восемь витков вне атмосферы от полюса к полюсу с целью съемки. Ночью вылет был повторен с использованием усиленного освещения и инфракрасных лучей.

Команда разглядывала развернутую перед ними проекцию Куры Четыре — голограмму диаметром примерно в метр.

— Одиннадцать крупных городов, — сообщила Моника Лир.

— Двенадцать, — поправил Фрауде. — Вон там, у южного полюса, еще одно световое пятно.

— Выведите по очереди все эти районы, — распорядился Гарвин.

— Есть, сэр, — ответила техник, и голограмма сосредоточилась на одном районе, потом на другом.

— Этот не годится, — сказал Дилл. — Похоже, он построен на единственном открытом месте на всей планете.

— И вон тот тоже вычеркнем, — заметила Лир. — Прямо на полуострове, некуда даже убегать, когда обстановка накалится.

— А как насчет этого?

— Годится.

Пригодными сочли еще три зоны и начали исследовать их подробнее.

— Вот этот, — решил Гарвин, устало моргая. — Это, похоже, крупнейший город на планете. Сколько там населения, миллион?

— Может, и больше, — ответил Фрауде. — Почти наверняка больше. Я просмотрел все возможные цели в увеличении. У этого хватает аэродромов, складов и чего-то на вид вроде военных арсеналов. Так что населения должно быть побольше, чем миллион.

— И он прямо на пересечении этих двух рек, — заметил Янсма. — Потом долина расширяется. А до моря сколько? Километров пятьдесят? И горы рядом с городом, есть, где спрятаться.

17
{"b":"2585","o":1}