ЛитМир - Электронная Библиотека

Вдали, по другую сторону залива, виднелся остров Шанс. Йонс решил установить камеру, чтобы записать взлет корабля Корпуса. Если время взлета будет отличаться от указанного в его рапорте, он направит уточнение, хоть оно и придет в систему Ларикса одновременно с кораблем.

Как и его хозяин Ален Редрут, он ожидал действий Корпуса.

— И чтоб никаких мне там героических подвигов, — бросил хаут Джон Хедли, долговязый заместитель командующего Корпусом.

— Это вы зря, — отозвалась Энн Хейзер. Они с Данфином Фрауде, физик и математик, были двумя из трех гражданских лиц среди деловитой суеты вокруг «велва». Они составляли недавно созданную секцию научного анализа, в необходимости которой Фрауде убедил командира Корпуса.

— Я никогда не стремилась изображать Горацию на мосту, — добавила Хейзер.

— Я обращаюсь не столько к вам, сколько к вашему коллеге. У него в исследованиях бывают самоубийственные порывы, — заметил Хедли. — Но вы тоже можете послушать. От гражданских всегда надо ждать какой-нибудь глупости.

— У меня хватает рассудка поберечь собственную шкуру, — ответил Фрауде.

Хедли недоверчиво фыркнул.

Командующий Корпусом коуд Ангара, невысокий серьезный мужчина лет пятидесяти, улыбнулся:

— Не обращай внимания. Он просто злится, что его самого я не отпускаю.

Хедли готов был ответить, но остановился, когда вошли мил Гарвин Янсма, командир разведки Корпуса, и сент Ньянгу Иоситаро, командир подразделения РР — разведки и рекогносцировки. Они приветствовали собравшихся.

Гарвин, крепкий мускулистый блондин лет двадцати пяти, напоминал героя с вербовочного плаката. Стройный темноволосый Ньянгу был на два года моложе. На древнем земном языке ки-суахили его имя означало «плохой», «опасный». По общему мнению, имя вполне ему подходило.

— Все на борту, кроме экипажа, — доложил Янсма.

— Проблемы есть? — спросил Хедли.

— Только одна.

Ньянгу удивленно посмотрел на него.

— Кроме этой парочки мы везем еще одного гражданского, — объяснил Янсма.

— Кого это? — недоумевающе поинтересовался Иоситаро.

— Тебя, кого же еще.

— Да ладно тебе с твоими шуточками.

— Никаких шуточек, — ответил Янсма. — Согласно официальным данным, срок твоей службы закончился. Четыре года ты у нас отвоевал, так что теперь пора расплатиться и отпустить тебя на поиски дела, достойного твоих талантов. Сортиры чистить, например.

Иоситаро ошеломленно покачал головой.

— Скажите ему, босс, — обратился он к Хедли, — у нас нет времени на эту ерунду.

— Нет, он прав, — отозвался Хедли, пряча улыбку. — Внимание к деталям хорошему солдату никогда не повредит. Придется тебя вычеркнуть из добровольцев, а?

Ньянгу молчал.

Хедли взглянул на него внимательнее:

— В чем дело?

Иоситаро ответил не сразу. Он внезапно осознал, что теперь по закону он был гражданским лицом. Он мог послать это задание куда подальше, как и грозился последние 3,99 года, с тех пор как мстительный уголовный суд загнал его в армию. Он мог остаться на гражданке. А что потом?

— Ох, черт, — выдавил он. — И что, вы хотите, чтобы я опять поднял руку и принес присягу?

— Не хочешь — не надо, — отозвался Гарвин. — Мы будем по тебе скучать, и все такое.

Хедли посмотрел на часы.

— Осталось еще немножко, — объявил он. — Есть пара минут послоняться вокруг с важным видом и укрепить моральный дух, и все такое.

— Ладно, будем считать, что я присягнул, сэр, — сказал Ньянгу Гарвину, своему непосредственному начальнику. — А теперь пойди, попрощайся со своей красоткой.

— Разрешите удалиться, сэр?

— Да иди уже, — бросил Хедли.

Гарвин отошел в сторону от толчеи. Там пребывало последнее гражданское лицо в этой толпе. Это была Язифь Миллазин — глава горнодобывающей компании «Миллазин», миллиардерша, которая при необходимости позволяла Корпусу использовать ее финансовые ресурсы.

Стройная как манекенщица, она была немного моложе Гарвина. Свои темные волосы она до сих пор оставляла нестрижеными. Какое-то время она встречалась с Гарвином, но потом, после смерти своего отца, разорвала их отношения по непонятной даже ей самой причине и вышла за одного из представителей класса рантье, такого же богача, как она сама. Этот короткий брак рассыпался вдребезги во время войны с мусфиями, и Язифь вернулась к Гарвину, хотя оба они не понимали, в каком направлении развиваются их отношения.

— Ну вот, — неловко проговорил Гарвин.

— Наверно, я должна радоваться, что ты вечно тянешься к опасности, — ответила Язифь, — а не колешься или не изменяешь мне направо и налево.

— Да это вовсе не опасно, — возразил Гарвин. — Мы просто потихоньку выглянем и разведаем обстановку.

— Врать ты так и не научился. Ладно, поцелуй меня, и я ухожу, чтобы никто не заметил, как я похожа на дурочку из какого-то любовного романа.

Гарвин выполнил приказ, и они крепко обнялись.

— Ты уж постарайся вернуться, ладно?

Гарвин молча кивнул. Язифь еще раз поцеловала его, высвободилась из его объятий и поспешила к своему роскошному скоростному мобилю. Он тут же взлетел, и Гарвин взглядом проследил за движением его навигационных огней через залив к особняку Язифи на острове Леггет.

В нескольких метрах от Гарвина наблюдал за этим Иоситаро. Рядом с ним стояла первый твег Моника Лир, старшая из сержантского состава разведки.

— Видишь, к чему приводят романы? — усмехнулся он. — С каждым разом все труднее прощаться.

Два месяца назад Иоситаро во второй и, похоже, последний раз расстался с Джо Пойнтон, своей подругой-политиком. Она подала в отставку из Планетарного правительства и уехала на другой остров, чтобы заняться скульптурой. Лир не ответила на его замечание.

— Нет, я не понимаю, босс, — сказала она. — Хедли направил вас обоих на задание. А что будет с разведкой, если вы не вернетесь?

— Как что? Придется тебе, наконец, принять офицерский чин, от которого ты столько отбивалась.

Лир ответила ворчанием, похожим на рычание хищника.

— Пошли, Ньянгу, все ждут только нас, — сказал Гарвин. Он отдал честь Ангаре, и вместе с двумя учеными они поднялись по трапу в «велв».

На борту «велва» было четыре пилота: Бен Дилл, недавно прошедший обучение по пилотированию мусфийских кораблей, Аликхан, еще один мусфий, Твем, который должен был управлять одним «аксаем», и Жаклин Бурсье — для другого «аксая». Экипаж «велва» составляли десять служащих Корпуса, в том числе и один мусфий. Почти все они были техниками.

— Хорошая команда, — сказал Ангара.

— Надеюсь, они достаточно хороши, чтобы достать то, что нам нужно, и вернуться, — вполголоса произнес Хедли.

Через пару минут двигатели «велва» ожили. Он поднялся с площадки и без всяких дополнительных запросов направился в космос.

Глава 2

Гиперпространство

— У меня, кажется, есть объяснение, почему Конфедерация про нас забыла, — сказал доктор Данфин Фрауде.

— Ты хочешь сказать, что она не развалилась ко всем чертям? Меня это утешает, поскольку платит мне она, — отозвался Иоситаро.

Он вместе с Аликханом, Фрауде и Хейзер сидел в кают-компании «велва». Дилл и Янсма были на вахте.

— Это правда или ты выражаешься фигурально? — поинтересовался Аликхан. — Спрашиваю потому, что теперь я буду сражаться за плату. Стоит мне переживать по поводу денег?

— Нет, он просто кокетничает, — заметила Энн Хейзер.

— Тогда, — продолжал Аликхан, — зачем нам беспокоиться по поводу Конфедерации?

— Разве ты не расстроился бы, — спросил Ньянгу, — если бы на твои письма домой вдруг перестали приходить ответы?

— Ты хочешь сказать, если бы все миры мусфиев вдруг исчезли? — Аликхан помолчал. — Ты явно говоришь о правительстве, а не о самом народе. Мы, мусфии, как вы, наверное, знаете, гордимся своей независимостью и способностью к самостоятельному мышлению. Но мы в какой-то степени обманываем сами себя. Так что, конечно, если бы я перестал получать известия с наших миров, то захотел бы узнать, что случилось.

2
{"b":"2585","o":1}