ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это точно, — согласилась Маев. — Мне уже попадались три лейтера, которые считали, что я отлично подхожу для охраны их постелей.

— А вот теперь четвертый. Только погоди, не бей меня сразу, — попросил Ньянгу. — Когда я инспектировал гвардию, то заметил, что у вас есть уж слишком преданные и рьяные ребята.

— Ага, — отозвалась Маев. — Мы их зовем Слава-или-Смерть. Но спокойно. Любой из них с радостью нас выдаст, если ему за это пообещают фотографию Редрута с автографом.

— Как думаешь, они достаточно тупые, чтобы, скажем, захватить космический корабль, если им сказать, что это такое тренировочное упражнение?

— Да если я им прикажу, они его в задницу себе вставят, — взволнованно ответила Маев. — Ты так собираешься уходить?

— Может быть. Пока я только строю планы, — признался Ньянгу. — Я еще не готов уходить.

— Отлично, — подытожила Маев. — Я попадаю к тебе в постель, плюс ты приобретаешь личную армию в два-три десятка дурачков С-или-С.

— Да, примерно об этом я и думал.

— Итак, я остаюсь на ночь, неподражаемый лейтер, а утром с трудом выползаю, потрясенная твоей мужественностью и страстностью.

— Тебе постель, а я устроюсь на подушках на полу, — ответил Ньянгу.

Маев в изумлении уставилась на него:

— Не валяй дурака. Думаешь, твои горничные, прачки, прислуга не заметят отсутствия следов на постели и не станут это обсуждать? И потом, я часто вспоминала, как мы проводили время на «Малверне». Это помогало от тошноты с партнерами, с которыми было совсем не так весело.

На следующий день, после того как Ньянгу прочитал и попытался понять неожиданное сообщение от Редрута, он познакомил громил А и Б с коммандером Стиофан и сообщил им о предстоящем увеличении охраны. Они, похоже, были не прочь, чтобы кто-то другой занялся мелочами, с которыми всегда связана охрана, а они могли сосредоточиться на том, чтобы угрожающе выглядеть для окружающих.

Ньянгу велел Керману, своему домоправителю, позаботиться о размещении Маев и ее людей.

— Я так полагаю, сэр, вы хотите разместить ее спальню рядом с остальными четырьмя?

— Мм… да. Во всяком случае, пока что.

Странно, но мысль о компаньонках стала внушать Ньянгу некоторое беспокойство. Пока, впрочем, он ее отбросил.

— Я уезжаю на инспекцию с Протектором.

На Кермана это произвело впечатление:

— С самим Протектором, сэр? Какая честь, сэр! И надолго это, сэр?

— Понятия не имею. Меня только что пригласили. Я даже не знаю, что будем инспектировать.

Протектор Редрут гордо улыбнулся. Его лицо, отраженное на поверхности плавильной печи, было необычно румяным. Под навесной конструкцией роботы быстро и уверенно продвигали корпус корабля через стадии сборки.

— Этот завод, — прокричал Редрут в ухо Иоситаро, — за шесть недель может выпустить военный корабль почти такой же большой, как мой «Корфе». На Приме таких кораблей еще три, и два строятся на Секундусе. Недурно, если учесть, что я приказал начать их строить всего два года назад, когда нарастали проблемы с мусфиями, и у меня хватило ума предсказать, что Лариксу и Куре понадобится дополнительная защита. Эти корабли будут началом моего боевого флота, который однажды достигнет сердца бывшей Конфедерации.

Ньянгу удивился, зачем Редрут показывает ему все это. Ответ он получил скоро:

— Когда мы по-настоящему нападем на Камбру — не так, как с этим комариным укусом, который вышел так удачно, — корабли вроде этого заполнят систему. Да, такие корабли… и другие. Так что не стоит сомневаться по поводу нашего успеха.

Редрут загадочно улыбнулся:

— Когда корабль закончат, завод прекратит производство и начнется переоборудование для более важных задач.

Он не стал пояснять, повернулся к Селидону и его свите и похлопал по плечу толстого потного директора завода.

— Этот человек хорошо поработал. Очень хорошо. Его повысят в чине до лейтера и вознаградят, чтобы вдохновить других.

Ньянгу показалось, что толстяк готов поцеловать Редрута.

На обратном пути в Агур Селидон просветил Иоситаро.

— У Протектора грандиозные идеи, — сказал он без малейшего восхищения в голосе.

— Мне об этом известно.

— О том, что показывали сегодня, вам неизвестно. Ньянгу заинтересовался:

— Завод, как сказал вам Протектор, предназначен для производства нового класса кораблей. Вы знакомы с типами боевых крейсеров Конфедерации?

Ньянгу был знаком с ними разве что по приключенческим холо, под которые дремал мальчишкой. Но Эб Йонс, который много времени провел на Центруме, наверняка что-то знал.

— Немного, — осторожно ответил он.

— Может, вы припомните наарон-класс?

— Нет, не припоминаю. Извините, но когда я был в Конфедерации, я больше пытался выяснить для Протектора конкретные экономические планы.

— Хм. Что ж, вам стоит поискать в справочнике «наарон», когда вернетесь в свой офис. Протектор Редрут планирует свои новые корабли длиннее как минимум на пятьдесят метров и с куда более тяжелым вооружением, чем этот класс. А потом его одобрения ждут еще более грандиозные проекты.

Иоситаро изобразил на лице сперва восхищение, а потом вопрос:

— Вы, похоже, этого не одобряете, командующий. Я не понимаю почему.

— Потому что Конфедерация, — медленно заговорил Селидон, будто объясняя что-то ребенку, — была великой империей. Чтобы обеспечивать гигантский флот, нужна империя. А флот — это не просто копии устаревших кораблей вроде «Корфе» и горстка дредноутов. Большим кораблям нужно большое обеспечение и большой эскорт. Конечно, я наверняка ошибаюсь, — продолжал Селидон, и Ньянгу понял, что он говорит для возможных микрофонов и жучков, — и Протектор Редрут вполне способен вести такой гигантский флот. А я сделаю все, чтобы ему помочь. Да, я уверен, что никаких проблем не будет.

Но лицо Селидона говорило совсем о другом.

Ньянгу прочел данные на экране, сжав губы. У наарон-класса повсюду были скрытые оружейные башни, а орудия стреляли противокорабельными и бомбардировочными ракетами вдвое больше «годдардов». Корабль был огромен — почти два километра в длину. Повсюду были противоракетные батареи. Пушек не было, но кому они нужны при такой орудийной мощи?

Потом он заметил примечание внизу:

«Производство прекращено из-за отсутствия маневренности в атмосфере и чрезмерной величины требуемого экипажа».

Все равно, — подумал он, — если даже один такой окажется в системе Камбры, он сможет причинить массу вреда просто стоя возле D-Камбры и выпуская ракеты.

В дверь постучали.

— Войдите, — сказал он высокомерно, как подобает лейтеру.

Вошла Маев в пижаме.

— Ну, как прошел день с его невыразимо замечательным величеством?

— Очень интересно. А у тебя как дела?

— Мило. Теперь я официально переведена под твое командование, живу в этом комплексе, получаю отдельное питание и средства на — обрати внимание — соответствующую одежду на усмотрение моего нового командира, то есть тебя. Примерно через день прибудут две дюжины самых рьяных и преданных гвардейцев Протектора. И у меня нашлось время познакомиться с твоими компаньонками.

Ньянгу очень надеялся, что не покраснел в этот момент. Хотя сам не знал, с чего бы ему краснеть.

— Лейтер Йонс, должна заметить, что вы просто извращенец. Сэр.

Теперь-то Ньянгу точно покраснел.

— Ваши штучки и игрушки, сэр, просто постыдны, — продолжала Маев. — Если б я это узнала прежде, чем согласилась на ваше… предложение, одному богу известно, что бы я ответила.

Ньянгу успел только заметить, что она улыбается, когда тревожно засигналил коммуникатор. Он нажал кнопку, и на экране появился замотанный офицер.

— Лейтер Йонс, сэр. Это штаб Протектора Редрута. Сообщение прямо от Протектора. Он рекомендует вам в течение часа приготовиться сопровождать его на борту корабля.

24
{"b":"2585","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Палач
Разрушенный дворец
Игра в матрицу. Как идти к своей мечте, не зацикливаясь на второстепенных мелочах
Арк
Как сделать, чтобы ребенок учился с удовольствием? Японские ответы на неразрешимые вопросы
Книга, открывающая безграничные возможности. Духовная интеграционика
Сабанеев мост
Су-шеф. 24 часа за плитой
Оружейник. Приговор судьи